03.03.2012 00:00

Взнос по-британски

Forbes
Надежда Иваницкая Forbes Contributor, Игорь Терентьев Forbes Contributor, Ирина Малкова Forbes Contributor
Сколько участники списка Forbes могли бы доплатить за приватизированные активы.

Владимир Путин перед выборами заявил, что неплохо бы разобраться с проблемой приватизации. Ведь люди, по его мнению, не доверяют предпринимателям во многом потому, что бизнес в 1990-е сводился к простому дележу государственного пирога. Поэтому, считает премьер, нужен некий механизм — «разовый взнос либо еще что-то». Как его посчитать?

Путин сослался на Григория Явлинского, который предлагал, как это было в Великобритании, собрать с бизнеса единовременный налог на прибыль, «упавшую с неба», — windfall tax. Подобную схему успешно применил в 1997 году британский премьер Тони Блэр, пополнив таким образом бюджет более чем на £5 млрд.

Проанализировав три залоговых аукциона (51% «Сибнефти», 51% «Норильского никеля», 40% «Сургутнефтегаза»), Forbes рассчитал, сколько должны были бы доплатить их победители по британской схеме*. Расчеты показали, что аналогичный платеж не разорил бы главных героев российской приватизации.

Например, бывший основной владелец «Сибнефти» Роман Абрамович, продавший компанию «Газпрому» за $13 млрд, недоплатил $49,6 млн. Для сравнения: только за переход в футбольный клуб Chelsea нападающего Liverpool Фернандо Торреса Абрамович заплатил примерно $80 млн. Бывшие партнеры по «Норильскому никелю» Михаил Прохоров и Владимир Потанин заплатили бы $2,6 млн — на двоих. На раскрутку партии «Правое дело», оказавшейся в итоге бессмысленной, так как ее исключили из гонки, Прохоров потратил $30 млн. И лишь Владимир Богданов, генеральный директор «Сургутнефтегаза», де-факто все эти годы контролировавший компанию, но скромно проживавший в пятиэтажке в Сургуте, остался бы должен более весомые $324 млн.

Конечно, все расчеты очень условны (за какие-то годы у компаний нет международной финансовой отчетности, продажа госсобственности проходила в несколько этапов, не учитывалось изменение покупательной способности доллара и пр.), но основной вывод прост: копирование любой уже применявшейся модели бессмысленно. В России свои овраги: основной бенефициар аукциона по ЮКОСу сидит в тюрьме, самой компании больше не существует, так же, кстати, как и «Сиданко». И наконец, в 2005 году сам Путин сократил срок давности по приватизационным сделкам с десяти до трех лет.

*Суть британской формулы такова: «справедливая стоимость» компании рассчитывается исходя из ее чистой прибыли (берется среднее значение за четыре года после приватизации), умноженной на отраслевой мультипликатор P/E; налог 23% взимается с разницы между стоимостью приватизационного пакета, рассчитанной таким способом, и реально заплаченной за него ценой. Эту сумму и следует уплатить в бюджет. Для расчетов Forbes использовал отчетность компаний по GAAP и МСФО (или в случае ее отсутствия — по РСБУ) за 1996–1999 годы.

Новости партнеров