Образование на всю жизнь: как онлайн превращает обучение в элемент личной «инфраструктуры» | Forbes.ru
$58.45
69.07
ММВБ2160.16
BRENT63.31
RTS1159.11
GOLD1291.19

Образование на всю жизнь: как онлайн превращает обучение в элемент личной «инфраструктуры»

читайте также
+3540 просмотров за суткиВ кедах, джинсах и на частном самолете. Как изменилась аудитория бизнес-джетов в России +2627 просмотров за суткиИсповедь пессимиста из списка Forbes. Почему стартапы уезжают из России +540 просмотров за суткиНездоровая практика: на какие уловки идут медицинские стартапы ради прибыли +588 просмотров за суткиBoston Dynamics научила своего робота прыгать и делать сальто назад +321 просмотров за суткиКрыши мира: какие стартапы из США и Европы изменят рынок недвижимости в России +247 просмотров за суткиБизнес нового поколения лидеров. Как ускорить рост стартапов в России +442 просмотров за суткиМиллиардер Мордашов инвестирует в сервис по найму сотрудников с помощью искусственного интеллекта +190 просмотров за суткиВиртуальный университет. Почему государство выделяет 2 млрд рублей АСИ на онлайн-обучение +10 просмотров за суткиИнвесторы против ученых. Нужно ли интегрировать изобретателей в бизнес компании +22 просмотров за суткиКак испугать Facebook и заработать $100 млн: почему создатели продали приложение из топ-10 App Store +13 просмотров за суткиНатуральный обмен: кого в стартапах мотивировать деньгами, а кого — интересными задачами  +12 просмотров за суткиГейтс, Брин и Маск: три незаменимых персонажа в вашем совете директоров +6 просмотров за суткиБанкиры-роботы: российский фонд вложился в проект, определяющий состояние заемщика +7 просмотров за суткиОбраз нерукотворный. Как стартап Clarifai успешно конкурирует с гигантами отрасли +3 просмотров за суткиСлишком большие надежды: как корпорации хоронят стартапы +25 просмотров за суткиАгрегаторы на блокчейне. Какие сервисы потеснят Uber и AirBnB +18 просмотров за суткиСлучайный гость. Чем грозит наем топ-менеджера крупной компании в стартап +8 просмотров за суткиДеньги за знания: российские организации заработали на онлайн-курсах Coursera +4 просмотров за суткиМодная Россия: инвестиции в одежду позволяют изменить ее внешний вид и процесс покупки +19 просмотров за суткиСемь уроков, которые любой стартапер может извлечь из сериала «Кремниевая долина» +6 просмотров за суткиВера в математику: свежие венчурные тренды и лучшие стартапы с Techcrunch SF Disrupt

Образование на всю жизнь: как онлайн превращает обучение в элемент личной «инфраструктуры»

Ирина Шашкина Forbes Contributor
Фото Getty Images
До сих пор не доказана работоспособность существующих бизнес-моделей для онлайн-образования. На что в этой ситуации делают ставку российские игроки?

Cогласно словарю Ушакова «Образова́ние — процесс усвоения знаний, обучение, просвещение». В разные периоды развития цивилизации для этого процесса были характерны разные уровни доступности, инструменты, цели. Сегодня основной отличительной чертой системы образования в разных странах является определенная иерархичность обучения (начальное, среднее, среднее профессиональное, бакалавриат, магистратура, аспирантура, докторантура). При этом основной объединяющий чертой образования по всему миру становится тренд непрерывного обучения или lifelong learning.

Это довольно новый тренд в образовании. Само понятие в современном его значении возникло в 1993 году (профессор Лесли Воткинск). Lifelong learning — это обучение на протяжении всей жизни, постоянное, добровольное и самомотивированное стремление к знаниям по личным или профессиональным причинам. Оно не только способствует социальной интеграции, активной позиции и личностному развитию, но и самообеспеченности, а также конкурентоспособности  на рынке труда.

Появление всё новых и новых инструментов и технологий, включая Web 2.0, создало большой потенциал для развития и мировой экспансии  концепции непрерывного образования. В частности это позволило пользователям заниматься ежедневно, находясь территориально в любой точке света. Очень высокая скорость изменений в информационной среде и развитие технологий стали катализатором и драйвером эволюции данного тренда. Непрерывное обучение стало новой нормой. Каждый день в мире происходят сотни изменений. Чтобы выжить и процветать, организации и отдельные лица должны уметь приспосабливать и совершенствовать свои знания и навыки для удовлетворения меняющихся потребностей. Это означает, что самое важное, чему стоит научиться человеку, — это учиться. Благодаря скорости происходящих изменений, за 15 лет на рынке появились десятки тысяч компаний, которые работают в сегменте онлайн-образования. Они делают непрерывное обучение доступным, возможным, разнообразным.

Вопрос, который задают себе современные исследователи: что стало толчком к интенсивному развитию непрерывного обучения? Многие считают, что это были MOOCs.  Возможно, MOOCs действительно стали  «точкой взрыва», которая сработала, потому что технологически мир был готов к этому. Но, на мой взгляд, массовые онлайн-курсы стали ответом на давнюю потребность людей получать нужные им знания не в краткий промежуток времени, а на протяжении всей жизни.

Что касается, MOOCs, которые появились в 2006 году, — эта образовательная технология позволила организовать обучение нескольких десятков тысяч человек одновременно. По данным J’son cегодня МООСs  пользуется 35 млн слушателей, 570 университетов, 12 провайдеров. Количество курсов растет +75-100% в год последние пару лет.  Но, увы, онлайн-курсы не произвели революцию в самих принципах передачи знания от преподавателя к ученику, просто перенесли их из оффлайна в онлайн. Всё осталось в рамках старой парадигмы: лекция — упражнение — тест. Однако MOOCs изменили сам подход к фундаментальному образованию, стерли границы времени и места — любой человек в любой точки мира смог получить доступ к лучшим мировым знаниям.

Но любую парадигму в онлайне легко изменить. Здесь для повышения качества получаемых знаний и вовлеченности учеников просто нужно использовать технологии. Можно выделить два основных технологических направления: адаптивный план курса и создание интерактивных упражнений по новым механикам.

На помощь адаптивности приходит психометрика. Она может определить пробелы в знаниях ученика и, основываясь на полученной информации, скорректировать структуру курса персонально для каждого: добавить новых упражнений, посоветовать дополнительные материалы, если ученик «зависает» на каком-то этапе, либо же, наоборот, убрать из курса определенные разделы, если система посчитает, что ученик уже знает это.

Интерактивность подразумевает более сложные и интересные механики взаимодействия с материалом, нежели простые тесты и упражнения типа «выбери правильный ответ». Например, сейчас  Mel Science разрабатывает уроки химии целиком в виртуальной реальности. По мнению Mel Science, очень сложно представить устройство атома, если оно изображено в виде клеточек с электронами, особенно школьнику 7-го класса. Зато, когда ему демонстрируют 3D модель прямо перед глазами и позволяют интерактивно самостоятельно сложить любой атом, посмотреть, какие орбитали заполняются при добавлении электронов, шанс того, что человек поймет, значительно повышается. Это новый уровень наглядности.

Помимо адаптивности и интерактивности, есть и другие тренды, которые появились в том числе с развитием технологий:

  • Асинхронность обучения: учитель и ученик не занимаются одновременно. Учеников и форматов обучения всё больше. Обучение должно становиться более удобным и доступным. Стремление к асинхронности обучения возрастает. Пользователи / студенты уже ментально готовы к этому, никто не стремится заниматься только лично, с «онлайн-головой» и синхронизируя заранее расписание и удобное время в рабочие часы.
  • Перевернутое обучение (или перевернутый класс): теорию учим сами, а на «уроке» тренируемся и практикуем все вместе. В итоге, существует спрос на системное / удобное онлайн потребление теоретических знаний, а также потребность в удобной интерактивной массовой тренировке. Без развития адаптивного обучения, маловероятно, что развивалось бы перевернутое обучение — это просто было бы очень сложно организовать.
  • Геймификация и edutainment: про это много говорят. И невозможно не принимать в расчет тот факт, что геймификация — один из основных инструментов, который сделал обучение более вовлекающим и легким. Как следствие, тренд контекстного образования — образование стало интегрироваться в вашу ежедневную обыденную жизнь и ее процессы: лексику изучают, фотографируя вывески, а математику, выполняя квесты по городу.
  • Открытые образовательные ресурсы (Open Educational Resources) — всё больше и больше контента можно найти в открытом доступе. Сам контент уже ничего не стоит. Знание самих фактов уже не ценится. Нужны методики, инструменты, программы и курсы, а значит появятся бизнесы, которые помогут «засовывать понимание в голову».
  • Огромный тренд персонализации (дифференцированности или индивидуальности подхода), который возник благодаря технологиям по работе с т.н. big data. Раз есть технологии, а спрос был всегда, значит может значимо вырастить эффективность обучения, а за это всегда готовы платить.

В современном обществе существует два типа отношения к образованию. «Образование как услуга» —  я плачу, вы мне даете определенный уровень и набор знаний. «Образование как благо» — то есть данность, неотъемлемый элемент жизни полноценного члена общества.  В случае, если образование считается благом, непрерывное обучение еще быстрее интегрируется в социум.Это больше не требование внешнего мира, которое надо выстрадать, а приятная  потребность человека. Этот тренд особенно заметен в языковом образовании. Все больше людей (особенно взрослых)  учит не ради диплома или сдачи теста, а потому что это неотъемлемая часть успешной жизни.

Что делать со всеми этими трендами?

От философии к практике. Все вышеперечисленные тренды говорят о том, что рост мотивации и потребности в образовании, потребность учиться приведут на рынок онлайн-образования еще больше студентов,  за этим придет большее количество поставщиков этой услуги. Мы говорим о довольно близкой перспективе: 5 — 10 лет максимум. Образование будет все больше интегрироваться в жизнь человека, как элемент инфраструктуры. С учетом всего этого мы понимаем, что рынок  онлайн-образования  - это перспективный, быстро растущий сегмент, который еще не насыщен игроками.

Собственно, при принятии решения о создании нового edtech проекта одним из решающих факторов является именно рынок. «Да» — факторами становится объем рынка, динамика роста, сравнение этих показателей с другими рынками, количество игроков и др. По итогам 2016 года объем мирового рынка образования равен $4,5–5,0 трлн, и в ближайшие годы он обещает увеличиться до $6–7 трлн. (данные Education International). Доля онлайна в нем составляет около 3%, или $165 млрд. (EdTechXGlobal, IBIS Capital). США — наиболее крупный и зрелый рынок в EdTech, и темпы его прироста замедляются — приблизительно +4,0-4,4% ежегодно. Второй по величине регион — Юго-Восточная Азия, в первую очередь Китай и Индия, набирающий обороты значительно быстрее (+17%). В 2016 г. этот регион обогнал Западную Европу: $11,7 млрд против $6,8 млрд. (данные GSV Advisors, Global Market Insights). Пока по объему рынка Восточная Европа, с ее $1,2 млрд, отстает от Западной, зато набирает обороты заметно быстрее (+17%) (Docebo, Global Market Insights).

«Нет» — фактор — никто не может измерить рынок корректно. В информационном поле отсутствует полная и достоверная информация о реальном объеме рынка. Это происходит из-за того, что игроки не готовы делиться финансовыми показателями. Вторая причина: сегментировать рынок на edtech, e-learning и т.д. очень трудно из-за большого количества смешанных образовательных и монетизационных моделей.  

И все равно, на мой взгляд, сегодня рынок онлайн-образования перспективен как никогда, особенно в России.

Во-первых, цифровое образование – один из наиболее быстрорастущих сегментов мирового рынка образования (+23% в год в течение 2012-2017), по-прежнему занимает небольшую долю (<3%) в общем рынке образовательных услуг. Благодаря устойчивой динамике роста к 2023 г. цифровая часть индустрии образования обещает преодолеть отметку $240 млрд в мире, прибавляя более чем по 5% в год. (данные Global Market Insights) А по более оптимистичному прогнозу, достигнет величины $252 млрд уже к 2020 г. при среднегодовом приросте в 17%.  

Во-вторых, российский рынок является драйвером роста в рамках Восточной Европы. Оговоримся, что в масштабах мирового рынка он занимает незначительную долю (<2%) . При этом, например, США занимает около 50% всего рынка, но Азия растет втрое большими темпами как в объеме потребляемых услуг, так и в количестве новых проектов.

Новая экономическая реальность в стране «просадила» довольно много сегментов экономики. При этом дала толчок рынку образования. Об этом говорят годовые итоги игроков рынка онлайн-образования: Нетология Групп в течение 2016 года показала рост в около 130 % , City Business School — рост в 70%  (данные компании), Lingualeo (компания автора — Forbes) рост- +19%. Это обусловлено тем, что в период экономической нестабильности люди пытаются повысить свою стоимость на рынке или удержаться на рабочем месте, повышая уровень знаний и компетенций, что дает им преимущество перед конкурентами в трудоустройстве или текущей компании.  Главным стоп-фактором в России является распределение денег между государственным и частным сектором. В российском образовании, по нашим оценкам, — 80% приходится на долю государства, доля частного бизнеса 19,2% — 351,7 млрд руб.

Если все-таки «да»?

На наш взгляд, перспективными направлениями в образовании сегодня являются:

  • Подготовка к стандартизированным экзаменам. Пять крупнейших инвестиций в подобные проекты суммарно превысили $175 млн за последние пару лет.
  • Основным аргументом является то, что это одно из немногих направлений в образовании, где мотивация органически высокая. Это говорит о том, что если есть компания делает хороший продукт, то компания не может провалиться, так как им просто не надо решать самый большой вопрос  - мотивация пользователя.
  • Дошкольное образование.  Сегодняшние дети по-другому воспринимают информацию и по форме, и по скорости. Это поколение, которое уже живет в другом мире. Родители готовы инвестировать в образование детей, так как осознают, что базовое образование не дает детям все, что им нужно получить, и что дети могут «потребить» больше. За один только 2015 г. в американские стартапы, связанные с цифровизацией дошкольного и общего среднего образования (K-12), был вложен $741 млн. Особенно бурный рост направления дошкольного и школьного обучения в онлайн-образовании наметился в 2016 году в странах Юго-Восточной Азии. В I кв. 2016 года 62% всех инвестиций китайского EdTech приходилось на компании в сфере дошкольного и общего образования.
  • Языковое образование. В 2015 году объем мирового рынка обучения английскому языку составлял $60 млрд, с проникновением онлайна на уровне 2%. (данные Ambient Insight)  В 2017–2021 гг. «цифровая» часть рынка обещает расти в среднем на 23,36% в год — быстрее отрасли в целом. (Technavio)  В России доля онлайн в языковом образовании составляет порядка 2,2 млрд руб. Позитивная динамика проникновения цифровых технологий позволяет прогнозировать дальнейшее увеличение доли онлайна до 11% от рынка к 2021 году (сегодня это 1,1%)
  • Корпоративное образование. Корпоративный сегмент — это самая увесистая доля негосударственного образования. Тем временем решения и технологии в корпоративном обучении используются довольно старые. Это не самый гибкий сегмент. Именно поэтому потенциал роста огромен.

Вместо заключения

Образование — очень интересный рынок, особенно в России:

  • Все образовательные тренды только «прокачивают» привлекательность отрасли в ближайшие годы

  • Долгосрочное движение в сторону непрерывного обучения усиляет естественную мотивацию, накладывает отпечаток  на развитие бизнесов в онлайн образовании

  • Период кризиса всегда толкает к усилению конкурентоспособности

  • На рынке есть сегменты, в которые еще не пришли высокие технологии (например, корпоративное обучение), и это добавляет привлекательности рынку за счет огромного потенциала роста.

Но минусы, безусловно, тоже есть. До сих пор не доказана работоспособность существующих бизнес-моделей для образования. Но в данном случае и этот минус скорее плюс — он заставит в финансово сложных ситуациях компании системнее и оригинальнее думать, тестировать новые подходы, становиться более конкурентными. Это толкнет отрасль ещё вперед.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться