«Я танцевал макарену, пролетая над Лас-Вегасом»: пассажиры рассказали о самом долгом прямом рейсе в истории

Фото Reuters
Фото Reuters
Австралийская авиакомпания Qantas Airways установила рекорд, отправив Boeing Dreamliner в самый длительный беспосадочный перелет в истории. Среди пассажиров испытательного рейса были журналисты, которые подробно описали путешествие продолжительностью почти 20 часов

Qantas Airways провела первые испытания в рамках проекта Sunrise («Восход солнца»). Принадлежащий ей самолет Boeing Dreamliner выполнил прямой рейс Нью-Йорк — Сидней, преодолев более 16 200 км за 19 часов и 16 минут. На борту лайнера находились 49 человек — члены экипажа и пассажиры, согласившиеся поучаствовать в эксперименте. Среди них были журналисты, которые подробно описали перелет. Forbes пересказывает их впечатления.

Австралийская авиакомпания впервые испытала самый долгий прямой перелет в истории

Чтобы самолет мог загрузить достаточно топлива, на борту было всего 49 человек без багажа
Чтобы самолет мог загрузить достаточно топлива, на борту было всего 49 человек без багажа / James D Morgan/Qantas

Начало полета

«Наш самолет превратили в летающую лабораторию», — пишет журналист Bloomberg Ангус Уитли. «Цель полета состоит в том, чтобы максимально быстро адаптироваться к часовому поясу нашего пункта назначения, поэтому мы сразу же переводим часы на сиднейское время, — описывает он подготовку к взлету. — Дремать нельзя. В салоне включен свет, и нам объявили, что мы проведем без сна не меньше шести часов — пока в Австралии не наступит вечер».

Самолет вылетает из Нью-Йорка в 21.08 по местному времени, и, по словам Уитли, вскоре после взлета у некоторых участников экспериментальной группы возникают трудности. Это шесть человек, которых Qantas выбрала из числа часто летающих пассажиров. «Морские свинки на испытательных полетах Qantas», — называет их сотрудник австралийской газеты The Sydney Morning Herald Патрик Хатч, который также летел этим рейсом. Во время тестового полета эти люди должны есть, спать и передвигаться по строгому графику и выполнять различные тесты на внимательность на iPad. Но уже через несколько минут после взлета один из испытуемых начинает клевать носом, пишет Уитли: «Честно говоря, я чувствую его боль. Возможно, в Сиднее и середина дня, но мое тело говорит мне, что в Нью-Йорке близится полночь».

Спустя два часа после взлета пассажиров впервые кормят. Пассажирам подают острые блюда. «Предполагается, что специально продуманные блюда разбудят меня, — объясняет Уитли. — Порция вкусных вареных креветок с перцем чили и лаймом походит на нежную кулинарную пощечину. Пряная китайская треска с жасминовым рисом и кунжутом повторяет действие взрыва. Моментально я просыпаюсь». Употреблять алкоголь на борту не рекомендуется, пишет Хатч.

James D Morgan/Qantas
James D Morgan/Qantas / James D Morgan/Qantas

Все пассажиры самолета, включая журналистов, находятся в бизнес-классе. Шестеро испытуемых размещены на одной стороне салона. Уитли решил тоже проверить свое состояние и потому заранее взял с собой в самолет тонометр, прибор для измерение сердечного ритма, а также тест на память и анкету для измерения настроения. Первые же его измерения показывают, что давление повысилось, а частота сердечных сокращений выросла. На настроение журналист пока не жалуется, но признает, что оно постепенно ухудшается.

Первые упражнения и танцы

Через три часа физический дискомфорт становится ощутимым, пишет Уитли: один из испытуемых, задремавший в начале полета, перестал бороться с организмом и спит, другие пассажиры встают со своих мест, чтобы сохранить бодрость. Четыре часа полета, и профессор Сиднейского университета Мэри Кэрролл, которая следит за состоянием участников эксперимента, предлагает пассажирам выполнить физические упражнения. По команде специалиста люди «во имя науки» выполняют вертикальные отжимания в пустых рядах эконом-класса и растягиваются, опираясь на тележки с едой в камбузе. 

James D Morgan/Qantas
James D Morgan/Qantas / James D Morgan/Qantas
James D Morgan/Qantas
James D Morgan/Qantas / James D Morgan/Qantas

Пассажиры чередуют растяжку, приседания, а затем переходят к танцам, пишет Хатч из The Sydney Morning Herald. По словам журналиста, через несколько часов после вылета он начал «отключаться», но после физической активности почувствовал себя заново родившимся. «Я танцую макарену в проходе практически пустого реактивного самолета, пролетая над Лас-Вегасом на высоте 10 972 метра», — описывает он. Его коллега из Bloomberg в свою очередь замечает, что происходящее на борту «похоже на кабаре». По расчетам врачей, выполнять упражнения во время почти 20-часового перелета надо как минимум четыре раза.

James D Morgan/Qantas
James D Morgan/Qantas / James D Morgan/Qantas

 

Внимание организаторов эксперимента уделено состоянию не только пассажиров, но и членов экипажа. «Экипаж также находится под микроскопом, у четырех пилотов с помощью мозговых мониторов и эксплуатационных тестов измеряют уровень усталости и продуктивности. Ученые из Исследовательского центра кооперативных исследований также берут пробы мочи у пилотов до, во время и после полета, которые проверяют на мелатонин — гормон, который регулирует часы организма», — пишет Хатч. По его словам, пройдет еще несколько дней, прежде чем станет понятно, избежали ли участники полета «худших последствий смены часовых поясов».

James D Morgan/Qantas
James D Morgan/Qantas / James D Morgan/Qantas

Второй раз пассажиров кормят через семь часов после начала полета. Теперь уже им приносят тяжелую, богатую углеводами пищу, чтобы люди после плотного ужина захотели спать. «Суп из сладкого картофеля с сметаной — густой и роскошный, сэндвич с жареным сыром впечатлил меньше. Шеф-повар в самолете говорит мне, что он готовил нам еду три дня. Наконец-то свет в салоне гасят — кажется, что меня освободили. Я отключаюсь на шесть часов», — пишет Уитли, отмечая, что прежде ему не доводилось так долго спать в самолете без пробуждения.

James D Morgan/Qantas
James D Morgan/Qantas / James D Morgan/Qantas

Четырнадцать часов в воздухе

Проснувшись, журналист вновь измеряет пульс и давление. Тесты показывают, что его состояние в норме, а настроение после сна улучшилось. Находящийся на борту гендиректор Qantas Airways Алан Джойс рассказал Уитли, что если эффективность такого режима питания и сна при длительных перелетах будет доказана, авиакомпания будет примерять его и на других многочасовых маршрутах. По словам Джойса, «хитрость заключается в том, чтобы удовлетворить тех, кто хочет пить и дремать».

Глава Qantas Airways добавил, что сейчас перевозчику нужны самолеты, которые смогут выполнять сверхдлинные рейсы с полной загрузкой. Пока пассажиры столь продолжительных рейсов не могут лететь с багажом — самолету нужно много топлива, чтобы преодолеть большое расстояние без дозаправки. Поэтому бронировать билеты для кругосветного путешествия рано, отметил Джойс. Изначально он мечтал превратить эти сверхдлинные рейсы в летающие отели со спальными местами или тренировочной зоной. Однако от такой мечты пришлось отказаться, поскольку в этом случае прибыль не покрывала бы всех расходов, пишет Bloomberg.

Для испытательного перелета на Boeing Dreamliner загрузили, как пишет Bloomberg, максимально возможный объем топливо — примерно 101 тонну. Это включая 6 тонн на непредвиденный случай — столько топлива хватило бы, если бы самолету пришлось провести еще 90 минут в воздухе дополнительно. Чтобы снизить вес, самолет летел без багажа, а еда и напитки были ограничены.

 

 

Последние часы и приземление

Завтрак на борту подали через 17 часов после вылета из Нью-Йорка. Пассажирам предложили кашу, пюре из авокадо, салат и другие легкие блюда. Австралийский инвестор Ник Мол, ставший одним из испытуемых, говорит Уитли, что спал почти восемь часов и чувствует себя хорошо. Он даже предположил, что смог бы провести весь день после перелета на работе. 

Самолет прибывает в Сидней в 7:42 по местному времени. После посадки журналист Bloomberg отметил, что этот перелет он перенес лучше рейса из Сиднея в Нью-Йорк с пересадкой в Лос-Анджелесе, которым он летал несколько дней назад. «Лично я бы выбрал прямой рейс Сидней — Нью-Йорк. Но это не устраивает всех: требуется дисциплина и работа, чтобы придерживаться режима без сна в первой половине этого полета», — заключил Уитли.