Forbes
$66.79
74.64
DJIA17492.93
NASD4765.75
RTS887.84
ММВБ1882.74
Елена Краузова Елена Краузова
обозреватель Forbes 
Поделиться
0
0

Придать ускорение: как заработать на пылящихся технологиях

Придать ускорение: как заработать на пылящихся технологиях
Сергей Курков, научный сотрудник Центра молекулярной электроники МФТИ.Фото из календаря МФТИ
Разработки отечественных инженеров потенциально могут принести миллионы долларов. Только надо научиться продвигать их на рынок

Ради работы в стартапе 26-летний Сергей Курков легко расстался со стабильным заработком в фармакологическом гиганте «ХимРар». Зачем? Еще будучи студентом, он задумывался о том, что огромное количество разрабатываемых в стенах института технологий можно коммерциализировать. Работа в фармакологии только убедила его в этой мысли. Что получилось из его попытки применить опыт «Химрара» в лаборатории Физтеха?

Лабораторная работа

С руководителем «Центра молекулярной электроники» Вадимом Агафоновым Курков познакомился еще будучи студентом МФТИ, проходил там практику. Центр получал самые разные R&D-проекты (научно-исследовательские проекты), которые обычно приходили от корпораций, привыкших работать с МФТИ. Например, в копилке заказов оказались датчик мониторинга работы сердца у космонавтов для «Роскосмоса», датчики для ориентации антенн для военных баз и для считывания показателей движения у спортсменов. Штат центра насчитывал около 30 инженеров, но вузовскому подразделению было далеко до бизнеса — гранты и заказы на НИОКР (Научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы. Forbes) приносили не более 10 млн рублей в год. Постепенно число патентов, зарегистрированных на сотрудников лаборатории, выросло до нескольких десятков, но дальше прикладных — все еще исключительно научных — исследований дело не шло.

Сотрудниками «Центра молекулярной электроники», еще до прихода Агафонова, была основана компания  «Р-Сенсорс». Она еще с 2009 года занялась продажей сейсмометров — специального оборудования для обнаружения сейсмических волн. Основой любого сейсмометра являются специальные датчики, которые отслеживают изменение положения в пространстве. К тому моменту обычные магнитные датчики уходили в прошлое, их вытесняли более точные MEMS-сенсоры. Но в сейсмометрах «Р-Сенсорс» использовались датчики совершенно другого типа: как утверждают разработчики, такие датчики стоят дешевле, а точность у них выше.

В чем суть технологии? В новых датчиках движение фиксируется по принципу молекулярно-электронного преобразования (МЭП). Внутри датчиков-цилиндров есть каналы с электропроводящей жидкостью. По краям каналы закрыты подвижными мембранами, а посередине — электроды. Когда положение датчика меняется, жидкость протекает сквозь электроды по инерции, заряды «собираются» вокруг электродов. Замеряя «дополнительный» электрический ток, можно узнать величину внешнего механического сигнала.  

К 2010 году «Р-Сенсорс», по словам предпринимателя, увеличил объем продаж до 20 млн рублей в год (по данным СПАРК, за 2010 год выручка компании составила более 10 млн рублей, в «Р-Сенсорс» данные показатели не подтверждают). Но на технологиях, созданных в «Центрн молекулярной электроники», как считал Курков, вернувшийся в Центр в 2014 году, можно зарабатывать больше. В «ХимРаре» два года занимался клиническими и доклиническими испытаниями и видел, сколько потенциально можно заработать на уникальных технологиях. Рынок датчиков движения к 2020 году, по прогнозам американской аналитической компании MarketsandMarkets, должен вырасти до $6,5 млрд. «Технари из МФТИ имели все шансы побороться за место на рынке, но их идеи не сходили с чертежей», — говорит Курков.

Кризис в помощь

Первым проектом Куркова в центре стали датчики для сейморазведки. Рынок был огромен: по данным Делойт, объем российского рынка геофизических услуг для нефтегазовых компаний в 2014 году прошел отметку в $3,9 млрд, из которых $1,5 млрд приходится именно на сейсморазведку. К тому же у «Р-Сенсорса» уже было несколько прототипов систем для сейсморазведки, в основу которых легли сейсмометры.

Для продвижения нового продукта было решено создать отдельную компанию «Игео». Ее совладельцами стали Курков и еще несколько физиков, разрабатывавших прототипы еще до его прихода. Правда, сразу заняться продажами не получилось, сенсоры пришлось дорабатывать. В чем была проблема? Изначально все датчики приходилось калибровать вручную. Для этого каждый датчик ставили на специальную вибрационную платформу в офисе компании. Решить проблему удалось, отказавшись от платиновой пластины-основания, — ее заменили на кремниевую. Когда необходимость в калибровке отпала, разработчики смогли перенести производство на линии обычных микроэлектронных заводов: сейчас датчики выпускаются на зеленоградском заводе «Микрон».

Первый действительно крупный заказ разработчики новых датчиков (еще до учреждения «Игео») получили в 2015 году, договорившись о пилотном проекте с «Сибгеотехсервис»: компания купила около 500 сейсмодатчиков для разведки месторождений нефти за 7 млн рублей. Себестоимость физтеховского датчика — около 20$, а геофон (комплекс оборудования для разведки на основе сейсмодатчиков) с ним стоит около $200. По словам Куркова, геофон с такой же точностью на MEMS-датчиках обойдется в $1000.

Перезапущенная технология понравилась инвесторам — «Игео» уже получила около 18,4 млн рублей от венчурных фондов РВК и других фондов. Продажи подстегнул и кризис. Например, геофизическая компания «Градиент» еще с 2009 года покупала небольшие партии датчиков у разработчиков из МФТИ, но теперь заменяет ими выходящие из строя датчики зарубежных производителей.

«Мы ищем залежи нефти и газа по изменениям малейших сигналов естественного микросейсмического фона. В России, кроме МФТИ, нигде не производят нужные для таких исследований датчики — они должны измерять колебания по всем трем осям пространства, работать на низких частотах и быть удобными для переноски с места на место», — рассказывает генеральный директор «Градиента» Сергей Феофилов. По его словам, датчики, разработанные в «Центре молекулярной электроники» (продажи идут через «Р-Сенсорс»),  обходятся вдвое дешевле импортных аналогов.

Курков жалуется, у «Игео» дела бы шли еще лучше, если бы не консерватизм крупных заказчиков.  «Мы сейчас ведем переговоры с подрядчиком «Газпромнефти», у них даже в кризис, конечно, дела хорошо, и поэтому за «пилот» должны заплатить мы им, а не наоборот, — пожимает плечами предприниматель. —  Мы вынуждены просить микрогрант у Сколково, потому что у нас нет нескольких миллионов рублей, чтобы заплатить заказчику за тестирование нашей же разработки».

В планах «Игео» на ближайший год — привлечь еще около 50 млн рублей для расширения производства и поставить не менее 1000 датчиков.  Предзаказы на них есть не только из России, но и Индии и Китая, где партнеры обсуждают и создание совместных производств. По подсчетам Куркова, ежегодно в мире закупается около 5 млн датчиков для измерения движения и вращений, в России — не менее 500 000. Команда исследователей МФТИ хочет получить до 10% этого рынка.

Тянет в небо

На разведке нефти Курков останавливаться не планирует — новая технология работы датчиков может быть востребована и в системах навигации. На этом рынке тоже есть проблема: одни датчики точные, но слишком дорогие, другие — с большим уровнем «шума», но дешевле. Курков и его партнеры  на базе компании «Сейсмотроника», получившей 5 млн рублей от Сколково, разработали датчики для навигации себестоимостью в $20. На их основе можно делать и дешевые датчики средней точности, и датчики с высокой чувствительностью, но по той же цене, что и дорогие MEMS.

«В одной партии MEMS-гироскопов или MEMS-акселерометров оказываются изделия разной точности, — подтверждает идею разработчиков бизнесмен Дмитрий Симоненко. Его компания InnaLabs, среди клиентов которой Google и SpaceX, делает гироскопы в Ирландии и тоже конкурирует с MEMS-датчикам. По его словам, на тысячу изделий может приходиться один-два прибора высокой точности, что приводит к их дороговизне и невозможности производить в нужных количествах. «Принцип, предложенный разработчиками МФТИ, надо еще изучать. Пока непонятно, как себя будет вести жидкость в новых датчиках в разных температурах, в разной динамике движения.  Если команде действительно удалось создать приборы, которые смогут производиться очень дешево, она сможет выйти на рынок приборов среднего класса точности, самых востребованных в сегменте инерциальных датчиков», — говорит Симоненко.

У «Сейсмотроники», пока дорабатывающей прототипы, есть уже первые пилотные проекты. Например, работать с компанией уже согласились в саратовском НПП «Антарес», которое делает оборудование для космических аппаратов. «В российских вузах много хороших разработок на ранних стадиях,  самые проработанные из них могут дать жизнь многим перспективным продуктам. Вопрос только в людях, которые готовы увлеченно работать,  потому что развивать наукоемкие проекты требует погружения с головой», — говорит Курков. По его словам, общаться с фондами и институтами развития приходится долго, прорабатывать бизнес-модель нужно серьезно, а многим ученым все это просто неинтересно — проще получить грантовое финансирование и заниматься только наукой.

Поделиться
0
0
Загрузка...
Самое читаемое
Рамблер/Новости
Опрос
Беспокоит ли вас курс рубля?
Проголосовало 15262 человека

Forbes сегодня

24 мая, вторник
Forbes 06/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.