Блокчейн для химсырья: почему ICO выглядит лучше венчурных инвестиций? | Технологии | Forbes.ru
$59.08
69.77
ММВБ1937.66
BRENT51.80
RTS1034.29
GOLD1289.07

Блокчейн для химсырья: почему ICO выглядит лучше венчурных инвестиций?

читайте также
+76 просмотров за сутки«Правильные» и «неправильные» ICO: взгляд со стороны традиционного инвестора +24 просмотров за суткиПочему за липовые размещения в криптовалютах можно пострадать +56 просмотров за суткиБиткоин — наш: как Россия стала одним из мировых центров криптокоммьюнити В ожидании Dropbox: перспективы IPO в ИТ-сфере +19 просмотров за суткиОпасный токен: от ICO до тюрьмы — один шаг +4 просмотров за суткиСолидарность: как фонд с женщинами-партнерами планирует поддержать женщин-предпринимателей +5 просмотров за суткиЦена акций и справедливость: какую опасность для сотрудников таят переоцененные стартапы Игровой движок спасет людей в реальных чрезвычайных ситуациях +1 просмотров за суткиЛюди и деньги: на что смотреть венчурному инвестору +6 просмотров за суткиБанки применили Ethereum: национальные особенности блокчейна +2 просмотров за суткиЗолото шейхов: состоится ли IPO Saudi Aramco +56 просмотров за суткиПомочь молодым: Елена Масолова вложила $300 000 в платформу для краудфандинга перспективных спортсменов Как автогиганты и страховщики пытаются сократить число аварий +5 просмотров за суткиУтечка эфира: как хакеры одним махом похитили криптовалюту на $32 млн Вода камень точит: почему блокчейн-технологии пока буксуют +1 просмотров за суткиДон Дэвис, Prime Meridian: «Если онлайн-кредиторы начнут выдавать крупные займы, у банков точно будут проблемы» +16 просмотров за суткиКультурный сдвиг: арт-стартап Дарьи Жуковой привлек $50 млн финансирования +4 просмотров за суткиВзлеты и падения: насколько рискованно инвестировать в криптовалюты +5 просмотров за суткиПузырь или новое золото: что происходит с биткоином и другими криптовалютами? +4 просмотров за суткиНедвижимость и блокчейн: почему технология перевернет рынок +4 просмотров за суткиЛишнее звено: почему электронный документооборот на блокчейне не имеет смысла

Блокчейн для химсырья: почему ICO выглядит лучше венчурных инвестиций?

Вадим Сычев Forbes Contributor
Фото REUTERS / Lucas Jackson
Чтобы построить завод по производству диоксида циркония, челябинские предприниматели решили не отдавать инвесторам 80% будущего бизнеса, а провести «IPO на блокчейне»

В последние несколько лет краудфандинг стал популярным инструментом привлечения средств. Люди по всему миру вкладывают деньги в различные стартапы,  кустарные производства с помощью 3D-печати или разработку потенциально интересных, но чаще всего бесполезных продуктов. На волне популярности коллективного финансирования была создана, например, такая компания, как Pebble, которая смогла организоваться и начать собственное промышленное производство умных часов. Но Pebble — исключение из общей практики: в сознании масс краудфандинг давно стал полуразвлекательным инструментом, через который можно предзаказать какую-то безделушку, придуманную очередным изобретателем. Так люди собирали сотни тысяч долларов на ручные огнеметы, устройства для розлива пива, квадрокоптеры и прочие игрушки для взрослых. Только единицы успешных проектов смогли выйти на серийное производство: чаще всего ввязавшиеся в очередную инициативу люди либо получали сырой, кое-как созданный продукт, либо наблюдали за тем, как их деньги растворялись в ночи вместе с авторами проекта.

С другой стороны, параллельно с краудфандингом голову подняла технология блокчейна. Ажиотаж вокруг биткоина в 2012-2013 годах и вовсе можно сравнить с очередной Золотой лихорадкой, когда продавцы «кирок«-видеокарт заработали больше, чем сами «старатели».

Еще в 2011 году 1 BTC стоил около $30, но уже в 2013 году криптовалюта стала стремительно дорожать. К ноябрю 2013 года его стоимость выросла более чем в 20 раз и достигла отметки $700 за монету, а 17 ноября поставила рекорд $1242 за 1 BTC. После этого курс биткоина стало лихорадить, он несколько раз обваливался, но в 2016 году биткоин возобновил свой рост и опять преодолел отметку вначале $1000, а затем — $2000. Эксперты считают, что после ажиотажа четырехлетней давности произошла переоценка биткоина. Из исключительно спекулятивного и теневого инструмента даркнета инвесторы усмотрели в главной криптовалюте перспективное платежное средство, а развитие самой технологии блокчейна, на которой базируются криптовалюты, и внимание к ней со стороны таких гигантов как Microsoft, только укрепило мнение, что у нее есть будущее.

Оба этих явления – криптовалюты и блокчейн – существовали в параллельном реальному сектору экономики мире: на территории гаджетов и в кибер-пространстве. Рассуждать об обеспечении биткоина и других криптовалют исключительно себестоимостью их добычи и спросом на самих себя и вовсе можно часами, но я тут не для этого. Хочется задать вопрос: задумывались ли вы, почему промышленное производство — это удел гигантов или государства? Ведь именно в эту сферу, на плечах которой стоит весь остальной мир, для рядового человека двери открыты только в качестве наемного рабочего.

Как родилась идея размещения на ICO?

Сама идея привлечения денег через ICO родилась по воле случая.  С Андреем Никоноровым, моим другом и партнером по проекту, мы знакомы давно. Часто пересекались в одном из московских сигарных клубов. Как раз в одну из таких встреч в клубе мы обсуждали, кто над чем работает, и поняли, что можем быть полезны друг другу. Андрей специализируется на консалтинге в сфере применения технологии блокчейн. А я как раз искал возможность запуска производства диоксида циркония по имеющейся у меня технологии. Я не хотел привлекать венчурных инвесторов из-за перспективы потери контроля над бизнесом. Вариант сбора денег через краудфандинг или ICO, о котором рассказал Андрей, показался мне очень перспективным.

Диоксид циркония — это популярное в современной промышленности сырье, которое используется в производстве огнеупорных материалов, в металлургии, стекольной, керамической и атомной промышленности. Например, благодаря своим огнеупорным свойствам (температура плавления 2715 °C), ZrO2 используется при строительстве атомных реакторов. Чистый же цирконий плавится при температуре в 1855 °C, то есть полимер обладает почти вдвое лучшими огнеупорными свойствами, чем чистый металл. Для сравнения, температура плавления вольфрама составляет 3422 °C, молибдена — 2623 °C, ниобия — 2477 °C. Но для того, чтобы удовлетворить потребности современной промышленности в огнеупорных материалах, необходимы синтетические полимеры — тугоплавких металлов банально не хватает на всех. Также они не обладают необходимыми механическими и химическими свойствами.

Это сырье успешно используется в промышленности уже достаточно давно. Однако для его производства используют добытый из недр песок с содержанием металлов. Потом он подвергается множественной дорогостоящей обработке, которая на выходе дает готовый продукт. Наша технология предлагает отказаться от добычи песка и самостоятельно синтезировать продукт с содержанием циркона (ZrSiO4) и простого оксида циркония — ZrO2 (бадделеита). Чистота конечного продукта составляет от 66% до 75%. При этом полученный материал не подвержен фазовым переходам, что повышает его химическую стойкость в 2,5-3 раза по сравнению с ныне имеющимся в продаже диоксидом циркония.

Для того чтобы открыть условный свечной завод стоимостью $1 млн, вам нужна ровно эта сумма. Никак иначе. В промышленности вообще все просто: вечером деньги — утром стулья. Никто не будет строить для вас цех или отгружать дорогостоящее оборудование в долг, даже если вы превращаете песок в золото. В современном мире существует несколько стандартных способов привлечения средств, кроме вложения собственных: взять кредит в банке или найти инвестора. И у каждого из них есть свои плюсы и минусы.

Банки не претендуют на ваш бизнес, но дают крупные кредиты только под залог активов, причем в российских реалиях рыночная стоимость этих активов должна в два раза перекрывать сумму кредита без учета процентов.  С другой стороны, есть  инвесторы, бизнес-ангелы — их называют по-разному. Но ради того, чтобы «отбить» свои вложения, в том числе и в ранее провалившиеся проекты, они требуют от 50 до, как в нашем случае, 80% доли в бизнесе, фактически, нанимая вас в качестве менеджмента.

Есть еще один, менее очевидный вариант: пойти за деньгами к тем, кто заинтересован в вашей продукции. Однако другие участники производственной цепочки скорее купят у вас технологию или предложат собственные площадки, чем дадут деньги на создание косвенного, а в будущем и прямого конкурента.

Мы прошли через все вышеописанные этапы, с поправкой на то, что мы хотим открыть не свечной завод, а завод по производству синтетического концентрата диоксида циркония (ZrO2). В нашем случае речь идет о необходимой сумме минимум в $3,5 млн, которые мы не смогли получить в банке, так как у нас нет достойного залога. Инвесторы же требовали не менее 80% доли после запуска проекта, то есть хотели забрать наш бизнес. Также нам поступали предложения от других игроков сектора перебраться, например, в Германию и начать производство ZrO2 там, на их мощностях. Правда, этот вариант означал и передачу нашей технологии, которая и представляет главную ценность.

Стандартные способы поиска финансирования были нам либо недоступны, либо означали потерю контроля над собственным детищем. По этой причине мы обратили свое внимание на ICO как на новое веяние в области коллективного финансирования.

ICO — это инструмент привлечения коллективных инвестиций по модели краудфандинга за счет выпуска и продажи собственных криптографических токенов (монет). Если в случае с криптовалютами они обеспечиваются затратами на добычу, спросом на самих себя или привязываются к курсу какой-либо валюты или золота, то для наших токенов ZrCoin в качестве обеспечения выступает конечная продукция: одна монета приравнивается по стоимости к одному килограмму произведенного нами диоксида циркония.

Что конкретно мы сделаем?

Первый этап — размещение на ICO на базе блокчейн-платформы Waves. В ходе сбора средств мы предложим потенциальным инвесторам приобрести монеты ZrCoin по цене от $1,40 до $1,55 за токен. Каждая монета будет обеспечена одним килограммом готового к реализации на рынке диоксида циркония.

В ходе ICO мы уже смогли собрать минимально необходимую сумму: сейчас в нашем распоряжении есть уже $3,7 млн при плане $3,5 млн. На эти деньги мы построим перерабатывающий цех в Челябинской области и закупим оборудование для производственной линии. С момента окончания ICO до старта производства и продаж, по нашим оценкам, пройдет 6-8 месяцев. Одна линия будет приносить по 70 млн российских рублей реального дохода ежемесячно. После старта продаж диоксида циркония мы начнем выкуп токенов по $2,80 за монету.  Сейчас рыночная стоимость сырья составляет $2800 за тонну или $2,80 за килограмм, то есть мы предлагаем почти 100% подъем с вложенных в проект средств. Фактически, токены ZrCoin — это производный финансовый инструмент, работающий по принципу опциона. Это еще одна привлекательная черта ICO: чтобы выйти из проекта, достаточно продать свои токены на бирже, не дожидаясь запуска производства или начала выплат. Если за оставшееся время мы сможем достичь суммы $7 млн, то будет открыта еще одна линия переработки, что удвоит мощности предприятия и ускорит выполнение взятых нами обязательств перед участниками проекта.

Также приобретение монет ZrCoin позволит стать акционером предприятия: после окончания основной волны выкупа токенов у поддержавших наш проект на ICO, мы предложим оставшимся обменять их токены на акции. По прогнозам, дойдем мы до этого этапа через 18 месяцев после старта ICO или через год, после начала выкупа монет. Таким образом, ZrCoin будет привлекателен не только как долгосрочное вложение с целью извлечения прибыли, но и как предмет свободных торгов. Вполне вероятно, найдутся люди, которые будут готовы выкупить на рынке ZrCoin по цене выше обещанных нами $2,80 для того, чтобы в будущем стать акционером. Публичного размещения бумаг или прямой продажи наших акций вне системы ZrCoin мы не планируем: получить бумаги можно будет только в обмен на токены.

Риски, безусловно, есть

Как любой проект, наш не лишен рисков для потенциальных инвесторов. Однако необходимо отметить, что все они вполне стандартные: изменение курса валют, задержки в строительстве цеха, накладки с поставкой оборудования для линии. Условно из этого списка можно вычеркнуть колебания курса валют: они опасны для нас только в случае укрепления российского рубля, которого в ближайшие годы не предвидится.

Мы не являемся первопроходцами в размещении токенов на ICO — до нас этим механизмом успешно воспользовалось множество других компаний. Самый яркий пример — размещение Chronobank, который смог собрать $5,4 млн.  Из проектов реального сектора стоит упомянуть фермерское хозяйство «Колионово» (подробнее о новости — в материале Forbes), которое через ICO собрало на развитие около $500 000, и еще один фермерский кооператив под названием «Семейный Капитал». Как видно по объемам собранных средств, ZrCoin сейчас является крупнейшим ICO, связанным с реальным сектором экономики.

Для рядового человека механизм размещения через ICO может быть не до конца прозрачным и понятным. В первую очередь необходимо понимать, что выбирается этот метод из-за околонулевых вложений для запуска, основные расходы связаны с продвижением размещения в информационном пространстве для привлечения максимального количества инвесторов.

Последние также несут риски с отсутствием регулирования данной сферы: если краудфандинг подлежит хотя бы какому-нибудь контролю со стороны государства и надзорных органов, то блокчейн – сфера, до которой регуляторы пока не дотянулись. Безопасность инвесторов гарантируется самой площадкой, на которой проходит ICO, а взаимоотношения инвестора и авторов вне площадки регулируется договором оферты, который размещается на сайте проекта и акцептируется инвестором в момент покупки токенов.

Кроме самой новизны механизма размещения на ICO, которая может насторожить инвестора, проект ZrCoin – первый в своем роде. Речь идет о привлечении средств на нужды по созданию реального производства. Схожий опыт есть только у инвесторов в Колионово – однако там владельцу фермы были нужны деньги на развитие своего бизнеса, который до ICO успешно существовал и ранее, а не для старта оного с нуля. Если бы мы не смогли собрать необходимые $3,5 млн, то все деньги вернулись бы инвесторам в полном объеме, но нам уже удалось достигнуть намеченной цели и мы готовы к запуску производства.

Конечно, выходя на ICO, в случае неудачи мы рисковали не только срывом сроков запуска завода. Немалые личные средства основателей проекта были вложены в разработку технологии (речь идет о сумме около $1 млн), потрачены существенные суммы на продвижение проекта на различных площадках в поисках инвесторов. Также были бы сорваны договоренности  с поставщиками оборудования и сырья для производства, т. к. мы предпочли провести полную подготовку по всем фронтам. Провал на ICO повлек бы за собой значительную потерю времени и средств, но все же не сопоставимую с потерей контроля над технологией, если бы мы сразу привлекли классические инвестиции. 

Это работает

Со всеми плюсами, минусами и рисками, ICO показало себя как реальный инструмент привлечения средств на серьезные проекты. «Старший брат» ICO, краудфандинг, воспринимается обществом все же как что-то развлекательное, для энтузиастов. Сообщество мира блокчейна же показало, что готово с полной серьезностью относиться как к самой технологии, так и к проектам, которые готовы развиваться с ее помощью. Несомненно, подобное отношение публики и доверие, которое было нам оказано, воодушевляет.  Ранее ни один проект, который размещался на ICO, не имел отношения к реальному сектору экономики, а тем более к перерабатывающей и химической промышленности.