Слабое звено. Почему Министерство спорта нужно срочно ликвидировать

Кирилл Кулаков Forbes Contributor
Фото Евгения Биятова / РИА Новости
Россия может вернуть себе честное спортивное имя, но для этого необходимо предпринять незамедлительные и решительные меры

Итоги 2017 года для российского спорта высших достижений выглядят беспрецедентной катастрофой. Результатом антидопингового расследования ВАДА стало лишение России множества олимпийских наград (в том числе сочинских), дисквалификация ОКР и унизительный нейтральный статус спортсменов из России на Играх-2018 в Пхенчхане. Пожизненный олимпийский бан получили два главных управленца российского спорта последнего десятилетия — экс-министр Виталий Мутко и его первый зам Юрий Нагорных. В связи с антидопинговым скандалом Россия понесла коллоссальные репутационные потери. Удастся ли стране восстановить честный имидж спортивной сверхдержавы и что для этого нужно сделать, рассуждает руководитель бизнес-школы RMA Кирилл Кулаков.

Начну с главного. На мой взгляд, первое, что необходимо сделать для восстановления доверия к российскому спорту со стороны мирового сообщества, это упразднить в стране Министерство спорта.

Лучшего старта для реабилитации не придумать, ведь именно это учреждение и два его недавних руководителя — Виталий Мутко и Юрий Нагорных — в глазах всего мира являются олицетворением той самой «государственной системы поддержки допинга» из доклада специальной комиссии WADA Ричарда Макларена.

Более того: решение о ликвидации должно быть принято незамедлительно. После недавней пресс-конференции президента Путина, где он признал «наличие проблем с допингом», решительные оргвыводы выглядели бы абсолютно логичными. Бездействие, напротив, укрепило бы уверенность зарубежных партнеров в том, что всерьез бороться с допингом в России не собираются.

Момент для принятия решения об упразднении министерства сейчас весьма подходящий. В марте 2018-го страну ждут выборы президента, и подобный шаг главы государства, объявившего о желании остаться на посту еще на один срок, мог бы послужить выразительным сигналом: Россия действительно намерена идти по пути обновления, она открыта, устремлена в будущее и хочет избавиться от негативного опыта прошлого.

Такова политическая составляющая вопроса, но есть и другая, не менее важная. Министерства спорта — это громоздкая бюрократическая структура (только в центральном ее аппарате работает больше 300 человек), она абсолютно неэффективна и по сути является лишним звеном в цепи распределения крупных бюджетных потоков.

Известно, что в 2018-2020 годах Минспорта должно получить из федерального бюджета и перевести конечным получателям около 140 млрд рублей. В том числе по статье «массовый спорт» — 7,3 млрд рублей, «подготовка и проведение чемпионата мира по футболу 2018 года» — около 21 млрд рублей, «субсидии бюджету Красноярского края на подготовку к Универсиаде-2019» — 2,9 млрд рублей и т.д.

Еще 22-25 млрд рублей ежегодно составляют государственные расходы по статье «спорт высших достижений», в том числе на содержание тренировочных центров, проведение соревнований по олимпийским видам спорта, премиальные для призеров Игр и президентские стипендии (на данный момент их получают 3 000 спортсменов и тренеров).

В связи с этим возникает ряд вопросов.

Неужели деньги на «массовый спорт» нельзя напрямую переводить в бюджеты регионов, где уж точно не хуже министерских руководителей из Москвы представляют, какую спортивную инфраструктуру у себя развивать?

Почему государственные средства на строительство стадионов чемпионата мира 2018 должны обязательно пройти через счета Минспорта, прежде чем оказаться у заказчика — государственного же предприятия «Спорт-Инжиниринг»?

Зачем при наличии в стране Олимпийского комитета и спортивных федераций на пути бюджетных средств, выделяемых на подготовку спортсменов, возникает ненужный посредник — ведомство Павла Колобкова?

Внятных ответов на эти вопросы нет.

Министерство спорта в том виде, в каком оно функционирует в России, существует еще только в одной стране мира — Китае.

В большинстве развитых западных держав вопросы спорта находятся в ведении министерств образования, здравоохранения или культуры. В Швейцарии и Австрии ими занимаются оборонные ведомства. В Канаде и Австралии при наличии в правительстве номинальных министров спорта собственно министерств нет.

Не имеют такого учреждения как Минспорта и США — самая мощная спортивная держава современности, на шести последних Олимпиадах завоевавшая наибольшее количество медалей (404).

Популяризацией спорта в Штатах занимается общественный совет при президенте, Национальный олимпийский комитет работает напрямую с федерациями видов спорта, государственных денег не получает ни цента, а свой бюджет формирует преимущественно за счет контракта с телекомпанией NBC, владеющей правами на трансляцию Игр на территории страны, и большого количества спонсорских соглашений.

Понятно, что мгновенный переход к американской модели в России в силу ряда причин невозможен. Однако ликвидация Министерства спорта как организации, во-первых, ненужной, и, во-вторых, абсолютно себя дискредитировавшей, может стать первым шагом к оздоровлению ситуации в российском спорте и возвращению ему доброго имени на мировой арене.

Новости партнеров