Жизнь под контролем Google | Forbes.ru
$59.37
69.76
ММВБ2130.39
BRENT61.85
RTS1128.72
GOLD1285.59

Жизнь под контролем Google

читайте также
+270 просмотров за суткиНайти $1 млрд. Mozilla меняет поисковик Yahoo на Google +18 просмотров за суткиGoogle и Facebook раскрыли масштаб «вмешательства России» в выборы США +28 просмотров за суткиOkay, Google. Сергей Брин и Ларри Пейдж разбогатели на $3,5 млрд за день +6 просмотров за сутки«Google покупает Apple за $9 млрд»: как рынок переварил странную новость Dow Jones +3 просмотров за сутки$100 000 за президента США. Могли ли русские выбрать Трампа вместо американцев +9 просмотров за суткиИскусственный интеллект и нейросети в картографии — 2: когда «народные» карты круче Google +1 просмотров за суткиПеревод голоса налету и трогательный смартфон: Google показал новые гаджеты +262 просмотров за суткиКнижная полка миллиардера: что читают богатейшие люди планеты +1 просмотров за суткиНайти и купить. Приобретение HTC и другие крупные сделки Google +3 просмотров за суткиНе так ищут: почему ФАС проверяет Google и «Яндекс» +2 просмотров за суткиЧисло запросов из России на удаление данных в Google выросло за год на 478% +9 просмотров за суткиЗаройте ваши денежки: богатейший японец, Безос и Шмидт вложили $200 млн в умные фермы +1 просмотров за суткиGoogle Glass вернулись: Alphabet показала версию очков для крупного бизнеса Остаться в Лондоне: кто убедил миллиардера Питера Тиля инвестировать в искусственный интеллект +4 просмотров за суткиСуд освободил Google от уплаты налогов во Франции на €1,1 млрд +1 просмотров за сутки«Яндекс» создаст собственную «умную» колонку с голосовым помощником +4 просмотров за суткиПроблема Google: за что его штрафуют на миллиарды Alibaba представит аналог домашнего голосового помощника Amazon Echo Инвестиции или покупка: почему интернет-гиганты выбирают поглощения? +1 просмотров за суткиРобооккупация: как офис заселяют роботы Сооснователь Mail.Ru Group Дмитрий Гришин инвестировал в игровой смартфон Wonder

Жизнь под контролем Google

Квентин Харди Forbes Contributor
Google хочет объединить на рабочем столе пользователей игру и работу. Не слишком ли это рискованно?

День начинается под звук будильника в телефоне, работающем под управлением операционной системы Google Android. Идя в душ, вы читаете заголовки новостей на Google News, потом проверяете почту в Gmail. Первая встреча сегодня перенесена — Google Maps подскажет дорогу. Скорее обновите отчет в Google Template и отправьте его в индийский бэк-офис своей компании. Да, если нужно перевести отчет на хинди, это сделает за вас Google Translate. Начальник хочет обсудить вклад вашей группы в разработку фирмы? Положитесь на Google Groups.

Заметьте, пока вы даже не вышли за порог собственного дома. Доехав до офиса, можно посвятить остаток дня поиску в интернете нужной для работы информации, скачиванию игр, знакомству с биржевыми котировками, выкладыванию фотографий и выбору ресторана и кино на вечер. Как удобно!

И страшно. Google хочет завладеть каждой вашей минутой, когда вы бодрствуете и подключены к интернету дома, в дороге, на рабочем месте — где бы вы ни были. Сервисами Google одинаково легко пользоваться с настольного компьютера, ноутбука или мобильного телефона. Как заманчив побочный продукт компании — пакет Google Applications (на российском рынке с недавнего времени получивший название «Службы Google»), который позволяет делиться с коллегами записями в календаре Google, электронными таблицами, заметками, отчетами, письмами, записями в корпоративных блогах, презентациями и многим другим, что может храниться в гигантских дата-центрах Google. Этот пакет офисных сервисов приносит Google деньги за подписку, но уже стал чем-то вроде приманки, затягивая в интернет все больше людей, чтобы Google могла заработать еще больше денег на рекламе. Постоянно расширяя возможности по организации информации, совместной работе и поиску, Google делает пользователей все более зависимыми от своих сервисов. Это кто-то контролирует?

Генеральный директор Google Эрик Шмидт высказывается вроде бы разумно. «Наша модель лучше, поэтому нам должно принадлежать 100% рынка», — без ложной скромности заявляет он. А как насчет Microsoft, которая тоже пытается овладеть вашей онлайновой жизнью? У них «много проблем, в том числе исправление недостатков в своих продуктах», — говорит Шмидт.

Нельзя сказать, что Microsoft побеждена. Новый поисковик Bing и операционная система Windows 7 уже завоевали популярность, а готовящийся пакет Office 2010 с интернет-версией основных офисных программ кажется многообещающим. Недавние переговоры с News Corp. о платном доступе к ее контенту и блокировка этого контента на сервисах Google показывают, что Microsoft готова сражаться с Google на всех фронтах.

Созданный три года назад новый бизнес Google — пакет Google Apps — на фоне рекламного бизнеса компании можно даже не заметить. Google контролирует 60% контекстной рекламы в мире, и она приносит компании львиную долю ее $22-миллиардной выручки. Еще около $750 млн дает продажа корпорациям подписки на использование Google Apps по $50 за рабочее место в год. По сравнению с доходами главного конкурента от продажи Microsoft Office это крохи. Но Шмидт думает о большем, чем просто деньги. Когда Apps соединится с разработанным Google браузером Chrome и мобильной платформой Android, этот сервис грозит в корне изменить окружающую нас технику и способы организации повседневной работы и отдыха.

Браузер Google Chrome предназначен не только для соединения компьютера с интернетом. Он позволяет приложениям Google Apps работать, даже когда вы отключены от интернета, совсем как Microsoft Office. Google разрабатывает и операционную систему, в основе которой опять же будет браузер Chrome. Планируется, что через год она начнет устанавливаться на нетбуки, которые в США будут стоить в пределах $300 (а может, и вовсе ничего не стоить для подписчиков Apps). В недавно появившейся демоверсии Chrome OS есть онлайновый музыкальный проигрыватель Pandora, этот сервис позволяет назвать свою любимую музыку — и сайт будет сам воспроизводить отобранные по 400 параметрам записи, которые должны понравиться именно вам. На Pandora (сайт работает только для жителей США) можно настроить до 100 «персональных» радиостанций. Android, операционная система для мобильных устройств с открытым программным кодом, установленная на телефонах нового, октябрьского модельного ряда Motorola, приносит в мобильные устройства целый мир вычислительных возможностей Google, в том числе новые системы GPS-навигации и такие функции, как предсказание заторов на дорогах.

Стоит ли позволять Google завладеть вашей цифровой жизнью целиком, до последнего байта? У такой жизни есть привлекательные стороны. Вы не окажетесь в затруднительном положении, если, например, срочный вопрос начальника застал вас дома, а электронная таблица осталась на офисном компьютере. Компьютер больше не будет вам надоедать, предлагая скачать обновление для операционной системы или продлить подписку на антивирус. Вы не сильно расстроитесь, если ноутбук украдут или он упадет в ванну. При низкой стоимости и малом количестве персональной информации, которая на них хранится, нетбуки станут чем-то вроде офисной мебели: если компьютер ломается, его выбрасывают и достают из шкафа другой. Работодателя может заинтересовать возможность перейти к «облачным вычислениям» вместо создания собственных систем обработки данных, потому что это позволит сэкономить на аппаратном обеспечении и обслуживающем персонале.

Негативная сторона: нужно всецело доверять компании, которая обслуживает хранилище информации. Что если кто-то его взломает и получит доступ к вашей налоговой декларации?

Количество сотрудников Google, работающих над корпоративными продуктами, прежде всего над Apps, увеличилось с 25 в 2004 году до 1000 (при общем штате 20 000 человек). Из них 400 человек — программисты, остальные занимаются продажами и поддержкой. Для Google, где программисты преобладают, это неожиданная пропорция. Подписку на продукт Google уже оформили 2 млн компаний. Их привлекла цена, скорость, возможность совместной работы и централизованного управления. Большинство клиентов — небольшие фирмы, но среди них есть и крупная американская биотехнологическая компания Genentech с 15 000 сотрудников, и британская фирма по оказанию бизнес-услуг Rentokil Initial с 35 000 сотрудников, и мэрия Лос-Анджелеса (30 000 служащих).

В порядке эксперимента Genentech купила для всех сотрудников и Apps, и Microsoft Office. Около 2800 человек (или 40% из числа самых активных пользователей офисных программ) перешли на Apps. Компания говорит, что уже это сэкономило ей деньги на аппаратное обеспечение и обслуживающий персонал. Genentech попросила Google внедрить новые возможности, в том числе календарь, рассчитанный на планирование крупных собраний с одновременным участием более 1000 человек, и еще более 700 новшеств. «Они выполнили нашу заявку за несколько месяцев», — говорит Тодд Пирс, директор по информационным технологиям Genentech. «Мы тестировали новую версию в течение 90 дней, чтобы убедиться, что в ней не осталось неполадок, и за выходные перенесли 2,5 млн событий из календаря Microsoft, причем лишь 80 оказались потеряны». Пирс попросил организовать 15 000 тестовых заходов в систему для проверки производительности. «Они сделали это за несколько часов, — говорит он. — При тестировании программ Microsoft или [IBM] Lotus для этого понадобилось бы несколько недель и сотни тысяч долларов на серверы».

Apps продается за счет своей дешевизны, удобства и возможностей, но потенциально эта система может создать новую компьютерную экосистему, отличающуюся от нынешней настолько же, насколько персональные компьютеры отличались от мейнфреймов.

Транснациональная компания уже может поддерживать переписку в Gmail, например между офисами в Берлине и Сан-Франциско, причем на одном конце будут писать по-немецки, а на другом — по-английски, благодаря Google Translate. Желаете встретиться лично? Ссылки на Google Maps и календарь Google позволят назначить время и место. Все Apps занимают, наверное, менее 1% вычислительных мощностей в дата-центрах Google, где работает более миллиона серверов.

«Apps — это поиск, выдающий себя за совместную работу», — говорит Дуглас Меррил, выпускник Принстона, психолог и бывший директор Google по информационным технологиям, который пишет книгу о том, как компьютерные технологии, основанные на поиске, меняют нашу жизнь. По его мнению, Apps увеличивает присутствие Большого брата в нашей жизни.

Гендиректору Google Эрику Шмидту 54 года. Он родился в Вашингтоне, изучал проектирование электронных устройств в Принстоне и компьютеры в Калифорнийском университете в Беркли. Его диссертация была посвящена улучшению операционной системы Unix. Одним из ключевых пунктов работы был совместный доступ к информации и разработка систем обратной связи для коллективной работы с целью повышения производительности. Интерес к растущей мощи компьютерных сетей и дух соперничества, подогреваемый обычной для разработчика Unix ненавистью к Microsoft, задали направление его карьере. Один из менеджеров, тесно сотрудничавших со Шмидтом, говорит, что Microsoft для него как красная тряпка для быка.

В 1983 году Шмидт перешел в Sun Microsystems на позицию технического директора. Он курировал разработку языка программирования Java, который позволяет запускать одну и ту же программу на разных компьютерах. Шмидт поначалу был застенчивым, но постепенно приобрел вкус к публичным выступлениям, в частности, продвигая Java. Он реализовал трехмесячный проект по внедрению Java в браузеры Netscape. Microsoft задавила Netscape своим Internet Explorer и ослабила положение Sun своим программным обеспечением для серверов.

В 1997 году Шмидт ушел из Sun, чтобы возглавить Novell. Позиции этого гиганта — строителя корпоративных сетей также пошатнулись, когда появилась операционная система Microsoft, у которой гораздо больше функций и связей с другими программными продуктами. Novell ответила попыткой запустить собственный бизнес по продаже программ для десктопов, но приобретение WordPerfect Corp. за $1,5 млрд оказалось неудачной сделкой. Через три дня после того, как Шмидт занял новую должность, ему доложили, что прогнозируемая квартальная прибыль в $20 млн превратилась в $20 млн убытков. Он уволил более 1000 человек и налетал за год более 400 000 км, продавая программы Novell. Под его руководством компания вернулась к своему основному бизнесу. Акции Novell выросли всемеро только для того, чтобы при падении доткомов на рубеже десятилетий рухнуть окончательно, не выдержав натиска Microsoft.

Шмидт пришел в Google в начале 2001 года, когда в компании работало менее 300 человек. Венчурные капиталисты, которые финансировали компанию, хотели, чтобы бизнес возглавил опытный директор. Основатели фирмы Ларри Пейдж и Сергей Брин создали многообещающую поисковую систему, но продажа поисковых услуг корпорациям приносила скромный доход. Шмидт сошелся с Брином и Пейджем, они вместе ездили на фестиваль искусств Burning Man, который ежегодно проводится в пустыне Невада. Ему удалось отстоять перед инвесторами их точку зрения, что Google надо заниматься потребительским поиском, хотя он не приносит денег (инвесторы хотели, чтобы компания сосредоточила усилия на корпоративном поиске). Шмидт нанял большую часть группы, которая создала систему контекстной рекламы Adwords. При публичном размещении акций в 2004 году Брин, Пейдж и Шмидт получили большую часть голосующих акций, что придало их голосам невероятно большой вес. (По данным на 20 ноября, их пакеты стоили $18,2 млрд, $18,2 млрд и $6,4 млрд соответственно.)

Тем временем создавалась концепция Apps. Молодые программисты Google написали программу, которая принимала электронную почту и облегчала поиск и фильтрацию. Со временем этот проект превратился в веб-почту Gmail, запущенную 1 апреля 2004 года (многие приняли ее за первоапрельскую шутку). Сотрудники Google гнушались календаря Oracle Corp., который не давал возможностей совместной работы, легкого переноса данных и доступа к корпоративной сети извне, поэтому разработали онлайновую версию Google Calendar, и в конце 2004-го она стала доступна сотрудникам компании.

Тут-то Шмидта и озарило. «Календарь стал для меня настоящим откровением, — вспоминает он. — Он не менялся до этого 2000 лет. А теперь стало возможно видеть, что делают люди, — у проектов есть календари, у людей есть календари. Если вы можете забить в них информацию, компьютеры станут все для вас планировать: календари и электронные таблицы становятся планами».

К тому времени Шмидт отделил бизнес по созданию корпоративных поисковых систем от рекламного и думал о том, как корпоративная структура Google — свободная, но динамичная и поощряющая совместную работу — может помочь более старым корпорациям. В середине 2004 года он, Пейдж и Брин провели встречу с руководителями корпоративного подразделения Google Раджином Шетом, Дэвидом Жируаром и Мэтью Глотцбахом. «Казалось, что механизмы совместной работы нарушены из-за того, что информации в компаниях слишком много, а люди сильно разбросаны, — говорит Шет. — Мы могли это исправить».

Словно нарочно, чтобы показать недостатки существующих способов координации работы по электронной почте, трое руководителей не смогли разобраться, какая из 15 версий презентации в их почте была актуальной. При своем размере и амбициях, рассказывает Шет, Google нацелена на создание продуктов, которыми будет пользоваться миллиард или более человек. Этого можно достичь развитием программного обеспечения, наблюдая за тем, как потребители используют новые продукты.

В случае с набором корпоративных приложений Apps это означало, что надо доработать Gmail, превратив его в инструмент одновременной работы множества людей, добавить к нему новые функции, чтобы стереть грань между офисом и домом, потому что все данные будут размещаться в интернете. Программисты создали спам-фильтры и более быстрые процедуры индексирования, чтобы отображать информацию по мере ее создания. Пользователи бесплатного Gmail стали отличными подопытными кроликами, их поведение показало Google, как долго люди просматривают результаты поиска или, например, чем они пользуются при обмене мгновенными сообщениями.

Когда программа готова, ее обычно распространяют внутри компании, чтобы посмотреть, понравится ли она привередливым программистам. В марте 2006 года Google приобрела Upstartle, компанию с четырьмя сотрудниками, которая разработала примитивный способ создания, просмотра документов и совместной работы с ними — и все через браузер. Программа была доработана и несколько месяцев спустя превратилась в Google Docs. Только что была запущена бизнес-версия Gmail, и корпоративные продажи резко выросли. «Мы быстро ассимилировались», — говорит Сэмюэл Шиллэйс, разработчик предшественника Google Docs, который стал теперь техническим директором Google Apps. Шмидт первым разместил документ о собрании в системе. Через несколько минут коллеги начали редактировать документ, была исправлена устаревшая статистика и основные темы собрания. Другие директора Google тоже стали рассматривать заметки скорее как электронные письма, а не как печатные документы.

Летом 2006 года Шмидт перевел компанию на онлайновый календарь и завел каждому сотруднику учетную запись в Apps. Все получили футболки с шаржем, призывавшим сотрудников пользоваться собственным продуктом. Люди могли выбирать, использовать новую разработку или остаться с Microsoft Office. Основным новшеством стала совместная работа по сети. Напишите что-нибудь в календаре или заметке, и все участники проекта сразу же смогут это увидеть. «Как правило, вы работаете вместе с другими, а интернет — сверхпроводник для этого», — говорит Шиллэйс. Через несколько недель 90% сотрудников перешли на Google Docs. Вскоре пакет Apps был представлен публично. Коммерческая версия с 50-долларовой подпиской появилась в феврале 2007 года.

Разработка Apps продолжается. Программисты внедрили новый дизайн и новые функции, которые изменили структуру Gmail, чтобы позволить, в частности, переговоры по видео. Системе все еще недостает некоторых функций безопасности, например, чтобы удовлетворять потребности крупных финансовых учреждений. На собрании в апреле 2008 года Пейдж выразил озабоченность тем, сможет ли интернет-соединение обеспечивать работу столь сложной программы и при этом моментально обновлять информацию. «Вы пытаетесь сделать все через браузер, — сказал он. — Это никогда не сработает». Сотрудники Google уже интересовались браузерными технологиями и поняли Пейджа в том смысле, что их продукт должен в корне отличаться от других представленных на рынке. Они предложили Chrome, который должен был превосходить имеющиеся браузеры в работе с языком Java, благодаря которому браузеры работают как операционная система, запускающая программы прямо на настольном компьютере. Шесть месяцев спустя, когда Шмидт понял, что удешевление аппаратного обеспечения позволит Google завоевать долю офисных компьютеров Америки, родилась операционная система Chrome.

Эрику Шмидту пора сделать паузу. Появились мощные силы, способные умерить его амбиции, и некоторые из них Google породила сама. У компании уже было много провалов. Был виртуальный мир Lively, аналог Second Life, закрытый год назад. Был Froogle — онлайновый каталог печатных торговых каталогов. Социальная сеть Orkut сохраняет популярность в Бразилии и нигде больше. Еще была система dMark, приобретенная, чтобы размещать радиорекламу по технологии, используемой Google для размещения рекламы в результатах поиска. Где все это?

Microsoft, у которой есть своя история упущенных возможностей, остается сильным конкурентом. «У нас множество конкурентов, зачастую копирующих наши старые продукты», — усмехается Кристофер Капоссела, старший вице-президент Microsoft, который заведует созданием приложений, предназначенных для совместной работы через интернет. «Google — компания, которая собирает данные, чтобы продавать рекламу, — говорит он. — Это не делает ее автоматически сильным игроком на корпоративном рынке».

У Google свои аргументы. «Мы предлагаем меньшую стоимость владения и нулевую стоимость установки, но, если вы не примете философию наших продуктов, вы не получите всех преимуществ, — говорит Брэдли Хоровиц, управляющий продуктом Google Apps. — Эти программные инструменты стали воплощением нашей культуры. Она завязана на идеи, совместную работу и прозрачность. Эти принципы не подходят для мира приказов и контроля».

Но как работники компаний отнесутся к этой совместной работе и прозрачности? Программы, доступ к которым может получить кто угодно и отовсюду, увеличивают производительность, но создают угрозу для конфиденциальности. Если просмотреть учетные записи Gmail разных менеджеров по продажам, можно увидеть, кто активнее всех продает. Нетрудно догадаться, кто и как сможет использовать эту информацию.

Шмидт устраняется от этой проблемы. Он отмечает, что компании и без того имеют доступ к служебной почте сотрудников и их рабочим документам. Задолго до Google компании начали оценивать производительность труда с помощью видеонаблюдения и подсчета нажатий на клавиши в колл-центрах. Apps и аналогичные программные продукты только расширяют границы слежки, включая в нее более высокооплачиваемых сотрудников. Когда Шмидта спрашиваешь, получал ли он письма из ФБР с требованием, чтобы Google предоставляла информацию правительству, он улыбается: «Мы подчиняемся законам, которые мне не нравятся, — бесполезно оспаривать законы о национальной безопасности».

Но своим друзьям он советует не держать в компьютере ничего, что они хотят сохранить в тайне.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться