Свежий взгляд на Альцгеймера

Роберт Лэнгрет Forbes Contributor
Русское лекарство переворачивает представления о причинах болезни

Болезнь Альцгеймера чем-то напоминает детектив с загадочным убийством: куча преступников, несколько смутных намеков и никакой определенности. В последнее время главным подозреваемым был фрагмент молекулы белка под названием бета-амилоид. Именно из него состоят амилоидные бляшки, возникающие в мозгу пациентов, больных старческим слабоумием. Предполагалось, что амилоид отравляет клетки мозга, следовательно, если заблокировать его образование, состояние больного перестанет ухудшаться. В 90-х годах прошлого века крупные фармацевтические компании сделали на эту гипотезу очень серьезную ставку.

Однако по мере того как разработанные ими лекарства входили в стадию клинических испытаний на людях, свидетельства в пользу виновности амилоида становились все более и более шаткими. Снижающий уровень амилоида препарат от Myriad Genetics был испытан на большом количестве больных — эффект оказался нулевым. Специальные противоамилоидные антитела, совместная разработка Elan и Wyeth, показали в прошлом году весьма неоднозначные результаты на группе больных, находящихся в средней стадии болезни Альцгеймера.

Дальше — больше. Этим летом нью-йоркская медицинская школа Маунт Синай изучала старый российский противоаллергический препарат димебон, который, как недавно выяснилось, способен облегчать состояние пациентов, страдающих болезнью Альцгеймера. Американские ученые хотели разобраться, не связан ли эффект от димебона со снижением уровня амилоида. К их немалому удивлению, в лабораторных экспериментах и опытах на животных димебон дал обратный эффект — уровень амилоида заметно вырос.

В 2008 году компания Pfizer приобрела права на димебон у компании Medivation, которая за несколько лет до этого выкупила их у российских разработчиков, за $225 млн плюс дополнительные платежи при достижении определенных рыночных показателей. Сейчас препарат находится в стадии клинических испытаний, результаты ожидаются в 2010 году.

Ставки высоки — только в Америке болезнью Альцгеймера страдает свыше 5 млн человек, и их число постоянно растет. При этом все существующие лекарства, такие как Aricept, лишь устраняют некоторые симптомы болезни, но не способны остановить гибель мозговых клеток.

«И сторонники, и противники амилоидной теории теперь размышляют, что мы сделали не так. Может, мы сосредоточились не на той цели, или использовали неподходящие препараты, или же применяли их не так, как нужно?» — говорит Сэмюэл Ганди, руководивший исследованием димебона в Маунт Синай. Тем не менее он полагает, что амилоид все-таки имеет к болезни Альцгеймера самое непосредственное отношение.

Некоторые другие исследователи идут в своих рассуждениях гораздо дальше. «Я считаю, что амилоид — полная ерунда. Однажды кто-нибудь напишет на этом материале книгу о том, как целая отрасль медицинской науки была введена в заблуждение на столь долгое время», — говорит Клод Уишик, ученый из Абердинского университета (Шотландия).

Цена ошибки может быть слишком высока. Джи Шен, нейробиолог из Гарвардской медицинской школы, считает, что амилоид — лишь соучастник настоящего убийцы, а виноват во всем неправильно работающий фермент пресенилин. Если она права, некоторые антиамилоидные лекарства (относящиеся к группе ингибиторов гамма-секретазы) будут не улучшать, а, наоборот, ухудшать состояние пациентов.

Новости партнеров