закрыть

Дорогой евроремонт: нужно ли расширять Премьер-лигу российского футбола?

Кирилл Кулаков Forbes Contributor
Фото Станислава Красильникова / ТАСС
Уже в сезоне 2020/2021 в элитном дивизионе могут сыграть не 16, а 18 команд — расширение лиги по образцу большинства европейских стран одобрили все руководители клубов, кроме Леонида Федуна

Российская премьер-лига (РПЛ) близка к расширению. За увеличение числа участников футбольного чемпионата с 16 до 18 команд проголосовали 15 клубов, категорически против выступил только владелец «Спартака» Леонид Федун, который назвал одобренную реформу «экономической глупостью». По его мнению, лигу нужно сокращать и проводить чемпионат в два этапа, чтобы увеличить количество матчей между сильными командами. Окончательное решение по обсуждаемому вопросу должен принять исполком Российского футбольного союза (РФС), намеченный на конец июня. Каковы перспективы и последствия расширения, которое, возможно, ждет РПЛ уже с сезона 2020/2021?

Мой первый тезис: в исторической перспективе расширение РПЛ — это правильно. Но есть и второй: прямо сейчас лига к такому шагу совершенно не готова, и вряд ли через год ситуация существенно изменится.

Почему курс на расширение верный? Все просто. Больше команд — это больше матчей и, соответственно, больше денег. Это увеличение выручки от продажи билетов и абонементов, атрибутики, кейтеринга в матчевые дни, это больший охват аудитории и, как следствие, потенциальный рост доходов от спонсорских контрактов и телеправ.

Кроме того, главный сторонник расширения президент ЦСКА Евгений Гинер считает, что 30 матчей в сезоне (как сейчас) — маловато для поддержания команды в тонусе, позволяющем достойно выступать в еврокубках. И это тоже весомый аргумент.

Наконец, расширение — это формальное приближение к лучшим мировым стандартам. Во всех пяти топовых лигах Европы — в Англии, Испании, Германии, Италии и Франции — клубов как раз от 18 (Бундеслига) до 20 (у всех остальных). Так что и в России, территорией и населением все эти страны превосходящей, команд в элитном дивизионе, наверное, могло бы быть больше, чем теперь.

Впрочем, на этом обоснование первого тезиса следует завершить и признать, что в настоящий момент РПЛ к расширению не готова. Все гипотетические преимущества этого решения не выдержат столкновения с современной отечественной реальностью.

Главная причина в нестабильности финансового положения большинства клубов как в РПЛ, так и дивизионом ниже. Многие из них традиционно рассчитывают на бюджетное финансирование и не умеют, а зачастую и не желают, зарабатывать самостоятельно.

Приведу несколько цифр. По итогам сезона 2018/2019 с первого места в Футбольной национальной лиге (ФНЛ) в РПЛ поднялся «Тамбов». Его бюджет в ФНЛ составлял около 360 млн рублей, 94% средств поступало из областной казны. В РПЛ, по заверениям клубного руководства, бюджет должен вырасти до 600–700 млн рублей за счет телевизионных денег (около 100 млн рублей) и новых спонсоров, которых планируется привлечь.

Между тем практика последних лет показывает, что в элитном дивизионе российского футбола без миллиарда (и это как минимум) делать нечего. Абсолютными аутсайдерами чемпионата 2018/2019 стали «Анжи» и «Енисей». Махачкалинская команда, занявшая место расформированного из-за финансовых проблем пермского «Амкара», не всегда находила средства, чтобы добраться на выездной матч, и завершила сезон с долгом в 90 млн рублей. «Енисей» получил из краевого бюджета более 800 млн рублей, но сумел выиграть лишь 4 матча из 30.

И эти примеры не исключение, а скорее правило: в сезоне 2018/2019 12 из 16 команд РПЛ в большей или меньшей степени (как правило, в большей) существовали за счет бюджетных средств. Похожее соотношение государственных и частных клубов и в ФНЛ: 13 из 20.

Оставлю в стороне тему морального несоответствия такой схемы финансирования профессионального футбола и ее экономической неэффективности — Forbes уже писал об этом. Скажу лишь, что расширение РПЛ при сохранении преимущественно государственного финансирования клубов никакой пользы российскому футболу не принесет.

Экономическая ситуация в стране оставляет желать лучшего, денег в бюджетах всех уровней больше не становится — и вряд ли ситуация в ближайшем будущем кардинально изменится. Кажется, это начинают понимать и руководители регионов, являющихся фактическими владельцами клубов.

В 2018-м губернатор Пермского края Максим Решетников отказался спасать тонущий «Амкар»: клуб в итоге был признан банкротом и утратил профессиональный статус, оставшись должен игрокам 250 млн рублей. Правительство Дагестана, несмотря на отчаянные призывы о помощи, весь сезон игнорировало финансовые проблемы «Анжи». Глава республики Владимир Васильев на вопрос о будущем команды скупо обронил: «Что будет, то и будет». Губернатор Томской области и по совместительству президент футбольного клуба «Томь» Сергей Жвачкин фактически предостерег своих игроков и тренеров от излишнего рвения в борьбе за победу в ФНЛ. Команда уверенно шла второй, когда он вдруг объявил: «В Премьер–лигу мы пока идти не планируем». После такого случившиеся стыковые матчи «Томи» с «Уфой» можно было и не проводить.

А если вспомнить, что аналогичная ситуация имела место и годом ранее («Анжи» уступил в стыках «Енисею», но остался в РПЛ, поскольку «Амкар» не смог предоставить лиге финансовых гарантий), можно говорить о систематической дискредитации спортивного принципа, на котором вроде бы основана вся система футбольных лиг в России.

Если расширение РПЛ случится прямо сейчас, оно будет искусственным и экономически никак не обоснованным. Новые команды, механически интегрированные в элиту, но не соответствующие ее требованиям, будут обречены на роль так называемых «лифтов», год за годом путешествующих вверх-вниз. Они не смогут добавить турниру ни конкуренции, ни зрительского интереса и, весьма вероятно, со временем пополнят список футбольных банкротов.

«Я за то, чтобы клубов в Премьер-лиге было больше. Но у них должна быть финансовая стабильность. Пока не можем найти критерии оценки финансовой стабильности. Письмо от губернатора — это не гарантия, письмо от владельца-частника тоже», — говорил в декабре 2018 года глава РПЛ Сергей Прядкин.

С момента этого заявления до одобрения клубами расширения Премьер-лиги прошло немногим более полугода. Означает ли это, что критерии оценки финансовой стабильности наконец сформулированы? Если да, то хотелось бы с ними ознакомиться.

Новости партнеров