Стратегия «цап-царап», или Что Бернард Шоу знал о сланцевой нефти

Сергей Bоробьев Forbes Contributor
Нефтяная скважина. Северная Дакота, США Фото Daniel Acker / Bloomberg via Getty Images
Владимир Путин, поделившийся намерением «задешево» купить технологии добычи сланцевой нефти, лишь повторил мысль героя английской классической драматургии. Важнее, однако, то, что точно так же мыслят гиганты нефтедобывающей отрасли США

На форуме «ВТБ Капитал» «Россия зовет!» Владимир Путин произнес слова, уже на следующий день ставшие классикой: «Что касается сланцевой нефти, давайте мы подождем, когда американцы истратят деньги на новые технологии по добыче сланцевой нефти, а потом у них цап-царап — посмотрим, мы вообще заинтересованы в этом сегодня или нет, — и задешево купим».

Вряд ли президент РФ помнил сцену из пьесы Бернарда Шоу «Дом, где разбиваются сердца», однако мыслил он явно в том же ключе, что и герой пьесы магнат мистер Менген. Вот как тот объяснял свою бизнес-стратегию главной героине, чистосердечной Элли:

«Ну конечно, вы не понимаете. Что вы можете понимать в делах? А вот вы слушайте и учитесь. Дело вашего отца было новое дело. А я не имею обыкновения начинать дела. Я обычно предоставляю другим начинать. Они вкладывают в это все свои деньги и деньги своих друзей, отдаются этому душой и телом, только чтобы поставить предприятие на ноги. <…> И обычно, так через год либо два они или терпят крах, или продают свое предприятие за бесценок, в рассрочку каким-нибудь пайщикам. И это еще если повезет, а то может статься, что они и вовсе ничего не получат. <…> И вот тут-то и появляются настоящие дельцы. Тут появляюсь я. <…> Потому что я сам, видите ли, не вкладываю деньги в идеи, даже когда это мои собственные идеи. Ваш отец и его друзья, которые рискнули вместе с ним своим капиталом, были для меня все равно что кучка выжатых лимонов».

Великий драматург ничего не знал о сланцевой нефти, зато он очень хорошо разбирался в бизнесе, принципы ведения которого ничуть не изменились за последние столетия.

Сообщения с фронтов сланцевой нефти резко делятся на две категории: 1) «Караул, сланцевики разоряются, добыча нерентабельна»; 2) «Какая это перспективная ниша для инвестиций!»

Проблемы сланцевой отрасли хорошо известны: постоянно снижающийся дебет новых скважин, быстрое падение дебета на существующих скважинах, рост газо-нефтяного фактора, неспособность сланцевиков генерировать прибыль и вернуть деньги инвесторам. Количество буровых установок в США снизилось с начала года почти на две сотни единиц. СМИ приводят комментарии топ-менеджеров американских сланцевых компаний:

  • «Рынок капитала высох для нефтедобычи»,
  • «Никто не хочет давать деньги на наши проекты»,
  • «На этих ценах мы не способны зарабатывать»,
  • «В ближайшие два года нашей отрасли нужно погасить $130 млрд долгов, в то время как добыча с новых скважин падает на 70% в первый же год»,
  • «Мы ожидаем волну банкротств в отрасли».

Компания Chesapeake Energy, один из пионеров сланцевой отрасли США, еще в 2016 году заложила почти все свои активы в обмен на получение спасительного кредита, а теперь оказалась на грани банкротства. Недавно компания предупредила, что при текущих ценах на нефть она не сможет продолжать свою деятельность.

Один очень крупный инвестор в сланцевой отрасли, пожелавший остаться неизвестным, заявил американской журналистке Бетани Маклин: «По нашему мнению, осталось только пять лет для бурения сланцевых пород, дальше это потеряет смысл. Я думаю, через пять лет ОПЕК от души посмеется над сланцевой революцией…».

Зато полны энтузиазма гиганты Exxon Mobil и Chevron, сообщающие о росте добычи в Пермском бассейне и планах по росту инвестиций. Топ-менеджеры компаний уверены, что сумеют избежать ошибок и промахов, которые поставили в тяжелое положение большинство сланцевых компаний. Стив Грин, президент североамериканского бизнеса Chevron, заявил, что крупнейший в мире сланцевый пласт в Перми не будет подвержен историческим циклам бума и спада. «Мы прогнозируем долгий и здоровый темп деятельности в Перми и Техасе на протяжении десятилетий вперед», — сказал Грин на очередном форуме техасских нефтяников.

Мистер Грин вполне мог бы прочитать дочери крупного акционера Chesapeake Energy примерно такое же наставление, с каким мистер Менген обратился к Элли в изложении Бернарда Шоу.

«Подобно стервятникам, миллиардеры сейчас кружат над потенциальными трупами компаний в нефтяном и газовом секторах США, планируя приобрести активы по дешевке», — вторя Шоу, сообщили 20 ноября «Вести. Экономика».

Проблема любой отрасли — технологии. Японцы уже лет десять не могут справиться с газогидратами, а китайцы — с огромными запасами сланцевого газа, залегающего на глубине более 3,5 км. Гидравлический разрыв при таких глубинах применять невозможно, поэтому сейчас в стране испытывают оригинальную безводную технологию под названием «энергетический стержень». Ее суть в создании в нефтеносном пласте ударных волн за счет мощного электрического разряда. В России пока никто не смог предложить рентабельную технологию добычи в Бажене. Но рано или поздно что-нибудь да придумают: над сланцем энтузиасты трудились аж 18 лет.

По данным EIA, мировые извлекаемые запасы сланцевой нефти оцениваются в 345 млрд баррелей. Из них на долю РФ приходится 75 млрд (в основном в Баженовской свите), США на втором месте — 58 млрд баррелей, Китай на третьем — 32 млрд баррелей.

Приведет ли Россию к успеху метод мистера Менгена? Неизвестно, однако приходится признать, что многие игроки нефтегазового рынка видят ситуацию примерно так же, как российский президент.

Новости партнеров