закрыть

Итоги двадцатилетки Путина: как государство завоевало свою собственную экономику

Фото пресс-службы Президента РФ
Владимир Путин принял из рук Бориса Ельцина бедную и сотрясаемую кризисами, но очень перспективную экономику. За 20 лет путинского правления капитализм в России победил, из бедных стран мы стали среднезажиточными. Но политическая элита страны решила, что всеми богатствами должна управлять она. Это остановило экономический рост, и хороших перспектив не видно

Двадцать лет назад, 9 августа 1999 года, тогдашний президент России Борис Ельцин назначил Владимира Путина премьер-министром. Это было не простое назначение, а с умыслом: у предыдущих протеже Ельцина дело не шло, а тут сразу чувствовалась хватка. «Если дело пойдет хорошо — будешь президентом» — примерно так напутствовал первый президент России своего ставленника.

Сначала все действительно пошло неплохо. На рубеже 2000-х годов Путин принял экономику, которая в течение всех 1990-х находилась в состоянии либо свободного, либо вялого падения. Бартер, неплатежи, бешеная инфляция, непредсказуемо скачущий курс рубля, огромный дефицит бюджета и госдолг, дефолт, невыплаты зарплат, умеющие только воровать «красные директора» в очереди за бюджетными вливаниями, полубандитская приватизация, отсутствие внятных правил и контроля за их соблюдением, а как следствие — «братки» вместо суда и полиции. Вот краткая характеристика российской экономики 1990-х.

Такой оказалась плата за отказ советских лидеров после Сталина заниматься экономикой, постепенно, на китайский манер, готовя ее к капитализму. В результате приватизация началась стихийно — еще не позднее середины 1980-х, — а вскоре стала неуправляемой. Государство, как в 1917-м, «слиняло в три дня». И это в стране с мощнейшим ВПК и недоразвитым потребительским сектором, с тотальным дефицитом жилья, вкусной еды и бытовой техники. Поэтому переход от плановой системы к рыночной и стал столь травматичным для населения, чиновников, предпринимателей — для всех.

Рост потерялся

Такой Путин принял российскую экономику. Институтов, нужных для развития капитализма, в ней почти не было. Налоги были высокими, и их по официальным ставкам никто не платил. Бизнес получал сумасшедшие прибыли, поскольку рынки только возникали, но работал в совершенно непредсказуемой среде. Сколько придется завтра заплатить бандитам в качестве платы за существование бизнеса, не грохнется ли послезавтра банк, в котором ты держишь все средства, как отдавать долги иностранным поставщикам, если рубль упадет вдвое, — вопросы такого типа бизнесменам приходилось задать себе не в редкие моменты острого кризиса, а чуть ли не через день.

Теперь все не так. Экономика за 2000-2018 годы выросла вшестеро (в номинальных долларах, см. рисунок 1), инфляция у нас низкая, в бюджете нет дефицита, внешний долг практически отсутствует как класс, бандиты не ходят к каждому бизнесмену раз в месяц за долей выручки, курс рубля предсказуем (надо только следить за ценой нефти и внешней политикой), налоги адекватные (хотя и подросли в последние годы). Правда, отставание от лидеров только увеличилось, а экономика Китая за те же годы вообще выросла более чем в 11 раз.

Рис. 1. Отставание от лидеров по ВВП

Данные Всемирного банка

Более пристальный взгляд показывает (см. таблицу 1), что весь экономический рост приходится на первую путинскую девятилетку — 2000-2008 годы. Тогда российская экономика прибавляла в среднем по 7% в год. Продолжать бы в таком же духе — и сейчас российский ВВП был бы примерно на уровне Германии, а не в 2,4 раза ниже.

Таблица 1. Темп роста ВВП в среднем за год, в %
Данные МВФ, расчеты автора
2000-2008 2009-2018 2000-2018
Аргентина 3,5 1,0 2,2
Бразилия 3,8 1,2 2,4
Индия 6,8 7,5 7,2
Казахстан 9,4 4,1 6,6
Китай 10,4 7,9 9,1
Корея 5,1 3,1 4,1
Польша 4,1 3,4 3,7
Россия 7,0 1,0 3,8
Турция 4,9 5,3 5,1
Украина 6,5 —1,3 2,4

Но нет. В 2009-2018 годах средний темп роста упал до 1%. Для развивающейся экономики это не рост, а его отсутствие. Особенно хорошо это видно по динамике подушевого ВВП.

Десять лет назад этот показатель у нас был в 1,6 раза ниже корейского уровня и в 3,5 раза выше китайского. Сейчас — в 2,8 раза ниже, чем у Кореи, и всего на 18% выше, чем у Китая. Что же произошло?

Таблица 2. ВВП на душу населения, $
Данные МВФ
1999 2008 2018
Аргентина 8453 9147 11627
Бразилия 3503 8873 8968
Индия 462 1049 2036
Казахстан 1132 8349 9237
Китай 872 3467 9608
Корея 10409 20431 31346
Польша 4340 14005 15431
Россия 1428 12429 11327
Турция 4019 10692 9346
Украина 665 3945 2963

Печальный диагноз

Ответ на вопрос состоит из двух частей. Первая причина остановки роста в том, что в середине 2000-х, подумав, что «ухватил Бога за бороду», Путин взял курс на огосударствление экономики. Началось все, конечно, с дела ЮКОСа, но в полной мере этот тренд проявился в следующие годы. Государство стало «входить» в самые прибыльные сегменты экономики и «отжимать» их у частных предпринимателей. Даже если бизнес оставался частным, он передавался «друзьям». Эта схема работает примерно одинаково на всех уровнях — от крупнейших банков и нефтегазовых компаний страны до небольшой фирмы, занимающейся, например, ремонтом детских садов в городе N. Если чуть копнуть, обязательно окажется, что владелец этой фирмы — зять, брат или сват, к примеру, директора N-ского департамента образования.

Для экономики, казалось бы, неважно, кто кому дочь или друг. Но важно, чтобы неэффективные фирмы уходили с рынка, у них менялись собственники, а новым компаниям был открыт вход на рынок. В случае когда управление «командными высотами» доверено «своим», когда эта схема транслирована на всю экономику, этой ротации нет. Уровень конкуренции в такой экономике снижается, начинается застой. Это сейчас и происходит.

Строили потребительский рай, а получилось то, что умели строить: танк.

Зависимость России от экспорта природных ресурсов за последние годы никуда не делась (в 2018 году на минеральные продукты приходилось 64,8% суммарного российского экспорта). Тем временем доля государства в экономике выросла с 30-35% до 55%. При этом государство ушло оттуда, откуда оно не должно было уходить (минимизировав расходы на образование, науку, здравоохранение, соцпомощь), и пришло в прибыльный бизнес, где его не должно быть в принципе. Как следствие, ухудшился деловой климат, а главную роль в нем стали играть силовые структуры.

Вторая причина: в 2014 году Россия поссорилась чуть ли не со всем миром и пока не предпринимает усилий к налаживанию отношений. Как следствие, прямые иностранные инвестиции (ПИИ) обрушились с $70 млрд в 2013 году до $2 млрд в 2018-м. А ведь ПИИ — это не просто деньги: это новые технологии и включение в глобальные производственные и исследовательские цепочки. Бизнес в России снова стал непредсказуемым, и иностранные компании обходят нас стороной. В одиночку в современной экономике выжить невозможно. А путь, которым мы движемся в последние годы, ведет к тому, чтобы постепенно стать «сырьевым придатком» бурно развивающегося Китая.

Это и есть главный итог путинских 20 лет. Строили потребительский рай, а получилось то, что умели строить: танк. Так бывает. Может быть, в следующий раз получится что-то более полезное для мирной жизни. Ведь нынешняя попытка — не последняя. Если только наше чудо-оружие не засыплет весь мир радиоактивным пеплом.

Новости партнеров