Куча мусора высотой с «Газпром»: как заработать миллиарды на отходах

Михаил Замарин Forbes Contributor
Фото Nicolas Liponne / NurPhoto via Getty Images
Тема утилизации мусора актуальна сейчас как никогда: общество обеспокоено, государство лихорадочно реформирует отрасль. Что нужно сделать, чтобы меры были эффективны и острая проблема стала источником доходов?

Шиес не закончился: на полустанке в глухом архангельском болоте продолжают жить люди, которые съехались сюда со всех уголков России. Они уверены, что несмотря на все обещания властей, общественников, экспертов, сюда все равно приедет московский мусор и в нарушении всяких экологических норм будет похоронен в земле.

Тем более что рассказать об этом президенту на «Прямой линии» так и не рискнули. За всю мусорную повестку ответила девочка-блогер. Вот и все.

Между тем проблема с мусором в нашей стране шире Шиеса. Шире подмосковных свалок, бунты на которых взволновали власть в прошлом году. Даже шире большой «мусорной реформы», о которой пришлось задуматься по причине вышеупомянутых протестов. Проблема в том, что на самом высшем уровне нет понимания, что же с мусором делать.

Основная проблема этой реформы — несоответствие масштабов задачи и времени, которое было отведено на ее реализацию. Государство вынуждено было срочно реагировать на протесты, поскольку раньше просто не занималось проблемой и не хотело слышать предупреждения. В итоге гигантский план родился за несколько месяцев, можно сказать, на коленке, не все необходимые расчеты были проведены.

Но главные сложности реформы — идеологические. Задача ставилась именно как спасение от мусора, а должна была ставиться по-другому: как с максимальной пользой для экологии, экономики и людей этот самый мусор использовать.

Вторая сложность — задачу профинансировать реформу возложили на население, хотя строительство дополнительной инфраструктуры в перспективе должны взять на себя государство и бизнес. В итоге сейчас коммунальные платежи начисляются, а качественной услуги еще нет. Люди отказываются отдавать деньги и возмущены свалками.

Застопорилось и возведение той самой инфраструктуры. И не только потому, что не видно толпы инвесторов. Ведь нам до сих пор не сказали о том, что страна планирует делать с отходами на горизонте хотя бы 10-20 лет. Сортировать? Сжигать? Хоронить? Перерабатывать?

Для сравнения: в Европе в среднем по 27 странам порядка 40% мусора отправляется на полигоны, еще 40% перерабатывается, остальное сжигается и переходит в энергию. В США, с которыми у нас очень похожий по морфологии мусор, 50-60% отправляют на полигоны. Но эти регионы уже не первый десяток лет работают над экологическим вопросом. Нам же придется вновь искать собственный путь в эконаправлении, растить собственный бизнес, искать собственные технологические решения либо перекупать готовые там, где нам будут готовы их продать.

Тем не менее абсолютные цифры показывают исключительную перспективу этого рынка. Но сработает это только в случае отказа от идеи «спасения от мусора», заменив ее на идею его использования с максимальной выгодой.

Арифметика мусора

По разным подсчетам, Россия производит 70-80 млн тонн только твердых коммунальных отходов (ТКО). Есть еще строительный или промышленный мусор, но это отдельная тема.

Вот каков состав нашего российского бытового мусора в среднем по стране (он разнится от региона к региону, погрешность подсчетов составляет примерно 5-10%).

Органика: 20-35%, 27 млн тонн в год

Бумага и картон: 16-20%, 15 млн тонн в год

Пластик: 7-15%, 12 млн тонн в год

Тетрапак: 2-7%, 5 млн тонн в год

Стекло: 1-4%, 3 млн тонн в год

Металл: 0,5 -0,9%, 0,7 млн тонн в год

Цветной металл: 0,4%, 0,3 млн тонн в год

Прочее: 18,6%

(Источник: данные компании «БС Энерго»)

А теперь представим, что население страны собрало весь бытовой мусор за год, выделило полезные фракции и отнесло их на пункты приема. Там их ждет не самое заманчивое вознаграждение, но тем не менее за сдачу мусора полагается оплата. Возьмем средние по стране цены на ТБО.

Органика: 100 рублей за тонну — 270 млн рублей

Бумага и картон: 6000 рублей за тонну — 93 млрд рублей

Пластик: 18 000 рублей за тонну — 209 млрд рублей

Тетрапак: 4000 рублей за тонну — 22 млрд рублей

Стекло: 2000 рублей за тонну — 6 млрд рублей

Металл: 15 000 рублей за тонну — 10 млрд рублей

Цветной металл: 80 000 рублей за тонну — 25 млрд рублей

ИТОГО: около 365 млрд рублей, или $5,6 млрд в год

Само собой, деньги в пунктах приема не появляются из воздуха. Дальше мусор отправляется на перерабатывающие заводы. Там стоимость приемки выше, хотя и далеко не по всем фракциям. Чем больше конечная извлекаемая выгода переработки, тем выше разница в цене.

Органика: 100 рублей за тонну — 270 млн рублей

Тетрапак: 4000 рублей за тонну — 22 млрд рублей

Бумага и картон: 9000 рублей за тонну — 139 млрд рублей

Пластик: 26 000 рублей за тонну — 301 млрд рублей

Стекло: 3000 рублей за тонну — 9 млрд рублей

Металл: 20 000 рублей за тонну — 14 млрд рублей

Цветной металл: 95 000 рублей за тонну — 29 млрд рублей

ИТОГО: около 514 млрд рублей, или $7,9 млрд в год

Таким образом, если представить, что весь мусор в стране за год примут на переработку по нынешним (далеко не самым справедливым и рыночным) ценам, то выйдет уже немаленькая сумма.

Мы понимаем, что это пока далеко от реальности. Многое зависит от технологических возможностей, которых у России нет, а некоторые нам просто не продадут, например, из-за санкций. Однако уже работают несколько отраслей переработки, где можно реально посчитать предельную экономику загрузки. Это алюминий, медь и пластик.

Рыночная цена переплавленного алюминия составляет 120 000 руб./т. Издержки: 6000-10 000 рублей за тонну алюминиевых банок. Стоимость переплавки: 15%. Шлак: 10%. После всех вычетов получается 93 500 рублей прибыли с каждой тонны. По нашим подсчетам, исходя из абсолютного максимума возможностей по переработке алюминия в России, можно выручить более 31 млрд рублей.

Рыночная цена переплавленной меди составляет 410 000 руб./т. Расходы на сбор: 25 000-45 000 руб./т. Стоимость переплавки: 15%. Шлак: 5%. После всех вычетов получается 332 500 рублей прибыли с каждой тонны. Итого, исходя из абсолютного максимума возможностей по переработке меди в России, можно выручить около 19 млрд рублей.

И, наконец, пластик. Примерно 11-12 млн т пластика в год перерабатываются в гранулы по 45 000 рублей за тонну. Получается более 521 млрд рублей.

Таким образом, только по трем полезным фракциям из российского мусора можно в год извлечь более 570 млрд рублей. Для сравнения: чистая прибыль «Газпрома» в 2018 году составила 933 млрд рублей. Можно сказать, что каждый год мы закапываем в землю сумму, вполне сопоставимую с заработком государственного гиганта.

Не мешайте делать деньги

Конечно, исходить нужно из предположения о тотальной загрузке переработчиков всем российским мусором. При этом во многих других странах именно так и выстроена система: мусор сортируется до последней фракции. То, из чего можно извлечь деньги, обязательно пойдет в оборот. Тем более что даже по российским меркам речь идет о больших суммах. Не все ресурсники заинтересованы в работе с пунктами приема, но если выстроить систему сортировки и задать нужные стимулы, появится экономика, а игроки от бизнеса сами придут, если увидят объем и прибыль.

Иными словами, необходимо развернуть вектор современной «мусорной реформы» на 180 градусов. А именно переосмыслить ее философию: мусор — это не катастрофа. Это источник денег.

Можно ли сделать эту историю на 100% государственной? Можно. Для этого реализовать ее должны очень серьезные профессионалы. Однако все равно это не будет так эффективно, как если бы ей занялись частники. Прежде всего потому, что сама суть существования государства не в зарабатывании денег, а в оказании услуг населению, в создании необходимых условий для ведения бизнеса, в помощи, в том числе и финансовой, тем предпринимателям, которые рискнут взяться за эту отрасль. Проводя «мусорную реформу» в нынешнем виде, мы рискуем получить новые социальные протесты. Теперь к демонстрациям против создания полигонов добавятся недовольные размерами платежа за строчку «вывоз мусора», хотя по факту ничего не поменяется. Стихийный протест — единственная форма активности, которую власти замечают.

Бизнес все сделает сам. Бизнесу не нужно мешать. Необходимо лишь оптимизировать налоговую систему для этой отрасли, вплоть до ввода «налоговых каникул» и выделения целевых, контролируемых субсидий. Государство же в итоге получит все свои налоги, а также рабочие места и социальное спокойствие на почве экологической безопасности.

Но самое главное — это постепенное движение к сортировке. Необходимо воспитывать правильное отношение к мусору у населения. И когда придут технологии, появится рынок и бизнес, страна будет готова решить экологический вопрос. Просто потому, что это будет выгодно.

Новости партнеров