Новая жизнь Tesla Рыболовлева: связанные с миллиардером менеджеры занялись «батарейками на 100 лет»

Фото Getty Images
Фото Getty Images
Два года назад производитель аккумуляторов Alevo, в которую инвестировал Дмитрий Рыболовлев, обанкротилась. Теперь на месте Alevo возник новый бизнес, ключевые позиции в котором занимают связанные с Рыболовлевым управленцы. Компания планирует через несколько лет представить рынку батареи для электромобилей, которые будут более эффективны, чем аккумуляторы Tesla

«Мы должны принять тот факт, что перенести новые технологии в область создания батарей из лаборатории в коммерческое производство очень сложно. Мы продолжим следить за развитием рынка накопителей энергии, чтобы увидеть, сможем ли мы использовать полученный опыт в будущем», — говорил Forbes представитель экс-владельца «Уралкалия» миллиардера Дмитрия Рыболовлева два года назад, когда обанкротилась швейцарская компания Alevo, в которую российский бизнесмен, как утверждала швейцарская газета L’Hebdo, инвестировал $36 млн и которую СМИ называли «швейцарской Tesla».

Alevo специализировалась на разработке систем хранения энергии. Штаб-квартира компании находилась в швейцарском городе Мартиньи, а производство — в городе Конкорд (Северная Каролина, США), на бывшем заводе по производству сигарет компании Philip Morris. Там Alevo производила системы хранения энергии в электросетях GridBank. Каждое из таких устройств могло обеспечить электричеством более тысячи домов. Компанию основал с 2009 году норвежец Йостен Эйкеланд, а в 2016 году контроль над Alevo получил Дмитрий Рыболовлев, об инвестициях которого вне сфер спорта и искусства в последние годы редко слышно. Рыболовлев привел в «швейцарскую Tesla» свой менеджмент. Так, пост CEO Alevo занял бывший гендиректор «Уралкалия» Владислав Баумгертнер, а в совет директоров Alevo попали бывший вице-президент по финансам калийного гиганта Кузьма Марчук и советник Рыболовлева Михаил Сазонов.

Фото Alevo
Фото Alevo / Фото Alevo

Планировалось, что компания продаст 16 000 штук GridBank к 2020 году. Однако реальность оказалась совсем другой — к моменту подачи заявления о банкротстве летом 2017 года продан был только один GridBank. «Несмотря на демонстрацию преимуществ своих прорывных аккумуляторных технологий, Alevo Manufacturing столкнулась со значительными сложностями на стадии производства, в результате чего не имеет достаточно средств для продолжения работы», — говорилось в заявлении компании.

Однако спустя немного времени на руинах бизнеса Alevo возникла новая компания.

Innolith вместо Alevo

Помимо производственного подразделения в США и головного подразделения в Швейцарии, которое и владело патентами на производство систем GridBank, у Alevo было подразделение по НИОКР в Германии. Именно в Alevo Battery Technology GmbH в конце 2017 года было введено внешнее управление. А уже к лету 2018 года компания была переименована в Innolith Science and Technology GmbH, писало швейцарское издание BZ Basel. Компанию с таким же названием в Базеле зарегистрировал бывший директор Alevo по технологиям Алан Гриншилдз, он же стал в этой компании председателем совета директоров, а место гендиректора занял бывший операционный директор Alevo Сергей Бучин.

Innolith выкупила интеллектуальную собственность (патенты), принадлежавшую швейцарской Alevo, а также единственную оставшуюся от Alevo работающую систему хранения энергии, которая около года до этого работала в электросети компании PJM Interconnection в штате Мэриленд. Кто инвестирует в Innolith и руководит компанией?

Знакомые лица

Согласно информации на сайте Innolith, сейчас места в совете директоров и управляющей команде занимают люди, долгие годы работавшие в «Уралкалии», в том числе и при Дмитрии Рыболовлеве. В конце октября пост гендиректора компании вместо Сергея Бучина занял Константин Солодовников, бывший директор по продажам и маркетингу компании «Уралкалий Трейдинг», трейдерского подразделения «Уралкалия». Солодовников также занимает место в совете директоров Innolith. В совете директоров также присутствует Анна Колончина, бывший член совета директоров «Уралкалия». Согласно информации в ее профайле в LinkedIn, сейчас она занимает пост гендиректора и директора по инвестициям в Rigmora Holdings Limited — зарегистрированной в Монако компании Рыболовлева. Первой на большое количество связанных с Рыболовлевым людей в управлении компании обратила внимание журналист Венди Сигельман.

В качестве члена совета директоров на сайте Innolith указан и бывший гендиректор «Уралкалия» Владислав Баумгертнер. И он, и Солодовников — ветераны «калийной войны» между Минском и «Уралкалием» в 2013 году. Тогда российской компанией уже владел Сулейман Керимов, Баумгертнер занимал пост председателя наблюдательного совета, а Солодовников — первого заместителя гендиректора Белорусской калийной компании (БКК, совместного предприятия государственного «Беларуськалия» и «Уралкалия»). Минск обвинил Баумгертнера, Солодовникова и ряд других менеджеров БКК в «злоупотреблении властью и служебными полномочиями» — они якобы занижали цены на калий, чем нанесли «Беларуськалию» ущерб в $100 млн. Баумгертнер был задержан в Минске, а в отношении Солодовникова с подачи белорусских властей Интерпол выдал ордер на арест. В итоге после месяца в СИЗО и двух месяцев под домашним арестом Баумгертнер был экстрадирован в Россию, где еще чуть меньше года провел под домашним арестом, а в феврале 2015 года дело в его отношении было прекращено за отсутствием состава преступления.

Баумгертнер сообщил Forbes, что недавно вышел из совета директоров Innolith «по личным причинам» и больше не имеет отношения к компании. В беседе с Forbes Баумгертнер не стал ни опровергать, ни подтверждать участие Дмитрия Рыболовлева в Innolith. «То, что Рыболовлев инвестор Innolith, никогда не скрывалось, но и особо не афишировалось», — говорит источник Forbes, близкий к компании. По его словам, уход Бучина вызван новым этапом в развитии компании: переходом от антикризисного управления к «коммерциализации технологии».

Источник называет компанию «реинкарнацией Alevo». Неудачу предшественника Innolith он объясняет тем, что «бизнес-модель Alevo была очень размыта». Стартап пытался «одновременно делать все»: заниматься и разработкой, и прототипированием, и производством. Фокус Innolith — исследования, а для массового производства будут привлекаться партнеры, говорит собеседник Forbes. Он утверждает, что интерес к проекту «колоссальный», партнерство рассматривают автопроизводители, электроэнергетические и аэрокосмические компании, а также финансовые инвесторы.

Солодовников пообещал ответить на вопросы Forbes, после чего перестал отвечать на звонки, Бучин отказался от комментариев, запрос на официальный электронный адрес Innolith остался без ответа. Представитель Рыболовлева в разговоре с Forbes отказался подтвердить или опровергнуть, инвестировал ли бизнесмен в Innolith.

Точного размера инвестиций Innolith не называет. В мае Бучин в интервью Bloomberg говорил, что суммарно на технологию GridBank за все время ее существования были привлечены «сотни миллионов долларов». Непосредственно в Innolith пришли десятки миллионов долларов «стратегических инвестиций» — компанию поддерживает family office, который управляет многомиллионными активами, рассказывал Бучин, однако имя инвестора не раскрыл.

Работа над ошибками и iPhone на 100 лет

В октябре прошлого года Бучин в разговоре с отраслевым изданием GreenTechMedia указывал, что теперь компания намерена сосредоточиться на НИОКР, а производство отдавать на аутсорс по лицензии. Именно поэтому компания не стала выкупать производственное оборудование, оставшееся от Alevo в Конкорде, хотя могла это сделать, объяснял менеджер. Бучин указывал, что проблемы Alevo начались именно тогда, когда компания сделала большую ставку на производство. Компания, не имея надежного потока заказов, арендовала 900 гектаров с 300 000 кв. м производственных площадей в Конкорде. В итоге использовалось порядка 3% площадей. «Это была смелая попытка перепрыгнуть от небольшого лабораторного производства в Германии, которое хорошо работало, к полномасштабному производству в совершенно другой стране. Учитывая структуру издержек, осуществить это было невозможно», — признавал Бучин.

Осенью 2018 года Innolith объявила о своей новой разработке — инновационных аккумуляторах, более мощных и эффективных, чем обычные литийионные аккумуляторы. В компании отмечали, что в отличие от обычной литийионной батарейки, рассчитанной примерно на 1000 циклов перезарядки, аккумулятор Innolith рассчитан на 50 000 циклов. Как объяснял Гриншилдз, если бы эта батарейка стояла в iPhone, он мог бы прослужить 100 лет. Кроме того, аккумуляторы от Innolith не могут загореться, утверждают в компании.

В мае главный инженер Innolith Маркус Борк говорил агентству Bloomberg, что новые аккумуляторы могут сделать электромобили более дешевыми, чем машины с двигателями внутреннего сгорания. Бучин подчеркивал, что для аккумуляторов от Innolith, сделанных с использованием неорганических электролитов и без кобальта, в лабораторных испытаниях показали, что могут быть более мощными и обладают большей энергетической плотностью, чем традиционные литийионные аккумуляторы. Innolith планирует выйти на промышленное производство своих аккумуляторов в течение четырех-пяти лет. По словам Борка, плотность энергии аккумулятора Innolith — 1000 ватт-час на килограмм, то есть в три раза больше, чем у аккумуляторов электромобилей Tesla. Использование этих аккумуляторов может снизить цену эксплуатации до $50 за киловатт-час (у доступных на рынке литийионных батарей — $150-400 за киловатт-час). 

В планах у компании расширять присутствие в американском электросетевом хозяйстве, а также выходить на китайский рынок — для этого в мае компания специально наняла представителя в Китае Кэрри Лин. 

Дополнительные материалы

Будущие «единороги»: 25 самых перспективных стартапов по версии Forbes