Кредиты без границ: как американские p2p-площадки помогают развиваться африканскому бизнесу | Forbes.ru
сюжеты
$58.75
69.14
ММВБ2143.99
BRENT63.27
RTS1148.27
GOLD1255.51

Кредиты без границ: как американские p2p-площадки помогают развиваться африканскому бизнесу

читайте также
+61 просмотров за суткиКак Alibaba и Tencent меняют рынок платежных систем +64 просмотров за суткиРазрушители банков: кто захватывает финансовый бизнес +4 просмотров за суткиБанки против финтеха: конкуренция в надежде на партнерство Банкиры-роботы: российский фонд вложился в проект, определяющий состояние заемщика Третий лишний. Почему банкам придется стать человечнее или исчезнуть Битва за процент. Как изменится рынок P2P-кредитования в России +5 просмотров за суткиTarget Global вложит €100 млн в финтех-стартапы из Германии и Израиля «В России за 10 лет меняется все, за 200 лет — ничего», или Почему технологии не убьют банки? +12 просмотров за сутки«Магнит» и «Норникель» вошли в список самых инновационных компаний мира по версии Forbes Банки на связи: зачем финансовые организации заводят виртуальных операторов? Дон Дэвис, Prime Meridian: «Если онлайн-кредиторы начнут выдавать крупные займы, у банков точно будут проблемы» Регулирование финтеха: пять ключевых шагов к устойчивому росту Как «программатик-потребление» меняет индустрии FMCG и продуктового ритейла? +6 просмотров за суткиАлексей Дегтярёв (B2B-Center): «Ограничение конкуренции применительно к госзакупкам — это вред и для самих госзакупок» +6 просмотров за суткиПочему в инвестициях в финтех все только начинается? Искусственный интеллект в банках и цифровые сотрудники: новая эра финтех-решений на подходе +48 просмотров за сутки«Подняться на биткоине». В чем суть криптовалютных инвестиций? Запад vs Восток: что окажется ближе России в культуре платежей? KPMG: «Мы развиваем приложение на базе блокчейна для ипотечных кредитов» Возвращение Рено Лапланша: какие шансы у платформы онлайн-кредитования Upgrade?

Кредиты без границ: как американские p2p-площадки помогают развиваться африканскому бизнесу

Евгений Лобачев Forbes Contributor
Фото Mohamed Hossam / AP / TASS
На рынке p2p-кредитования формируется новый сегмент — краудваучинг, который помогает встать на ноги проектам в бедных странах

«Сто баксов — они и в Африке сто баксов» — расхожая фраза, которая при ближайшем рассмотрении оказывается очень далекой от истины. Сотня долларов, которую американец среднего класса может легко сэкономить на семейном ужине в ресторане, может стать отличной основой для старта нового бизнеса где-нибудь в Кении.

Конечно, миллиардных империй на эти деньги не построишь, однако создать прибыльное ремесло или расширить существующий бизнес вполне возможно. Это доказывают тысячи африканских предпринимателей, воспользовавшихся p2p кредитованием сервиса Zidisha, штаб-квартира которой находится в Сан-Франциско, США. В среднем, обслуживание кредита обходится африканским предпринимателям в 10,5% годовых, что намного ниже среднемирового показателя 35%. Впрочем, найти возможность для кредитования даже со ставкой в 50% годовых в Африке не так-то просто и основным решающим моментом все чаще становится наличие доступа в сеть Интернет.

Совсем по другому обстоят дела у американцев, которых судьба наградила не только низкой стоимостью кредитования, но и мизерными ( а иногда и отрицательными ) ставками по депозитам, что делает абсолютно невыгодным хранение сбережений в банках.

Стремительное развитие мобильной связи (а вместе с ней мобильного интернета и мобильных платежей) позволило воплотить давно витавшую в воздухе идею трансграничного кредитования, позволяющую заемщикам из бедных стран мира получать деньги под более низкий процент, а кредиторам из развитых стран — получать более высокие доходы.

Впрочем, различные юридические ограничения пока не позволяют создать массовый инвестиционный продукт с какой-либо подтвержденной доходностью.  Большие лоббистские возможности крупнейших банков приводят к тому, что под предлогом защиты неквалифицированных инвесторов, государственными органами усиливается контроль за равноправным кредитованием , что ограничивает круг потенциальных кредиторов в десятки, а то и сотни раз.  Сама идея равноправного кредитования оказывается под угрозой. Как результат — компаниям, развивающим p2p-кредитование приходится искать новые формы взаимодействия сторон, а также абстрагироваться от получения прибыли. Так, упомянутая выше Zidisha (как и ее ближайший конкурент Kiva) не обещает своим пользователям абсолютно никаких доходов. Более того, в пользовательском соглашении юристы компании четко дают понять, что все перечисленные заемщику средства являются своего рода пожертвованием, возврат которого целиком и полностью зависит от желания заемщика. Однако данные пункты соглашения не мешают некоторым кредиторам зарабатывать до 10-15% годовых, а самой компании взимать сервисный сбор в размере до 5% от суммы займа. Благодаря таким юридическим оговоркам, кредиты Zidisha не попадают под регулирование Комиссии США по ценным бумагам и биржам (SEC), а значит не требуют дополнительной регистрации, в отличие от кредитов лидеров американского рынка peer-to-peer кредитования Lending club и Prosper. Последние, кстати, были вынуждены на некоторое время приостанавливать свою деятельность, попав в 2008 году под регулирование SEC (и они еще легко отделались — британская Zopa тогда вообще покинула рынок США).

Несмотря на, казалось бы, очевидные возможности для успешного инвестирования, развитию рынка трансграничного p2p-кредитования мешают и несколько объективных преград.

Во-первых, это конечно же невозможность какого-либо воздействия на должника — повлиять на нерадивого африканского заемщика никакой американец не сможет, даже если он специально приедет в Африку. Хваленое американское правосудие здесь не сработает — здесь скорее подействует закон джунглей, который вряд ли придется по душе новоиспеченному коллектору.

Во-вторых,  тем, кто дает займы, практически недоступны стандартные инструменты расчета риска — в африканских странах нет бюро кредитных историй, а значит судить о кредитоспособности того или иного заемщика можно лишь по фотографии и текстовому описанию его бизнеса. Впрочем, сервис Kiva на главной странице своего сайта хвастается показателями объема возврата в 97%, что звучит фантастически даже для экономически развитых стран. Возможно, свою роль играет система взаимного поручительства — заемщики,  своевременно рассчитавшиеся по своему кредиту, получают возможность оставлять положительные рекомендации в пользу своих друзей или соседей.

Сдерживающим фактором для роста международного кредитования являются и валютные риски. Однако, компания Zidisha, например, привычно перекладывает их на кредиторов, мягко намекая, что на валютных скачках можно и заработать.

С гораздо меньшим количеством рисков сталкиваются пользователи площадок взаимного кредитования из экономически развитых стран. Так, например, эстонский сервис Bondora позволяет зарабатывать на выдаче кредитов гражданам Евросоюза. Успешным кредитором может стать практически любой желающий — по собственным данным сервиса 89 процентов инвесторов из 30 стран мира получили доходы не менее 10% годовых в Евро, что звучит как минимум привлекательно. Дополнительным плюсом сервиса является наличие «вторичного» рынка, на котором можно покупать или продавать уже имеющиеся обязательства по займам, в том числе просроченным. Перспективы взыскания подобных займов не ясны — кредитор и заемщик зачастую находятся в разных юрисдикциях, что с учетом большой диверсификации делает нерентабельными любые юридические действия, связанные с взысканием задолженности.

Отдельного внимания в этой связи заслуживает  технология краудваучинга (crowdvouching — народное поручительство), при которой кредитор и заемщик находятся в одной юрисдикций, а сторона, принимающая риски и основную часть дохода может находится в другой (стартап, который представляет автор поста, развивает платформу краудваучинга — Forbes). Данная схема позволяет сгладить  основные недостатки классического p2p-кредитования, но  в виду низкой ликвидности применима лишь в сфере краткосрочного кредитования (т.н. займов до зарплаты). Благодаря низким размерам подобных кредитов и их принудительной диверсификации, данная технология может стать доступной для массовой аудитории со скромными инвестиционными возможностями.

Основная идея краудваучинга строится на коллективной ответственности, причем, зачастую речь  идет о коллективной ответственности незнакомых между собой людей. Механизм работы предполагает возможность получения небольшого краткосрочного кредита абсолютно любыми дееспособными заемщиками, в том числе заемщиками с испорченной кредитной историей или вовсе отсутствием таковой. Решение о выдаче займа принимает «коллективный разум» — каждая кредитная заявка проходит процедуру расчета вероятности возврата, после чего попадает на специальную биржу поручителей, которые при помощи «свайпов» решают, поручаются они за заемщика или нет. Свайп вправо означает согласие поручителя на выдачу займа, свайп влево — отказ. Если за заемщика поручится достаточное количество поручителей, он получит запрошенный займ. За возврат займа в случае дефолта будут отвечать все поручители, проголосовавшие «за». Таким образом, риски невозврата диверсифицируются, а лимит ответственности каждого поручителя снижается до небольшой суммы, от $2 до $10.

Конечная стоимость услуг поручителей будет зависеть от кредитного рейтинга заемщика. Хорошая кредитная история позволит существенно сэкономить — обслуживание займа под народное поручительство обходится в среднем дешевле обычных микрозаймов до 50%. Заемщикам с «запятнанной репутацией» придется раскошелится — поручители, если такие найдутся, могут запросить до 30% от суммы оформляемого займа. Впрочем, при наличии преданных друзей, можно и сэкономить: технология предполагает возможность безвозмездного поручительства, при которой на заемщика ложатся только проценты непосредственного кредитора (как правило, в три-четыре раза меньшие, чем при обычном микрокредитовании).

Впрочем, брать деньги за факт поручительства дозволено далеко не всем —  например, исламские правоведы запретили мусульманам получать плату за поручительство по причине «очевидной несправедливости» и принципиального запрета на получение прибыли без трудозатрат. Это сказалось и на развитии халяльного p2p: в мире уже существует несколько сервисов (например, Beehive), в которых инвестор получает не проценты за ссуду, а процент от прибыли профинансированного им бизнеса, что, впрочем, также позволяет сервису заявлять о доходности в 10% годовых. С учетом низкого порога входа (от $300), этот тип равноправного кредитования также имеет все шансы на привлечение массовой аудитории, что вкупе с остальными типами p2p-кредитования рано или поздно может привести к постепенному оттоку сбережений среднего класса из классических банков. По прогнозам, общий рынок p2p-кредитования может достигнуть триллиона долларов уже к 2025 году.

 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться