«Вы уже показали, что не знаете УПК»: как Басманный суд арестовал первого фигуранта дела «Рольфа»

Фото Натальи Пешковой для Forbes
Топ-менеджер крупнейшего российского автодилера «Рольф» Анатолий Кайро как минимум до 25 августа пробудет под домашним арестом — так решил Басманный суд. По ходу заседания столкнуться с обвинениями пришлось самому следователю — судья уличила его в незнании уголовно-процессуального кодекса.

Басманный суд Москвы в пятницу отправил под домашний арест Анатолия Кайро — директора департамента развития бизнеса группы компаний «Рольф», крупнейшего автодилера России. Ему запрещено выходить из квартиры на улице Анохина без разрешения следователя, пользоваться телефоном и интернетом. Общаться он может только с близкими родственниками.

За день до этого Следственный комитет объявил, что возбуждено уголовное дело в отношении основателя «Рольфа» Сергея Петрова и «ряда руководителей компании». Из ряда руководителей в итоге в суде оказался только Анатолий Кайро. Петров и экс-гендиректор Татьяна Луковецкая сейчас находятся за границей. Всем троим инкриминируют часть 3 статьи 193.1 УК РФ (валютные операции по переводу денежных средств на счета нерезидентов с использованием подложных документов»). Петров и другие якобы незаконно перечислили за рубеж 4 млрд рублей — путем фиктивной продажи «Рольфу» акций компании «Рольф Эстейт» по многократно завышенной цене. Наказание по этой статье — от пяти до десяти лет лишения свободы.

Вывод средств, политика, рейдерство: что стоит за делом против основателя «Рольфа» Сергея Петрова

«Вы уже показали, что не знаете УПК»

О том, что Кайро задержали, стало известно утром в пятницу, 28 июня. А уже днем его привезли в Басманный суд. Менеджер, одетый в спортивную одежду, выглядел бодро.

Решение о мере пресечения выносила судья Наталья Дударь (известна по ряду резонансных дел, она продлевала домашний арест режиссеру Кириллу Серебренникову и инвестору Майклу Калви, продлевала арест экс-министру Алексею Улюкаеву, отправляла в СИЗО другого экс-министра Михаила Абызова, арестовывала фигуранта дела ЮКОСа Платона Лебедева и выносила приговор оппозиционеру Ильдару Дадину). В начале заседания она формально сверила анкетные данные обвиняемого. Кайро подтвердил, что работает советником в «Рольфе». Сам он гражданин Украины, живет в Москве, в собственной квартире на улице Академика Анохина, женат и воспитывает малолетнего ребёнка.

После этого слово взял следователь Юрий Скирденко – просьбу о домашнем аресте до 25 августа (включительно) он обосновывал тем, что Кайро обвиняется в тяжком преступлении. «Не позднее 12 февраля 2014 года он вместе с Петровым объединились в преступную группу». Следователь при этом настаивал, что руководителем группы был Петров. По словам Скирденко, Кайро, если останется на свободе, попытается скрыться или оказать влияние на ход следствия. Тем более, подчеркивал следователь, сотрудник «Рольфа« обладает «обширными связями» (какими именно, он не уточнил). Подозрения следствия подтверждается показаниями свидетелей, заключениями экспертов и оперативно-розыскными мероприятиями, настаивал Скирденко.

В конце своего выступления он попросил наложить на Кайро «определенные запреты и ограничения». «Ограничения исключены из УПК [Уголовно-процессуального кодекса] с прошлого года», — удивилась судья Наталья Дударь.

Это оказалось новостью для следователя, он попытался что-то возразить. Но судья остановила его: «Ну, вы уже показали, что не знаете УПК», — заявила Дударь и тут же уточнила. — А почему вы просите домашний арест до 25 августа включительно? У вас когда дело возбуждено?! Дать УПК? Или самой прочитать?». Следователь Скирденко снова замялся.

«В связи с чем просите избрать домашний арест? Не сообразите?» — продолжала судья. «Он обвиняется в особо тяжком преступлении…» — сделал еще одну попытку оправдать меру пресечения следователь.

«Перерыв объявить? Или прокурор подскажет?» — парировала Дударь. В итоге заседание прервалось на 10 минут — судья посоветовала следователю почитать статьи 190-199 УПК. В этих статьях описана процедура ведения расследования — проведения допросов, очных ставок и назначение экспертиз.

«В деле нет никакой экспертизы!«

Когда процесс возобновился, следователь уверенно отрапортовал, что обвиняемый «не имеет постоянного места жительства в России, постоянно перемещается заграницу».

После этого слово взял сам обвиняемый.

«Считаю себя законопослушным гражданином. А меру такую меру пресечения [домашний арест] — чрезмерной», — заявил Кайро.

«Вы просите не избирать его? Так?», — уточнила судья.

«Я являюсь собственником квартиры по ул Академика Анохина. Несмотря на то, что вид на жительства у меня до 2021 года, у меня есть возможность его продлевать. Тут проживает моя семья. Все паспорта были переданы следователю, и я не имею возможность перемещаться за пределы России», — уверял Кайро.

Не избирать домашний арест просили и адвокаты Кайро — в качестве гарантии того, что топ-менеджер не сбежит, защитники предложили залог в 20 млн рублей. «У нашего подзащитного есть постоянное место работы и источник доходов, он положительно характеризуется и страдает бронхиальной астмой, — приводили сразу все доводы адвокаты — Он добровольно выдал все документы, в том числе паспорт, и не может покинуть Россию».

Кроме того, адвокаты настаивали, что в материалах дела нет достаточных доказательств тому, что сделки, которые следствие считает фиктивными, действительно были таковыми. «Рольф Эстейт» владела дилерскими центрами, всеми мастерскими, парковками на территории Москвы! В материалах написано, что все это должно было стоить 200 млн. В деле нет никакой экспертизы, — говорили адвокаты. — Следователи просто берут коммерческую сделку и говорят: надо было дешевле».

Выслушав всех, судья Дударь удалилась в совещательную, но спустя меньше чем через час отправила Кайро под домашний арест.

Вывод средств, политика, рейдерство: что стоит за делом против основателя «Рольфа» Сергея Петрова

При участии Натальи Пешковой

Новости партнеров