Удивительная цена. Новый руководитель Novartis рассказал о лечении рака стоимостью $475 000

Мишель Тиндера Forbes Contributor
Фото Qilai Shen / Bloomberg via Getty Images
Будущий генеральный директор швейцарской фармацевтической компании Novartis Вас Нарасимхан сказал, что не собирается следовать общепринятой практике в разработке новых фармацевтических средств

«В чем же соль неординарного подхода?» Нарасимхан рассказал о своей стратегии для Novartis в среду на Саммите по здравоохранению, который был организован Forbes в Нью-Йорке. Нарасимхан — главный врач и руководитель отдела глобальной разработки лекарственных препаратов — в феврале вступает в должность генерального директора вместо Джо Хименеса.

Недавно открытый противораковый препарат Kymriah всколыхнул медицинскую отрасль. Одобренный в августе Управлением по контролю за продуктами и лекарствами США препарат предназначается для детей с острым лимфобластным лейкозом. Это совершенно новая иммунотерапия с использованием Т-клеток с химерными антигенными рецепторами или CAR-T, которая генетически модифицирует собственные белые кровяные тельца (лейкоциты) пациента, по существу, обучая их выслеживать и убивать опухоли.

«Мы переходим на новый рубеж медицинских инноваций с возможностью перепрограммирования собственных клеток пациентов для борьбы со смертельным раком, — говорил Скотт Готтлиб, полномочный представитель Управления по контролю за продуктами и лекарствами США, в августе, когда был одобрен Kymriah. — Новые технологии, такие как генная и клеточная терапия, имеют потенциал для преобразований в медицине и для достижения переломного момента в возможностях лечения и даже вылечивания многих хронических заболеваний».

Это недешевая терапия — $475 000 на одного пациента. «Несомненно, такая цена вызывает удивление», — говорит Нарасимхан. — Мы должны устанавливать цены на наши препараты на экономически эффективном уровне, приемлемом для общества. [Модель ценообразования, ориентированная на стоимость] — это то, с чем мы должны разобраться. Нам нужно разработать различные модели для различных препаратов».

Как писал Forbes в октябре, компания Novartis предложила страховым компаниям структуру ценообразования, согласно которой оплата будет осуществляться только за тех пациентов, которые входят в состояние ремиссии в течение трех месяцев.

10-летний Остин Шутц одним из первых прошел эту терапию. Незадолго до того, как ему исполнилось 3 года, он и его родители узнали страшный диагноз — острая лимфобластная лимфома. На протяжении нескольких лет лечения, которое включало химиотерапию, лучевую терапию и трансплантацию костного мозга, у него продолжались рецидивы до тех пор, пока его родители Кимберли и Джефри Шутц не узнали о клиническом исследовании препарата Kymriah компании Novartis. Остин соответствовал всем критериям и был записан на лечение в 2013 году.

«Нам оставалось только ждать, и надежда — это единственное, что у нас было», — сказала Кимберли Шутц на саммите. Остин вместе с родителями был на саммите, он здоров благодаря этой терапии.

«Это то, что заставило меня выбрать эту отрасль, и, конечно, это то, что мотивирует меня каждый день,— говорит Нарасимхан. — Мы можем решить задачи, которые ставит перед нами биология, и изменить жизнь наших пациентов».

Перевод Натальи Танюк

Новости партнеров