«Неоправданно жесткий приговор»: за что получил три года тюрьмы бизнесмен из «списка Титова»

Фото Сергея Савостьянова / ТАСС
Бизнесмена Андрей Каковкина, вернувшегося в Россию по предложению бизнес-омбудсмена Бориса Титова, суд приговорил к трем годам лишения свободы. Он был в числе первых предпринимателей, вошедших в так называемый «лондонский список» Титова. Попадание в список — не индульгенция, говорят в аппарате Титова. Что теперь грозит остальным?

Кировский районный суд Ростова-на-Дону признал бизнесмена Андрея Каковкина виновным в мошенничестве и приговорил к трем годам лишения свободы в колонии общего режима. Каковкин был в числе первых бизнесменов из так называемого «списка Титова», куда попали скрывающиеся за границей от уголовного преследования российские предприниматели, которые захотели вернуться на родину после того, как сделать это им предложил бизнес-омбудсмен Борис Титов.

Началось все в феврале 2018 года в Лондоне. Титов встретился с несколькими десятками предпринимателей в культурном центре «Пушкинский дом». Все они в разное время уехали за границу из-за уголовного преследования в России. На этой встрече он предложил им вернуться. Для этого им нужно было написать обращения на его имя. Титов обещал передать списки президенту Владимиру Путину.

Первый такой список Титов передал в администрацию президента тогда же, в феврале 2018-го. Помимо Каковкина, в списке был основатель холдинга «Марта» Георгий Трефилов, бизнесмены Алексей Шматко, Сергей Капчук и другие — всего 16 человек.

Каковкин вернулся в феврале прошлого года. Он был задержан сразу по прилету, в аэропорту Ростова-на-Дону. Правда, затем предпринимателя отпустили под обязательство явки. Сам Каковкин после возвращения в Россию зимой прошлого года говорил корреспонденту Forbes, что его дело носит политический характер. Примерно в то же время общественный уполномоченный по защите прав арестованных предпринимателей Александр Хуруджи публично заявлял о том, что в его аппарат поступила информация о заказном преследовании Каковкина со стороны одной из крупных компаний.

В чем обвиняли Каковкина

На родине бизнесмена обвиняли в особо крупном мошенничестве. Каковкин выступал учредителем нескольких фирм, в том числе «Торгового дом Гриф» и ООО «Гриф», зарегистрированных в Москве. Компании, согласно базе данных СПАРК, занимались торговлей непродовольственными товарами и топливом. Согласно приговору, в 2015 году Каковкин похитил 10 млн рублей, принадлежавшие ООО «МКТ». Сделал он это, по версии следствия, в сговоре с учредителем ООО «Дитис» Александром Баскаковым.

Как ранее писало «РИА Новости», фабула дела была в том, что Баскаков с Каковкиным решили продать фирму, нашли покупателя, и когда права на компанию уже были переоформлены в юстиции, но банк еще не знал о смене собственника, Каковкин дал поручение о перечислении 10 млн рублей на подконтрольные фирмы. Банк обратился в полицию, арестовал счета. Впоследствии ООО «Дитис» обратилось в арбитражный суд с иском к «Торговому дому Гриф» и Баскакову о взыскании 10 млн рублей выданного займа, причем требования к Баскакову объяснялись неспособностью «Торгового дома «Гриф» погасить задолженность. Суд не принял иск к рассмотрению.

Суд приговорил Баскакова в марте 2017 года к 6 годам лишения свободы в колонии строгого режима со штрафом в доход государства в размере 150 000 рублей В августе 2018 года, уже после возвращения Каковкина в Россию, уголовное дело против него было прекращено. Тогда в сообщении УМВД России по Ростову-на-Дону говорилось, что в ходе расследования причастность бизнесмена к совершению преступления не подтвердилась. Однако уже через три месяца дело было возобновлено.

После вынесения приговора Коковкину Хуруджи заявил Forbes, что считает приговор неоправданно жестоким. «Мы изучим приговор и будем подавать аппеляцию, будем продолжать биться за него», — пообещал Хуруджи. Он также отметил, что необходимо изучить, почему дело было закрыто, а потом снова открыто, «кто это двигал».

«Это не индульгенция»

«Лондонский список» — не индульгенция, и оправдательного приговора участникам никто автоматом не гарантирует, данный вопрос в компетенции суда. Для нас главное, чтобы к заседанию суда фигурант списка подходил без прессинга в виде СИЗО, без давления, с возможностью максимально подготовиться и защититься, отстоять свою позицию с адвокатом», — прокомментировал приговор Каковкину Дмитрий Григориади, общественный омбудсмен по защите прав предпринимателей, находящихся в федеральном и международном розыске, который курирует тему «списка Титова». По его словам, в ситуации с Андреем Каковкиным это условие было соблюдено.

«Тем не менее, такой строгий приговор в деле, в котором отсутствует ущерб, по обычному гражданскому спору между предпринимателями, вызывает непонимание и обеспокоенность. Предприниматель не опасен для общества, спор носил гражданско-правовой характер, сам обвиняемый не нарушал возложенные на него процессуальные обязанности», — заявил он. По словам Григориади, адвокаты Каковкина будут подавать апелляционную жалобу на приговор.

Кремль действительно с самого начала отказался предоставлять гарантии для бизнесменов. Пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков в феврале 2018 года, комментируя инициативу Титова, заявил, что гарантия неприкосновенности бизнесменов, желающих вернуться в Россию, — это не прерогатива президента.

«Кто-то из них в ладах с законом, кто-то из них не в ладах с законом. Тем более мы знаем, что Лондон — это место, где живет много людей, которые не в ладах с законом в нашей стране», — цитировал Пескова «Интерфакс». Также он заявил, что письмо Титова будет направлено «соответствующим службам, органам, которые или имели вопросы к этим гражданам, или имеют до сих пор».

Еще один фигурант «списка Титова» Сергей Капчук сказал Forbes, что не видит для себя рисков после вынесения приговора Каковкину, так как после приезда в Москву «не занимался хозяйственной деятельностью». «Для меня все закончилось принудительной, что по сути нарушение УПК, амнистией, только благодаря Титову. Моя невиновность была очевидна, но система не способна исправлять собственные ошибки», — сказал Капчук. Капчука после возвращения в Россию суд приговорил к двум годам условно по делу о мошенничестве, однако освободил его от этого наказания в связи с годовщиной победы в Великой Отечественной войне.

По мнению Капчука, приговор Каковкину связан с тем, что «не все рады успехам Титова». «Все решения в рамках списка политические, они находятся за пределами правового поля», добавил он.

Что произошло с остальными

30 октября РБК со ссылкой на письмо заместителя генпрокурора России Виктора Гриня Борису Титову сообщил, что надзорное ведомство предложило разработать поправки к УПК, которые предусматривали бы особые соглашения между правоохранительными органами и фигурантами «экономических» уголовных дел, уехавшими за рубеж. Поправки должны позволить бизнесменам вернуться в Россию и дать показания в обмен на гарантию мягкой меры пресечения свободы на период следствия.

В отношении семи фигурантов «списка Титова« розыск и заочный арест уже отменены, еще десятерым «разъяснена возможность беспрепятственной явки к следователю», пишет замгенпрокурора. Восемь человек из «списка Титова» вернулись в Россию и участвуют в следственных действиях, находясь на свободе, написал Гринь.

30 октября Дмитрий Григориади на своей странице в Facebook подвел свои итоги кампании по возвращению беглых бизнесменов в Россию. По его словам, за это время Титову поступило более 100 обращений от предпринимателей, желающих вернуться в Россию. 10 человек вернулись, три уголовных дела были прекращены. Один человек попал под амнистию. Два человека получили условные сроки, один — реальных. 10 заочных арестов были отменены, перечислил Григориади. «Продолжим защищать людей. Идём дальше»,— подчеркнул омбудсмен.

Новости партнеров