OCCRP рассказал об «офшорной империи» «Тройки Диалог»

Фото ТАСС
Через компании, связанные с инвестбанком, якобы прокачивались миллиарды долларов. Одним из конечных получателей денег был виолончелист и друг Владимира Путина Сергей Ролдугин

Офшорная экосистема

Инвестбанк «Тройка Диалог», которым руководил и владел Рубен Варданян (в 2011 году продал компанию Сбербанку), создал сеть офшоров, через которые переводились деньги «самым влиятельным людям России», в частности виолончелисту и другу Владимира Путина Сергею Ролдугину, пишут журналисты Проекта по расследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP). Российским партнером расследования выступило издание Meduza.

Авторы расследования — сотрудники OCCRP и литовского издания 15min.lt — изучили данные о банковских проводках компаний, имевших счета в одном из крупнейших литовских банков — Ukio (принадлежал бизнесмену Владимиру Романову, лишился лицензии в 2013 году). В Ukio обслуживались как минимум 30 компаний, связанных с «Тройкой».

Исходя из данных банка Ukio, OCCRP делает вывод, что «Тройка Диалог» создала «экосистему» по меньшей мере из 76 взаимосвязанных офшорных компаний, функционировавших в 2006-2013 годах. Некоторые из этих компаний открывали счета в Ukio.

Офшорные фирмы, управляемые «Тройкой Диалог», «получали миллионы долларов, в частности, от компаний, которые выводили деньги из страны, используя криминальные схемы». Среди конечных получателей средств OCCRP обнаружило несколько топ-менеджеров компаний с госучастием, а также родственников и друзей высокопоставленных российских чиновников. Всего через офшорную сеть «Тройки» было проведено $4,6 млрд.

В расследовании упоминается несколько структур, которые переводили средства в связанные с «Тройкой» компании: $130 млн перевели компании, фигурировавшие в «деле Магнитского» о краже из бюджета 5,4 млрд рублей, более $27 млн — от компаний, выводивших деньги из аэропорта Шереметьево, и т. д. Авторы расследования подчеркивают — утверждать, что прямыми получателями преступных денег были офшорные компании, связанные с «Тройкой», нельзя. Поступив на счет одной из офшорных компаний, деньги несколько раз перемещались между счетами других компаний системы, после чего уходили конечным получателям. OCCRP называет несколько таких получателей. Среди них — виолончелист и друг Владимира Путина Сергей Ролдугин, компании, связанные с которым, якобы получили в 2010-2013 годах $69 млн из офшорной системы «Тройки». Компании Ролдугина якобы заключали с офшорными компаниями договор на покупку акций «Роснефти», продавец его не выполнял, и за срыв соглашения компания Ролдугина получала компенсацию. Через компанию, входившую в офшорную систему «Тройки», 80-летняя Анна Курепина (была прописана в одной московской квартире с бывшим губернатором Самарской области, сейчас — первый замглавы «Ростеха« Владимира Артякова) в 2008-2009 годах получила почти €15 млн в кредит без залога и первоначального взноса под 5% годовых. На эти деньги была куплена земля с виллой на побережье Коста-Брава (Испания). Через несколько лет вилла перешла в собственность сыну Владимира Артякова Дмитрию и его супруге.

Движение средств в рамках офшорной экосистемы «Тройки« «очень сильно похоже на отмывание денег», — считает заместитель директора российского отделения антикоррупционной организации Transparency International Илья Шуманов. У «Тройки Диалог» на момент получения Курепиной (предположительной родственницей губернатора Артякова) кредита были «совершенно четкие интересы» в Самарской области, подчеркивает он. «Являются ли эти денежные переводы от структур Варданяна в пользу лица, связанного с Артяковым, похожими на коррупционные транши? Скорее всего да», — говорит Шуманов.

Основные денежные потоки из офшорных компаний, пишет OCCRP, шли самому владельцу «Тройки» Рубену Варданяну, его семье и ближнему кругу, которые оплачивали этими средствами свои личные нужды (яхты, обучение детей за границей и т. д.).

Рубен Варданян не отрицает, что «Тройка Диалог» использовала для бизнеса иностранные компании. При этом, по его словам, «Тройка Диалог» знала своих клиентов и у него нет информации о том, что компании «Тройки Диалог» получали средства от фирм, которые упоминались в деле Магнитского, фигурировали в мошеннической схеме торговли топливом в аэропорту Шереметьево или в уголовном деле по выводу денег «Росгосстраха». Оборот группы «Тройка Диалог» превышал 2 трлн рублей, и он не мог знать обо всех сделках в масштабах компании. В пресс-службе Варданяна отметили, что «за всю историю существования группа компаний «Тройка Диалог» действовала в полном соответствии с принципами прозрачности и международными стандартами финансовой отчетности».

Возможные последствия

Счета офшорных компаний в Ukio часто регистрировались на сезонных рабочих из Армении. По словам Варданяна, речь шла о технических сервисных компаниях. «Именно оформление офшорных структур на сезонных рабочих может очень сильно заинтересовать не только регуляторов по месту учреждения офшоров, но и страны-эмитенты валюты, то есть прежде всего США, поскольку практика преследования за сомнительные операции может являться достаточным основанием для возбуждения соответствующих расследований со стороны как Департамента юстиции США, так и американского Минфина», — говорит партнер Paragon Advice Group Александр Захаров. По словам Захарова, в случае наличия обоснованных подозрений даже до вынесения мотивировочных суждений либо инициирования судебных разбирательств американское санкционное ведомство OFAC может по своему усмотрению предлагать потенциальных лиц для включения в санкционные списки. «Одно дело заявлять себя акционером офшорной компании, а другое — заявлять себя бенефициаром компании по счету в банке. В случае если есть люди, которым было неизвестно, что по принадлежащим им банковским счетам проходили существенные суммы или в их интересах совершались миллионные операции, скорее всего, это может не остаться без внимания не только регуляторов США, но и Европы», — говорит эксперт. Во многих странах допускается регистрация компаний на номинальных акционеров, однако банки всегда должны знать истинных бенефициаров компаний и некорпоративных структур, например трастов и фондов, подчеркивает Захаров.

«Деньги, попадавшие в систему офшоров, распределялись очень странным образом, в том числе их получателями были лица, связанные с представителями власти. Как мог Сбербанк спокойно поглотить эту компанию, не проверив эти странные финансовые операции? Правильно ли проходила процедура due diligence?» — задается вопросами Шуманов из Transparency, который считает, что «вся эта история создает большую проблему и закладывает бомбу под Сбербанк». Расследование иностранными регуляторами, скорее всего, начнется, как и после любой подобной публикации, и вполне возможно, оно коснется и Сбербанка, прогнозирует Шуманов. Расследование по следам публикации могут начать как британские госорганы, занимающиеся борьбой с отмыванием, так и США, где у «Тройки» было подразделение, предполагает он. В Сбербанке сообщили Forbes, что факты, изложенные в статье, не имели и не имеют отношения к Сбербанку. «Упомянутые операции совершались со счетов компаний, которые никогда не входили в периметр сделки по покупке Сбербанком компании «Тройки Диалог», — подчеркнули в банке.

рейтинги forbes
Новости партнеров