Forbes
$63.28
67.19
ММВБ2207.02
BRENT53.99
RTS1097.39
GOLD1170.61
Валерий Игуменов Валерий Игуменов
бывший заместитель главного редактора Forbes 
Поделиться
0
0

«Рыбное место» Шермана

«Рыбное место» Шермана
Никита Шерман умел устраиваться топ-менеджером в самые громкие интернет-компании: «Бегун», «Мамба» и «Одноклассники». Добьется ли он успеха в роли стартапера?

«Не уверен, что работа когда-нибудь захватывала меня больше, чем сейчас», — говорит Никита Шерман, основатель и президент компании-разработчика социальных игр Drimmi. Офис Drimmi в бывшей промзоне недалеко от центра Москвы навевает мысли об американских гаражах, в которых стартовали десятки крупных IT-компаний. Кабинет Шермана — угол за гипсокартонной перегородкой. Drimmi доживает в промзоне последние дни: готовится переехать в бывший офис компании Astrum, самого успешного разработчика игр в России, контрольный пакет которого полтора года назад был продан основателями, по оценкам, за $250 млн. «Я хочу создать новый Astrum», — говорит Шерман. У него несколько сотен тысяч долларов оборота, $5 млн денег инвесторов, данных «под имя», и слава человека, который, руководя социальной сетью «Одноклассники», утратил лидерство на рынке и пропустил вперед злейшего конкурента. На что он рассчитывает?

Засветиться в медиасреде

Никита Шерман за несколько лет сделал в интернете блестящую карьеру, не являясь ни программистом, ни предпринимателем, ни удачливым инвестором. Стартовал он с позиции верстальщика газеты (бумажной) «Брянское время». Первый свой проект создал в 2000 году. Это был сайт Zevaka.ru — своего рода примитивное онлайн-СМИ, сайт «таблоидного» информационного формата, на который Шерман выкладывал найденные в интернете новости обо всем на свете. Денег сайт не приносил, но знакомства в сети завести позволил. Одним из новых знакомых стал земляк Шермана Дмитрий Ицков, совладелец только что созданного холдинга New Media Stars, главным проектом которого был информационный сайт Dni.ru. В 2001 году в Dni.ru разразился внутренний конфликт, и Ицков перенес редакцию в Брянск, заодно назначив своего друга, знакомого с технологией переписывания чужих новостей, главным редактором. «Разницы в том, где находится редакция, тогда не было. Все равно своих новостей никто не писал, переписывали чужие и выкладывали на сайт», — вспоминает Шерман.

Засветившийся в медиасреде Шерман, не покидая Брянска, начал писать об интернете для «Известий» и «Коммерсанта», работал в сетевом издании об интернете Runet.ru (впоследствии он его возглавил), но, как он говорит, «понял, что надо ехать в Москву: в Брянске ничего не высидишь». Зимой 2004 года Шерман позвонил Алексею Басову, директору созданного незадолго до того сервиса контекстной рекламы «Бегун», и попросился на работу.

«Я отслеживал всех ярких людей на рынке, и Никита однозначно попадал в число специалистов, которых хотелось привлечь в «Бегун», — говорит Басов, нанявший Шермана директором по развитию. Контекстная реклама была тогда новым сервисом, никто не умел «продавать» эту услугу рекламодателям. Шерман, как человек с журналистским опытом и хорошими коммуникативными способностями (о них говорят все знающие его собеседники Forbes), пригодился: организовал семинары и конференции для рекламодателей, день и ночь писал справочные и рекламные материалы, участвовал в переговорах с крупнейшими площадками вроде Mail.ru и Rambler. Шерман проработал в «Бегуне» около года, количество рекламодателей за это время удвоилось, в той же пропорции выросли рекламные доходы. Как результат, в 2005 году 25,1% акций «Бегуна» за $750 000 купил Rambler. В том же 2005 году Шерман ушел из «Бегуна» — в стартап IT Territory, занимавшейся разработкой онлайн-игр.

История создания IT Territory, из которой со временем вырос игровой холдинг Astrum Online Entertainment, сама по себе неординарна. Ее основатели, среди которых были такие разные люди, как солист группы «Руки вверх» Сергей Жуков и мурманский автодилер Игорь Мацанюк, познакомились в игре «Бойцовский клуб». У них возник конфликт с администратором игры, и они решили скинуться и создать собственную игру под названием «Территория». Были деньги и игровой опыт, но ни у кого из основателей не было опыта работы в интернете. «Никита стал для нас проводником», — говорит Мацанюк. Шерман познакомил создателей компании с нужными людьми на рынке, объяснил «правила игры» и занялся представлением компании широкой публике. За два года IT Territory освоилась на рынке, и Шерман ушел. «Мы достигли предела необходимости коммуникации с внешним миром, и Никите, наверное, скучно стало», — поясняет Мацанюк.

Новое предложение поступило от прежнего работодателя — Алексея Басова, тогда уже главы департамента IT-инвестиций холдинга «Финам». В 2007 году он предложил Шерману стать президентом сервиса знакомств «Мамба». У «Мамбы» уже были генеральный и исполнительный директора, для Шермана специально открыли позицию президента. «Компания нуждалась в свежем взгляде, причем скорее гуманитарном, чем технологическом», — говорит Басов. Шерман руководил разработкой платных сервисов, в частности «фотолинейки» и виртуальных подарков. В том числе благодаря этим сервисам выручка «Мамбы» в 2007 году выросла на 65%, до 300 млн рублей. Проработав в «Мамбе» чуть больше года, Шерман вновь сменил работу, став в 2008 году президентом «Одноклассников», крупнейшей на тот момент российской социальной сети и третьего по размеру аудитории сайта после «Яндекса» и Mail.ru.

Монетизировать «Одноклассников»

«Я понял, что это шанс, который бывает раз в жизни: можно отказаться и ждать своих опционов в «Мамбе», а можно рискнуть и сделать шаг, который непонятно чем закончится», — рассказывает Шерман. По его словам, ключевую роль в принятии решения сыграл Юрий Мильнер, глава фонда DST, одного из акционеров «Одноклассников». «Мы много раз встречались, он много говорил о большом будущем социальных сетей, обещал полную свободу действий и стопроцентный контроль над проектом», — говорит Шерман. Мильнер умеет убеждать: в сентябре 2008 года Шерман стал президентом «Одноклассников», находившихся на пике развития.

Шерман сменил на этом посту основателя сети Альберта Попкова, над головой которого сгустились тучи. В начале 2008 года против него и «Одноклассников» подал в лондонский суд его бывший работодатель, британская i-CD Publishing. Британцы обвиняли Попкова в том, что он создал «Одноклассников» в нарушение действовавшего контракта и требовали вернуть доходы, полученные от сайта. Другие акционеры «Одноклассников», DST и латвийская IT-компания Forticom, сочли иск угрозой для бизнеса. Кроме того, уже тогда между ними и Попковым были разногласия относительно стратегии компании. Осенью 2008 года Forticom и DST, которые в совокупности владели примерно 60% акций «Одноклассников», проголосовали за отставку Попкова.

Шерман занимался монетизацией на всех прежних местах работы. И в «Одноклассниках» он ввел плату за регистрацию. Это враз увеличило выручку компании на 12% и вызвало грандиозный скандал в сетевом сообществе: денег «за вход» не берет ни одна крупная социальная сеть ни в России, ни за рубежом. Шерман утверждает, что создал тогда целый пакет изменений для «Одноклассников», включающий открытие для сторонних специалистов API (среды разработки приложений для социальной сети) и допуск их внутрь «Одноклассников» для разработки игр (решение, на котором сейчас зарабатывают все социальные сети, включая «ВКонтакте» и самих «Одноклассников»). Но тогда это стало причиной конфликта между Forticom и DST. В Риге занимались разработкой и считали, что они делают сервис, а в Москве — просто маленький офис, продающий рекламу, но в DST считали, что лучше видят потребности рынка, рассказал Forbes Альберт Попков. «Все было сложно, с этими постоянными поездками в Ригу, потом к Мильнеру, я постоянно находился в стрессе, не спал ночами», — говорит Шерман. Так или иначе, большую часть его предложений не приняли, и Шерман вошел в историю рунета как человек, который сделал «Одноклассников» платными. Рост числа пользователей сети замедлился, участники были недовольны тем, что по функциональным возможностям она отстает от конкурирующей «ВКонтакте», и в феврале 2009 года на рынке сменился лидер: вперед вышла «ВКонтакте». «Наверное, это не его вина, виновата ситуация, при которой ему фактически не дали достаточных полномочий, но Шерман выступил больше в роли разрушителя», — говорит Попков.

Юрий Мильнер от комментариев воздержался, а Шерман до сих пор не хочет ничего говорить о подробностях конфликта внутри «Одноклассников». Вероятно, это часть имиджа «хорошего парня» и удобного менеджера, который всегда умел уйти, не вынося сор из избы. В июне 2009-го по согласию сторон он покинул пост президента «Одноклассников». По итогам 2009 года выручка «Одноклассников» выросла в 2,4 раза, до 1,54 млрд рублей, чистая прибыль — в 9,4 раза, до 366 млн рублей. Но вернуть себе звание главной социальной сети России «Одноклассники» так и не смогли. В январе 2011-го месячный охват аудитории «ВКонтакте» в России составил 23,2 млн человек, «Одноклассники.ру» — 17,9 млн человек.

Продать себя

«Чем он таким отличился? «Бегун» и IT Territory выстрелили уже без него, а «Одноклассники» с его приходом, мы видим, во что превратились», — язвительно замечает один из давних знакомых Шермана. Единственное, что Шерман умеет делать хорошо, — это продавать себя на рынке, добавляет собеседник Forbes. «Наверное, да, продавать я себя умею, более того, я уверен, что если ты не умеешь себя продавать, успеха не добьешься вообще никогда», — соглашается сам Шерман. Но после «Одноклассников» он уже не захотел идти в менеджеры и основал первый в своей жизни самостоятельный бизнес. Умение продавать себя пригодилось и здесь.

На следующий же день после увольнения из «Одноклассников» Шерману позвонил Николай Митюшин, директор по инвестициям венчурного фонда ABRT. «Это не был звонок о том, что мы сразу хотим инвестировать в Никиту. Мы просто поддерживаем хорошие отношения со всеми интересными людьми на интернет-рынке», — поясняет Митюшин. Через месяц уже Шерман позвонил Митюшину: у него появилась идея компании, которая займется производством социальных игр.

Социальные игры — онлайн-игры, выпускающиеся в виде приложений для социальных сетей, — один из самых молодых и быстрорастущих рынков в интернете. До 2008 года этого рынка просто не существовало, а сейчас он оценивается в мировом масштабе в $1,6–2 млрд. «Икона» рынка социальных игр — компания Zynga, основанная летом 2007 года в Сан-Франциско; по оценкам, ее выручка в 2010 году составила $850 млн, а рыночная капитализация, рассчитанная на основе последних сделок с ее акциями, приближается к $6,3 млрд.

В компанию по разработке социальных игр, названную им Drimmi, Шерман для начала вложил собственные деньги — «несколько десятков тысяч долларов», как он утверждает. Они пошли на наем первых сотрудников и офис. «Я сам покупал чай, кофе, кружки, туалетную бумагу для офиса, сам закупал и собирал дешевую мебель», — вспоминает Шерман. Одновременно он вел переговоры с инвесторами, и в январе прошлого года ABRT вместе с люксембургским фондом Mangrove Capital Partners инвестировали в Drimmi около $5 млн, получив взамен пакет акций стартапа — как утверждает Шерман, «больше блокирующего, но меньше контрольного». Это был необычный для рынка ход: у Drimmi еще не было ни одной готовой игры, компания не зарабатывала денег, по сути, это был даже не стартап, а план.

«Нам нравится инвестировать в людей с таким профайлом, как у Никиты, у которого есть опыт работы и в социальных играх, и в социальных сетях», — говорит партнер Mangrove Дэвид Вароквир, который познакомился с Шерманом, когда тот работал в «Одноклассниках». Большинство венчурных фондов не инвестировали бы миллионы долларов в стартап на столь ранней стадии, и это слишком много и слишком рано даже для специализирующегося на таких инвестициях Mangrove. Ранее на тех же условиях фонд инвестировал только в несколько проектов, в том числе в создателей Skype.

Получить такие деньги крайне непросто, уточняет Николай Митюшин. Для этого стартап должен соответствовать трем главным условиям (объясняя правила общения с венчурными фондами, Митюшин использует англоязычные термины, временами переходя на английский полностью). Первое правило — capital efficiency, умение четко и подробно объяснить, на что будет расходоваться полученный капитал и каким образом компания доберется до определенных ключевых точек. Второе — бизнес компании должен иметь уже действующий, работающий и доказавший свою эффективность образец (в случае с Шерманом таким образцом стала Zynga). Третье — личность основателя бизнеса, его skill (профессиональные навыки) и will (амбиции).

Если skill можно наработать годами упорного труда, то will — способность «почти эзотерическая», объясняет Митюшин. «Это желание, страсть быть предпринимателем, когда человек готов открыть свой бизнес и не страшится проблем», — добавляет он. Инвесторы придают этому пункту исключительное значение: периодически к фондам обращаются топ-менеджеры интернет-компаний с отличной биографией, которые просят денег на новый проект. «Мы говорим: а когда ты увольняешься? Человек отвечает: ну, вы сначала в меня инвестируйте, а потом я уволюсь. Мы в этом случае обычно не инвестируем», — рассказывает Митюшин. Шерман всем перечисленным требованиям соответствовал идеально.

Найти «рыбное место»

С момента первых инвестиций Mangrove и ABRT прошло 14 месяцев. Сейчас в Drimmi работает около 100 человек, компания зарабатывает несколько сотен тысяч долларов в месяц и вышла на операционную окупаемость, говорит Шерман. Но у нее всего пять опубликованных игр, которые установлены в профайлах социальных игр у 11,5 млн человек. Из них 9 млн приходится на игру «Рыбное место» — симулятор рыбалки, в которой надо пытаться поймать все более крупную рыбу, обзаводясь все более продвинутыми снастями.

Для сравнения: общее количество установок игр крупнейшего игрока российского рынка социальных игр, компании Creara (игры «Коктейль другу», «Мегаполис», «Территория фермеров»), на март 2011 года — около 106 млн. Но исполнительный директор Creara Никита Владимиров говорит, что теперь само по себе количество проектов уже не гарантирует успех. «Года два назад на рынок можно было выйти с любым продуктом, криво сделанным, украденным, любым: игр было мало, и можно было зарабатывать миллионы», — говорит он. Все изменилось: количество игр выросло в сотни раз, и, чтобы заслужить внимание игрока, игра должна быть очень качественной и интересной. Во много раз выросли суммы на разработку и продвижение игр. «Вся аудитория уже накрыта, и теперь стоит вопрос о распределении ролей внутри рынка», — говорит Владимиров. «И Drimmi, и мы, и все компании пришли к тому, что надо делать очень серьезные, масштабные игры, в которые люди будут играть не три месяца, а очень долго», — говорит основатель компании-разработчика Progrestar Андрей Фадеев.

Еще одно направление, на котором разворачивается битва, — игры для мобильных телефонов и планшетов, говорит Игорь Мацанюк. «Будущее вообще в мобильных телефонах и планшетах, все они — потенциальная точка доступа к любым играм», — соглашается Шерман. И Drimmi, и другие участники рынка очень активно работают над созданием новых и переносом существующих игр на мобильные платформы. Дальше всех среди российских компаний здесь продвинулась Game Insight Алисы Чумаченко, игра которой Paradise Island для планшета iPad в феврале вошла в топ-10 магазина AppStore. «Все начинают осознавать, что модель free to play, когда игра бесплатна и в ней есть микроплатежи, работает лучше, чем модель, когда игру предлагают просто купить», — говорит Чумаченко.

Для успеха важно не только то, какую игру ты выпустишь, но и то, как будешь ее поддерживать, говорит Владимиров. «Социальные игры — это не продукт, это онлайн-сервис, его надо поддерживать, постоянно улучшать, работать с аудиторией», — добавляет он. Инвесторы верят, что Шерман, обладающий большим опытом работы с аудиторией и в социальных сетях, и в играх, справится с этим лучше многих: Mangrove и ABRT заканчивают второй раунд переговоров с Drimmi о новых инвестициях в компанию. По предварительным данным, новый транш инвестиций по размеру будет близок к первому, при этом Шерман вновь сохранит за собой контрольный пакет акций компании.

Drimmi может стать для Шермана тем самым «рыбным местом», где он может поймать свою самую большую рыбу, но впервые он оказался в ситуации, когда оставить бизнес и уйти в другой невозможно, по крайней мере не погубив свою репутацию на рынке. Ловушка для человека, который привык непрерывно прыгать из проекта в проект, поднимаясь все выше и выше по карьерной лестнице? «Я не чувствую себя в ловушке, и, с тех пор как компания начала работать, я никогда не чувствовал себя более счастливым человеком», — говорит Шерман.

Поделиться
0
0
Загрузка...

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое
Forbes 12/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.