Что случится с ценами на нефть до конца года

Фото Nick Oxford / REUTERS
За последние полгода баррель подорожал до $75 — конечно, не рекорд, но в текущей конъюнктуре это высокая отметка (только за четыре последних месяца цена поднялась на $25). Что привело к такому взлету и чего ждать дальше?

Нестабильная внутренняя ситуация в ряде стран оказывает влияние на нефтяные котировки — как на фундаментальном уровне, в результате сокращения предложения, так и за счет спекулятивной составляющей.

Форс-мажор, ремонт и дестабилизация

Безусловно, большое влияние на рынок оказывает продолжающееся сокращение добычи в Венесуэле. В марте 2019 года ее уровень упал ниже 1 млн барр./сут. (сокращение почти на 500 000 барр./сут. по сравнению с февралем) на фоне перебоев с подачей электроэнергии.

По заявлениям представителей Министерства энергетики Казахстана, в апреле добыча нефти в стране должна снизиться на 300 000 барр./сут. из-за ремонта двух крупнейших нефтегазовых месторождений страны: Кашагана и Тенгиза, ремонт продлится до 1,5 месяцев. До конца 2019 года ожидается остановка добычи на тот же срок в связи с ремонтом на месторождении Карачаганак.

В конце апреля сократились поставки нефти из России: в нефти, поставляемой по нефтепроводу «Дружба», Белоруссией было обнаружено существенное превышение содержания хлорорганических соединений, которые крайне негативно влияют на техническое состояние НПЗ при переработке. В итоге многие страны отказались принимать российскую нефть.

К спекулятивной составляющей можно отнести военный переворот в Судане, а также отставку президента Алжира в начале месяца. Эти события не имели реального влияния на физический рынок, однако свою лепту в повышение цен они внесли.

Иран и ОПЕК+: обвал цен неизбежен?

На протяжении более двух лет цены на нефтяном рынке с переменным успехом поддерживаются за счет договоренности стран ОПЕК+ о квотировании добычи. Последние договоренности были достигнуты в ноябре 2018 года. Однако, если в январе-феврале 2019 года ОПЕК+ не радовала результатами — соглашение не выполнялось на 100%, то уже в марте оно было перевыполнено на 300 тыс. барр./сут. Героем месяца оказалась Саудовская Аравия, которая практически в одиночку обеспечила выполнение целевых показателей сделки. Так, в марте добыча нефти в стране была ниже целевых отметок на 500 тыс. барр./сут.

Не менее важным фактором на нефтяном рынке является ситуация вокруг Ирана, главным образом — отмена послаблений со стороны США в отношении иранского экспорта для всех стран. Действия Штатов оказались сюрпризом для участников рынка. После официального заявления со стороны США, рост цен ускорился. По-видимому, многие ожидали, что решение не будет столь жестким, и в том или ином виде послабления сохранятся.

В ответ на отмену послаблений Иран в очередной раз заявил, что перекроет Ормузский пролив и что поставки до нуля не сократятся — что и так было понятно.

По данным Bloomberg, экспорт иранской нефти в марте 2019 года составил почти 1,7 млн барр./сут., более 36% пришлось на Китай, примерно столько же — на Индию и Корею. Большую долю занимают поставки, назначение которых не определено, однако, возможно, часть из этого объема пришлась на Европу, которая официально отказалась от иранской нефти, но при этом продолжает говорить о том, что будет поддерживать Иран по вопросам ядерной программы.

Если предположить, что все страны будут исполнять санкции США по прекращению импорта из Ирана, и на экспорт будут идти только объемы нефти, направления которых «не определены», то рынку надо будет заместить почти 1,5 млн барр./сут. Это достаточно много, и за один месяц найти столько свободной нефти на рынке будет трудно — как минимум потому, что пересмотр соглашения ОПЕК+ будет только в мае. К концу года нехватка может обернуться переизбытком. Впрочем, итоговые объемы лишней нефти, а, значит, и цены на нее, будут зависеть от поведения Саудовской Аравии и других участников ОПЕК+.

Как дальше могут развиваться события?

Первый вариант — Саудовская Аравия соблюдает условия сделки ОПЕК+ и наращивает добычу только на 500 000. барр./сут., которые укладываются в ее квоту и могут быть выведены на рынок в течении 1-2 месяцев. Далее ОПЕК+ в мае договаривается о постепенном наращивании добычи на 300 000 — 500 000 барр./сут., и мониторинг ситуации, а также скоординированность действий участников коалиции позволяет удержать цены нефти вокруг отметки в 60-65 долл./барр. Однако есть опасность, что повторится ситуация 2018 года, когда все страны увлеклись и добыли больше оговоренного количества.

Второй путь — существенный рост добычи в Саудовской Аравии — на 1,2 тыс. барр./сут. свыше 11 млн барр./сут. США заявляют, что имеют договоренности Саудовской Аравией о том, страна будет наращивать добычу, чтобы компенсировать нехватку иранской нефти. Саудовская Аравия обладает техническими возможностями, чтобы сделать это. Саудиты еще в конце 2018 года продемонстрировали возможность нарастить добычу до 11,1 млн барр./сут.

Этот сценарий является более радикальным по сравнению с предыдущим. Во-первых, такое поведение Саудовской Аравии фактически будет сигнализировать, что сделка ОПЕК+ более не действительна, а без саудитов коалиция не будет иметь веса на рынке. Во-вторых, это развяжет руки всем остальным участникам сделки, и они начнут наращивать добычу уже без оглядки на соглашение. Объем роста их добычи может составить еще 500-600 000 барр./сут. сверх саудовских, что в итоге приведет к падению цен на нефть до $50/барр. и ниже.

Североамериканский фактор

При обоих сценариях не стоит забывать о росте добычи в США, который в 2019 году оценивается в 900 000 барр./сут., причем производители уже будут намного меньше ограничены инфраструктурой, поскольку к концу года будут введены новые нефтепроводы и расширены старые.

Фактором, ограничивающим добычу сланцевой нефти в США, может стать ее качество. Нефтяной рынок все заметнее испытывает нехватку сернистых и тяжелых сортов нефти. Иран как раз по большей части экспортирует среднюю и тяжелую сернистую нефть, но есть небольшая доля легких сортов, которые США легко заменят на рынке.

Не стоит забывать и о таких факторах, как снижение спроса, ценовые войны и экологические ограничения на использование пластика. В итоге вероятность повторения ценового пике к концу года остается крайне высокой.

Новости партнеров