Небесные гастарбайтеры: авиакомпании как зеркало трудовой миграции

Фото Михаила Терещенко / ТАСС
Прекращение регулярных авиаперевозок между Украиной и Россией показало, как тесно взаимосвязаны география полетов авиакомпаний и потоки трудовых мигрантов

Во время недавней пресс-конференции Владимира Зеленского среди прочего обсуждались две темы, имеющие отношение к России: трудовая миграция украинцев в Россию и экономические последствия отсутствия авиасообщения между двумя странами. Эти темы взаимосвязаны: оказывается, география авиаперевозок и трудовая миграция тесно переплетены.

Российские официальные информагентства охотно обсуждают тезис о том, как украинцам приходится ездить на заработки в Россию. Действительно, несмотря на отсутствие прямого авиасообщения, прерванного по инициативе украинской стороны еще в октябре 2015 года, Украина до последнего момента была лидером по количеству мигрантов, прибывших в Россию. Однако в 2018 году ситуация изменилась: лидером среди стран-доноров впервые стал Таджикистан. Миграционный приток оттуда (то есть превышение числа въехавших над числом выехавших) превысил 31 000 человек — это каждый четвертый легальный иммигрант. На втором месте Казахстан (+26 500 человек), и только на третьем месте Украина (+14 800). Приток из нее сократился по сравнению с 2017 годом более чем в три раза (с 47 700 человек).

Не только официальная российская статистика, но и различные исследования показывают, что смена миграционного вектора произошла достаточно давно. По данным агентства Bloomberg, в течение 2015-2017 годов в Польшу из Украины уехали 507 000 трудовых мигрантов, в Россию — 343 000, в Чехию — 127 000, в Белоруссию — 22 000. Последние социологические исследования показывают, что России в списке приоритетов у потенциальных «заробитчан» вообще нет. Больше всего украинцы хотят эмигрировать в Польшу (46%), Германию (30%) и Чехию (25%).

В 2018 году все работающие за границей украинцы отправили домой в пересчете $10,9 млрд, что составляет 8,3% украинского ВВП. В 2019 году, согласно прогнозу экспертов, эта сумма увеличится до $12,2 млрд. При этом денежный поток из Польши год от года растет ($1,3 млрд в 2015 г., $2 млрд — в 2016-м, $3,1 млрд — в 2017), а из России, наоборот, снижается ($1,8 млрд, $1,4 млрд, $1,3 млрд, соответственно).

Однако в Восточной Европе и на постсоветском пространстве есть не менее надежный индикатор тенденций в миграционных потоках. Как только начинается реальная интеграция с Европой (прежде всего безвизовый режим), а трудовые мигранты начинают неминуемое движение с востока на запад, он тут же появляется в аэропортах. Это авиакомпания-лоукостер Ryanair. Так было в Польше, Венгрии, Чехии, Латвии, Литве. Туда — туристы эконом-класса из Европы, обратно — трудовые мигранты, которые через некоторое время начинают «путешествовать» на выходные на родину, дешево и без багажа. А по мере роста благосостояния пассажира подтягивается и туризм.

Теперь к этому списку добавляется Украина, которую ирландская авиакомпания активно осваивает. Если год назад их маршрутная сеть насчитывала 17 направлений из Киева и Львова, то в 2019-м — уже 41 из четырех городов (плюс Одесса и Харьков). Число рейсов из Украины увеличилось с 52 до 115 в неделю.

На нынешней неделе объявлено, что Ryanair расширит маршрутную сеть из Харькова и откроет рейсы в Херсон. Из аэропорта этого не самого большого южного города сейчас регулярно летают лишь два рейса в день, — в Киев и Стамбул, а теперь теперь добавится Краков.

География полетов в принципе повторяет миграционные предпочтения украинцев: по 7 городов в Польше и Германии, а также Венгрия, Литва и прочие страны Евросоюза, который для граждан Украины стал безвизовым.

Символичное совпадение: в 2020 году ирландская авиакомпания намерена перевезти на украинских маршрутах 2,1 млн пассажиров, что на треть больше, чем в 2019 году. Практически столько же (2,2 млн человек) составлял весь пассажиропоток между Россией и Украиной за последний мирный для нашего соседа 2013 год. Структура его, конечно, была принципиально иной, ведь украинскими аэропортами были Симферополь и ныне не существующий Донецк, а трудовая миграция сочеталась с туризмом, отдыхом и бизнесом. Но масштаб цифры впечатляет и заставляет задуматься.

А ведь помимо Ryanair на Украине активно работает венгерский Wizzair (1,5 млн пассажиров за 2018 год и объявленный в дальнейшем рост), изначально специализировавшийся на обслуживании трудовой миграции из Восточной Европы в Западную. География примерно та же, что и у Ryanair — по 7 польских и немецких городов, Латвия, Литва, Эстония, и даже привлекающая многих трудовых мигрантов из Украины Португалия. При этом происходит весьма острая конкурентная борьба между низкобюджетными компаниями, поскольку максимальный объем преференций получает тот, кто первым освоил то или иное направление. При этом обе компании жестко заточены на бизнес, и связи между народами их вряд ли интересуют.

Итоговые цифры таковы: в I полугодии 2019 года по пассажиропотоку аэропортов Украина вышла на второе место среди 10 стран Восточной Европы (10,7 млн человек, +20% к прошлому году), обогнав при этом Румынию, одного из крупных европейских поставщиков трудовых ресурсов.

Очевидно, что даже возврат сообщения между Украиной и Россией ничего радикально не изменит. Граждане России, которые хотят приехать в Киев, Львов или Одессу, научились путешествовать через Минск или Ригу, а российские авиакомпании давно свыклись с потерями от облета территории Украины на транзитных рейсах.

Не менее очевидно, что географические приоритеты традиционно достаточно квалифицированной рабочей силы Украины давно и явно изменились. Теперь Россия все в большей мере будет вынуждена привлекать рабочую силу совсем другого качества, поскольку без трудовой миграции российская экономика экономика существовать сегодня просто не сможет. Этот процесс уже вряд ли можно остановить или повернуть вспять. Низкобюджетные авиакомпании чутко отреагировали на тренд: экономические связи Украины и России, включая трудовую миграцию, стремительно ослабевают.

Новости партнеров