Как программисты зарабатывают на фобиях российских генералов | Технологии | Forbes.ru
$58.96
69.35
ММВБ1930.71
BRENT52.89
RTS1027.85
GOLD1284.25

Как программисты зарабатывают на фобиях российских генералов

читайте также
+17 просмотров за суткиМифы о мобилизации бизнеса: чем опасны личные смартфоны на работе +3 просмотров за суткиАндрей Бреслав, JetBrains: «Прямой монетизации языков программирования, скорее всего, уже не будет» +1 просмотров за суткиКак интернет поменяет индустрию радио в ближайшие несколько лет? Android впервые обошла Windows по популярности среди интернет-пользователей +13 просмотров за суткиПланета хакеров: как создавался крупнейший в мире форум киберпреступников Уральский ученый приспособил космические технологии для охлаждения беспилотников и серверов Йошкин код: почему предприниматель Юрий Усков и его друзья-программисты не уезжают из Йошкар-Олы "Любой человек с деньгами может заработать" Нефтегазовый венчур: в чем проблема промышленных стартапов Зачем банку физики: Газпромбанк стал крупнейшим инвестором Российского квантового центра Культурная революция: как выходцы из Китайской академии наук завоевали мировой рынок ПК Водородная «бомба»: как самый распространенный элемент в природе меняет энергетику Придать ускорение: как заработать на пылящихся технологиях Русский Dendy: откуда у Андрея Чеглакова деньги на филантропию Русский Магнето: как профессор МГУ построил глобальный бизнес Железные данные: как промышленники дают заработать IT-компаниям Самые богатые предприниматели моложе 30 лет: выбор Forbes Гигант на распутье: чего ждать от Hewlett-Packard после раздела Небанальный навык: 13 приложений для нескучного самообразования Пока никто не Uber: что мешает захватить мир самому дорогому стартапу Азбука Tesla: чем известна компания Илона Маска

Как программисты зарабатывают на фобиях российских генералов

фото Fotobank / Getty Images
Что показали Дмитрию Рогозину под видом «первого отечественного планшета», как это нечто работает и зачем оно вообще нужно, выяснил Forbes.

В четверг вице-премьеру Дмитрию Рогозину показали то, что через несколько часов все назвали «новым российским планшетом для военных». Хотя гаджет, который Рогозин подержал в руках, был вполне известным планшетом производства Motorola.

Зато операционная система внутри была российская — ее-то и разработало курируемое Министерством обороны ФГУП с почти непроизносимым названием ЦНИИ ИЭСУ. Конкурента для Android предприятие создало по собственной инициативе и на свои деньги, однако в дальнейшем собирается стабильно зарабатывать на нем благодаря страху военных перед иностранными шпионами, которые есть всюду. Схема заработка довольно проста.

В прошлом году под авторством двух сотрудников ЦНИИ ИЭСУ вышло исследование «Защита мобильных телефонов от атак», в котором  авторы рассмотрели 40 вариантов вредоносных действий с телефонами и дали множество советов вроде такого — «если меняете сим-карту, обязательно поменяйте вместе с ней и телефон».

После этого, рассказывает Forbes представитель ИЭСУ Андрей Стариковский, внутри института было решено разработать собственную, российскую операционную систему для телефонов и планшетов, которая бы по функционалу ничем не отличалась от Android, однако не несла бы в себе вирусы и другие зловредные программы, которые, считает Стариковский, заложены в «западные» операционные системы и могут передавать информацию о пользователе — от сайтов, которые он посещает, до записи его телефонных разговоров. Государственных денег на это не получали, взяли из собственной прибыли, говорит Стариковский.

В течение года команда численностью до двух десятков человек (использовались, в частности, студенты МИФИ) делала новую операционную систему. Разрабатывали с нуля, утверждает Стариковский, иначе получили бы иски о защите интеллектуальной собственности. Сейчас ОС под названием РоМОС готова и проходит сертификацию. Цену еще не определили, но она будет продаваться «процентов на 15 дороже, чем аналоги» и выйдет на рынок со следующего года (ОС Android бесплатная, Windows Phone стоит в районе $20).

Установить операционную систему, говорит Стариковский, можно будет на любую технику, кроме Apple.

Главный вопрос, конечно, зачем это делать. Даже потребителя, на которого очевидно рассчитана разработка, военных, надо побудить (или заставить) ею пользоваться. Разработчики считают, что для этого им даже не понадобится лоббизм, какие-то постановления. Военные не имеют права вести разговоры, связанные с их работой, по обычному мобильному телефону, для этого нужна специальная техника. Грубо говоря, таскаешь с собой два телефона — личный и служебный, объясняет бывший офицер Московского военного округа. Если же установить в свой мобильник сертифицированное в России ПО, по нему можно говорить на любую тему. Разработкой помимо военных заинтересовались «большие российские корпорации», говорит Стариковский.

У истории масса аналогий — от так и не созданного планшета для всех российских школьников от Анатолия Чубайса и народного автомобиля «Мишка», который продвигал бывший чемпион мира по шахматам Анатолий Карпов, до собственной системы навигации ГЛОНАСС. Но создатели РоМОС поступили более остроумно, сделав ставку (по крайней мере для начала) не на государственную помощь, а на общегосударственную фобию.

В реальной полезности новой операционной системы сомневается главный аналитик Infowatch Николай Федотов. «Современные «закладки», «черные ходы» и «недокументированные возможности» внедряются в ПО в основном агентурными методами, а не административными, — говорит Федотов. — А с точки зрения агентурной доступности российское предприятие представляет более легкую цель, чем те же Google или Microsoft. Боюсь, так мы получим носимого шпиона, а не военный планшетник».

Специалисты сомневаются и в том, что операционная система, созданная за такой короткий срок, сможет стабильно работать. Федотов, например, предполагает, что, учитывая скорость, писали все-таки не с нуля, а взяли готовые коды. Как бы в этих кодах не спрятался тот самый западный шпионский вирус. Но коммерческий успех программы, если ее никак не поддержат власти, будет зависеть совсем от других вещей — наличия российского сертификата и желания военных избавиться от лишнего телефона в кармане.