«Бегство — это то, что свойственно виновному». Речь Майкла Калви в суде

Фото EPA / TASS
Основатель Baring Vostok Майкл Калви продолжает верить в инвестиционный потенциал России. Об этом он заявил в суде, где решается вопрос о его переводе из СИЗО под домашний арест. Американец говорил в суде по-русски. Forbes публикует его речь целиком. Многоточием отмечен фрагмент, где слова инвестора было плохо слышно

Я знаю, что сегодняшний суд не может решать вопрос о моей виновности или невиновности. То обвинение, которое мне предъявлено, лишь на первый взгляд выглядит простым и понятным. Но беспристрастно разбираться во всех тонкостях (...) нужно продолжительное время и колоссальные силы.

Так или иначе, речь в обвинении идет о бизнес-споре, который возник гораздо раньше моего ареста. И мне остается только сожалеть, что одна из сторон этого спора выбрала весьма своеобразный способ отстаивания своих интересов, представ перед правоохранительными органами России, перед всем мировым бизнес-сообществом обманутыми и оскорбленными. То, что должно разрешаться и разрешается в открытом коммерческом суде, к сожалению, стало предметом уголовного преследования, привело к моему аресту и обвинению в мошенничестве.

Вопрос моей невиновности — это вопрос моей чести и репутации, которую я создавал всю свою жизнь. Я даже больше, чем заявитель, заинтересован в исходе этого дела. Бегство – это то, что свойственно виновному. Для меня бегство из России равноценно признанию своей вины, равноценно самоуничтожению. Для этого не нужно каких-то специальных доказательств. Вся моя жизнь в России, все, что я сделал в последние 30 лет — и есть доказательство.

Я хотел бы поблагодарить всех поддерживающих — моих коллег, бизнес-сообщество, общественных деятелей, публично высказывающихся в поддержку меня и моих коллег. Наши партнеры — или оппоненты — прибегли к злоупотреблению законом и делают попытки уйти от ответственности за вывод активов из бывшего Юниаструм банка. Вывод активов из Юниаструм банка после нашей проверки перед слиянием был подтвержден проверкой ЦБ. Эти убытки, даже с учетом новой эмиссии и прекрасных текущих операционных результатов, банку нужно абсорбировать еще больше года. Наши оппоненты пытаются любой ценой остановить допэмиссию банка и наш арбитражный процесс в Лондоне. Контроль в банке нашим партнерам нужен для того, чтобы продолжить скрывать факты выведения активов. В случае, если контроль над банком перейдет к нашим партнерам, не исключен дополнительный вывод активов из банка.

Несмотря на этот корпоративный конфликт, который вылился в уголовное преследование, я хотел бы подчеркнуть то, что я говорил всегда: я по-прежнему верю в инвестиционный потенциал России.

В заключение я не прошу уважаемый суд решать вопрос о виновности или невиновности моей и моих коллег. Я прошу лишь поверить в мое желание доказать нашу невиновность.

Спасибо.

Новости партнеров