Forbes
$64.59
72.41
ММВБ1993.35
BRENT49.58
RTS973.43
GOLD1321.33
Поделиться
0
0

Интернет-инвестор Дмитрий Алимов: «В России предсказать судьбу стартапа легче»

Интернет-инвестор Дмитрий Алимов: «В России предсказать судьбу стартапа легче»
Дмитрий Алимовфото предоставлено
Сооснователь ivi.ru и фонда Frontier Ventures, интернет-инвестор Дмитрий Алимов о том, стартапы в каких секторах сейчас перспективнее всего и как начинающему бизнесмену не наделать ошибок на пути к кошельку инвестора

Дмитрий Алимов занимается инвестициями в интернет-стартапы с конца 1990-х  сначала в группе «Спутник» Бориса Йордана, затем, после перерыва, в фонде ru-NET, вложившемся в «Яндекс»,  Ozon, Biglion. В 2009 году он основал вместе с Олегом Тумановым онлайн-кинотеатр ivi.ru, а в 2011-м они создали фонд Frontier Ventures, инвестировавший в ivi.ru, сайт краткосрочной аренды жилья TravelRent и другие проекты. Алимов рассказал Forbes, каких стартапов не хватает на рынке, как найти путь к кошельку инвестора и что получается, если в интернет приходят люди со стороны.

 Недавно закончился Techcrunch, где было почти полсотни интернет-стартапов. Что-то вам понравилось?

— Techcrunch — мероприятие качественное, с улицы туда не попадешь, так что выборка представительная. Я увидел много стартапов в сфере туризма, и это очень правильно. Глобальный туризм — десятки триллионов долларов, и почти все это уйдет в онлайн. Не только билеты и гостиницы, но и сопутствующие услуги — круизы, машины, резервирование ресторанов и т. д. и т. п. Много продуктов, на которые можно нанизывать разные бизнес-модели:  просто дистрибуция, услуги, связанные с контентом, и т. д. Получается множество возможностей.

Есть виртуализация услуг. А есть вещи, которые рождаются из интернета, без него не могут существовать в принципе. Например, мобильный сервис Hoteltonight.com — для тех, кто приехал в незнакомый город и хочет найти свободное место прямо сейчас.  Или Yelp — сайт, помогающий в любом городе найти рестораны, парикмахерские, любые заведения и узнать, что думают о них пользователи — твои друзья.

 Социальные сети и сами выходят на рынок туризма и, наверное, могут подмять под себя небольшие проекты?

— С одной стороны, соцсети помогают — дают дополнительный набор возможностей для компаний, собирающих мнения о гостиницах и прочих местах. Ведь ты склонен скорее поверить мнению о каком-то нью-йоркском отеле твоего друга Васи, чем точке зрения неизвестного тебе Джона Смита. Но с другой стороны, большие соцсети с их гигантскими возможностями для онлайн-проектов в туризме безусловно опасны. Есть модное слово Frenemy — друг и враг одновременно. Крупные интернет-компании иногда сами предлагают travel-продукты: вспомните, пару лет назад Google купила за $700 млн поисковик авиабилетов ITA Software.  Не поглотит ли тот же Google со временем сферу, куда вы вкладываете? Это вопрос, над которым надо всегда думать.

Возьмите, например, музыкальную отрасль. Почему мы развиваем кино-сервис ivi, но не занимаемся музыкой? Да хотя бы потому, что «Яндекс» делает хороший музыкальный продукт, на который даже не смотрит, как на источник выручки, — для него эта история, скорее, про повышение лояльности аудитории. Такой тип поведения должен заставить инвестора сильно задуматься.

 — Сайт TravelRent, куда ваш фонд вложил $2 млн, не может жить без доверия между туристами и хозяевами квартир: иначе первые не станут делать предоплату вторым. Основатель стартапа Tvil.ru рассказывал в своем блоге на Forbes, как он мучился с этой проблемой. Как дела у вас?

— Да, наш проект в том же сегменте, что твил, у нас сейчас в базе больше 30 000 предложений, в основном — по России и СНГ. Но проблема взаимного недоверия не только российская, с ней сталкиваются все игроки в этом сегменте. Нужно много экспериментов, чтобы понять, как ее решать, что работает, а что — нет. Например, мы предлагаем арендодателям застраховать риск порчи имущества в ВТБ-Страховании.

Нужно быть терпеливым и экспериментировать. Обычно мы рассчитываем, что «брейкивен» наступит на горизонте 3-5 лет.  Как ни странно, в России предсказать судьбу стартапа порой легче — когда есть пример большого международного успеха в сфере, которую ты открываешь для нашей страны. В онлайн-аренде частного жилья (а не гостиниц, как на booking.com) существует как минимум три игрока: американская airbnb (подробнее читайте здесь http://www.forbes.ru/tehno/internet-i-telekommunikatsii/60054-vzglyani-n... Forbes), европейская Wimdu и 9flats.com. Правда, это автоматически означает наличие конкуренции.

 Вы каждый день смотрите десятки стартапов. Есть отрасли, которые вам кажутся перспективными, а соответствующих стартапов нет?

— На том же Techcrunch я не увидел проектов в онлайн-образовании. А здесь грядет настоящая революция. Понятно, что это продукт, который можно прекрасно и легко доставлять онлайн. Косты низкие — а как заработать? Тут возможно множество бизнес-моделей. Например, контент бесплатный, деньги только за диплом. А может, победит модель с платой за премиальный контент.  Пока непонятно, какая модель монетизации станет доминантной, но достаточно очевидно, что большая часть образования уйдет в онлайн.

 Онлайн-трансляции даже самых умных лекций  не такая уж сложная и интересная вещь...

— Есть менее очевидная вторая компонента — улучшать качество образования за счет интерактивности, сделать его лучше, чем в офлайне. Посмотрел видео — и тебя сразу тестируют (программа тестирует, преподаватель только участвовал в ее разработке).  По результатам теста ты получаешь дополнительную информацию, и так далее. Для этого нужно один раз написать алгоритм и тиражировать его на широкую аудиторию, масштабировать, вот в чем красота этого бизнеса. Вместо преподавателя средней школы в захолустье вы получаете лучшего в мире лектора и «индивидуальное внимание» самого лучшего в мире виртуального преподавателя, проверившего свой метод на тысячах студентов. Это будет высшее и более чем высшее образование по минимальной стоимости. Меня это будущее очень сильно возбуждает, я хотел бы в нем участвовать, инвестировать в компании, которые делают в этой сфере интересные проекты.

 Вы как инвестор первым делом смотрите на проект или на команду?

— Команда для нас важнее идеи. Мы, скорее, будем разговаривать о полуглупых идеях с интересными людьми, чем про хорошие идеи с теми, с которыми нам, скорее всего, не понравится делать бизнес. Маловероятно, что мы будем инвестировать в команду только что из института. Да, есть пример Цукерберга, но в России по-другому. В Америке развитая экосистема: если у человека в 24-25 лет хорошая техническая идея, он фокусируется на ней, а вокруг полумагическим образом появляются партнеры, инвесторы, сотрудники.

В России «исполнительная часть» истории на порядок сложнее. Вам нужны юридические услуги? На пальцах одной руки можно посчитать фирмы, понимающие специфику интернет-бизнеса. Второе — рекрутмент. Те немногие, кто знает ландшафт нашей индустрии, загружены под завязку. Или пиар. В Кремниевой долине ты не пройдешь через офисный комплекс, не повстречав несколько пиар-кампаний, которые знают, как работать со стартапами. Ну и дальше по списку. Законодательство в сфере интеллектуальной собственности. Да практически все. В России предприниматели бегают с гирями на ногах.  Так что идея для нас — 5% всего процесса принятия решения.

Учитывая такой ландшафт, российским стартапам очень сложно быть конкурентоспособными на мировой арене. А люди не понимают, что в отрасли все взаимосвязано, глобально. Мы задаем простые вопросы: вы посмотрели на конкурентов? Какие у них бизнес-модели, какие компании успешны? Они не знают. А как ты можешь строить глобальный проект, если экосистема хуже и ты ее не понимаешь. Мы поэтому фокусируемся на существующих моделях успешного бизнеса. Китайцы копируют все, что уже есть, но копировать тоже нельзя, надо адаптировать. Ты не гениальный в глобальном масштабе, но лучше знаешь российскую специфику. Большинство успешных российских стартапов выигрывают за счет этого.

 Дайте совет: как стартаперу добраться до кошелька инвестора?

— Расскажу показательную историю. Недавно получаю «мейл»: в поле «to» — адреса нескольких десятков  фондов. «Дорогие инвесторы, мой проект называется так-то и вот, в чем он состоит». Это уровень понимания инвестиционного процесса у большей части наших интернет-предпринимателей. Вероятность финансирования после такого «мейла» становится минимальной. Сейчас объясню, как ее увеличить. Мы много знаем про мир предпринимателей, изучаем его и ожидаем такого же отношения и к нам. Прежде, чем входить в контакт с фондом, логично узнать, во что он инвестирует, как, сколько — это можно просто найти на сайте. Если человек не понимает таких базовых правил, это для нас сигнал.

 О чем был проект?

— Не знаю. По тому, как написано письмо, я могу с большой вероятностью определить, серьезные ли люди, и если нет, не буду тратить время. Но я переслал его команде — мы обязательно смотрим все, что присылают.

Больше всего проектов возникает «с улицы». Но самые интересные приходят обычно от предпринимателей, которые нас знают, или через их посредничество. Это нормально, так же работает Кремниевая долина. Индустрия небольшая: может, 200 человек, которые достигли определенного успеха, большинство знаем лично или через одного человека. Вторая история — когда мы сами создаем инвестиционный тезис и начинаем активно искать исполнителей. Используем набор критериев отсечения — решаем, попадает в пайп-лайн или нет.  Попадает — начинаем задавать вопросы, по результатам увеличиваем или уменьшаем наш интерес. Можем отложить проект и вернуться позже, когда можно будет посмотреть, какой прогресс.

 Можно прозевать свое счастье…

— Да, слишком мало риска — это тоже риск. Если абсолютно безопасно себя ведешь, не заработаешь. В «Спутнике» мы в свое время упустили возможность — не инвестировали в «Яндекс». Мы смотрели на него, анализировали, но в тот момент компания не зарабатывала, и мы не стали рисковать.

 Есть ли «пузырь» на российском интернет-рынке?

— Сейчас появилось много интернет-инвесторов, которых, судя по тому, что мы видим, через 2-3 года уже не будет на рынке. Это следствие цикличности. У инвесторов интерес идет волнами. То оценки компаний раздуваются – особенно в Америке, где рынок больше и мобильнее. Входят инвесторы, кто-то зарабатывает, это все видят, и появляется много новых участников без опыта. Это заканчивается плачевно. Сейчас в Кремниевой долине уже начался спад инвестиционной активности, но в России — нет. У нас еще нет «пузыря» на рынке, но есть новые игроки, которые пришли, например, из нефтяной отрасли или из инвестбанковского бизнеса и совершают иррациональные поступки. Потенциальный инвестор в такой фонд должен задать его команде простой вопрос: назовите свои самые успешные сделки в интернете. Если нет примера инвестиций в проекты с десятками миллионов пользователей или с большой выручкой, каких можно ожидать инвестиционных результатов? Все эти люди уйдут с рынка. 

Поделиться
0
0
Ключевые слова: ,
Загрузка...

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое
Forbes 08/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.