Тревожные проценты: почему бизнес не радуется снижению инфляции

Фото Евгения Разумного / Ведомости / ТАСС
Фото Евгения Разумного / Ведомости / ТАСС
Центробанк отрапортовал о серьезном замедлении инфляции, снизив ее прогноз с 4–4,5% до 3,2–3,7% в 2019 году. Какими последствиями это грозит бизнесу?

Банк России скорректировал прогноз годовой инфляции по итогам 2019 года с 4,0–4,5% до 3,2–3,7%, с последующим падением ниже 3% в начале 2020 года. Таким образом, темпы инфляции в экономике упали c двузначных отметок в 2014-2015 годах до достаточно низкого уровня, и это не может не радовать. Однако этого недостаточно для того, чтобы бизнес вновь поверил в радужные перспективы роста российской экономики. Анализируя нашу деловую практику, мы можем вполне уверенно утверждать, что хотя наши клиенты все еще видят отдельные интересные ниши для осуществления инвестиционных проектов в России, они пока настроены умеренно пессимистично в отношении экономических перспектив страны в целом. Почему?

Если спросить журналиста или профессора экономики о том, что важнее всего для бизнеса, то, скорее всего, вы получите множество различных ответов — от инфляции до защиты прав собственности. Однако вряд ли кто-то из них укажет самый очевидный и реально важный для бизнесменов фактор: рост потребительского спроса.

Потребление — мотор экономики

Потребительские расходы — краеугольный камень, лежащий в основании любой развитой современной экономики. Именно за счет создания большого и стабильного среднего класса с его высокой склонностью к потреблению США, Европе, Японии удалось в ХХ веке добиться феноменальных темпов экономического роста и общего благосостояния. Даже Китай сейчас переводит экономику с прежней модели экспортного роста, уже исчерпавшей себя, на рельсы стимулирования внутреннего потребления.

«Экономическое чудо» 2000-х годов в России, когда была создана масса прорывных несырьевых компаний, объясняется в первую очередь именно потребительским бумом, который случился благодаря активному перераспределению возросших доходов от экспорта сырья в пользу внутреннего спроса. Можно считать, что с 2004 по 2008 год на Россию пролился золотой дождь — потребление в России росло более чем на 20% в год! А что мы имеем сейчас? Потолок в 5% — и это скорее за счет восстановления спроса после шокового провала 2014 года.

Симптомы и причины проблем

Разумеется, факторы инфляции, прав собственности, бюрократических барьеров оказывают большое воздействие на бизнес — к примеру, риски отъема бизнеса не могут не влиять на инвестиционную активность. Однако эти же риски в полной мере присутствовали и в 2005 году, что никак не помешало инвестиционному буму. Более того, если мы посмотрим на такие, пускай и не совершенные, индикаторы, как рейтинг Doing Business, то в нем Россия за последние годы совершила огромный скачок, переместившись из второй сотни на 28-ю позицию в 2019 году.

Однако инфляция, темпы которой также снизились c двузначных темпов до 3,8% в октябре 2019 года, во многом представляет собой эхо потребительского спроса. Чем сильнее «разогрет» потребительский спрос, тем больше при прочих равных будет уровень инфляции, подстегиваемый им. Из сопоставления годовых темпов того и другого показателя довольно хорошо видна их взаимосвязь. Единственным серьезным периодом расхождения между инфляцией и ростом потребления стали 2014-2015 годы, когда девальвация привела к инфляционном шоку и падению потребления. Но за исключением подобных внешнеторговых шоков, инфляция довольно послушно следует за потребительским спросом. Поэтому называть успехом низкий темп роста уровня цен на фоне слабого спроса довольно странно. В ЕС и США тоже наблюдается низкая инфляция — по причине того, что потребительские расходы и экономика в целом растут там медленно.

Рецепты лечения

Если мы признаем, что именно низкий потребительский спрос стал основной причиной торможения бизнес-активности в России, следует задать вопрос: как этот потребительский спрос простимулировать.

Следует признать, что я смотрю на эту проблему с точки зрения финансиста-практика, а не академического работника. На мой взгляд, государству важно перенести приоритеты с масштабных пиар-проектов (спортивных мероприятий, военных учений и пр.) и громадных, не всегда понятных инфраструктурных инвестиций на меры социальной помощи и защиты, которые бы повысили реальный располагаемый доход граждан.

Кроме того, имеет смысл подумать о более смелой фискальной политике. Мы сейчас наблюдаем профицит бюджета, тогда как в США и многих странах Европы имеют место достаточно крупные дефициты бюджета. По моему мнению, с учетом весьма низкого госдолга России и общей стабилизации нефтяного рынка стоит позволить гражданам страны больше потреблять за счет наращивания обязательств государства. Период низких ставок является прекрасным моментом для того, чтобы взять в долг, если уверен, что сможешь заработать больше, чем платишь по процентам. А сейчас ситуация выглядит со стороны так, как будто веры в экономический рост нет не только у бизнеса, но и у правительства.