Поколение T: как «Тинькофф» находит будущих сотрудников среди школьников

Константин Маркелов Фото Арсения Несходимова для Forbes
IT-специалистов высокого уровня российским компаниям не хватает. Что делать? Готовить специалистов самим, причем со школьного возраста (со старшекурсниками работать уже поздно), решили в группе «Тинькофф».

Каждую субботу Влад, десятиклассник из Брянска, встает в шесть утра, чтобы успеть на утренний поезд до Москвы. Два месяца назад подросток, страстно увлеченный программированием, оказался в числе слушателей курса «Алгоритмы и структуры данных» образовательного проекта для школьников Tinkoff Generation. В свой выходной день ему не в тягость преодолевать 400 км — в Tinkoff Generation он хочет прокачать свои навыки, чтобы выиграть Всероссийскую олимпиаду школьников. Победители состязания могут поступить в университет на профильное направление без учета результатов ЕГЭ.

Работать со школьниками группа «Тинькофф» начала летом 2018 года, надеясь восполнить нехватку IT-кадров на рынке. «Раньше выпускник Физтеха думал, куда бы ему пойти работать: к нам, в Mail.ru Group или «Яндекс». сейчас же конкуренция усилилась», — объясняет Константин Маркелов, вице-президент по бизнес-технологиям Тинькофф Банка. «Охоту» за айтишниками стали вести не только крупные игроки технологичного рынка, но и стартапы, а также представители других отраслей и органы государственной власти, которые взяли курс на цифровизацию. По данным HeadHunter, на одну вакансию в сфере IT приходится меньше трех резюме, тогда как средний показатель по другим отраслям — 5–6 резюме. «Университеты не справляются с потребностями рынка, поэтому компании стали привлекать и обучать более молодую аудиторию», — объясняет Андрей Кравченко, руководивший образовательными проектами в Avito.

Свои факультеты и кафедры в ведущих технических вузах страны есть у «Яндекса», «1С», Mail.ru Group, Сбербанка, Avito. В «Тинькофф» первые образовательные программы запустили семь лет назад — стали проводить кейс-чемпионаты, хакатоны и открытые лекции для молодых разработчиков. Потом открыли бесплатные финтех-школы в восьми городах для выпускников и студентов технических вузов, а затем свою магистратуру в МФТИ и спецкурсы в МГУ им. Ломоносова. Постепенно рубеж образовательных программ сдвинулся к ученикам 6–11-х классов. Работать со студентами 3–4-го курса уже поздно, объяснял на последнем Петербургском экономическом форуме основатель банка Олег Тиньков: «Они уже немножко не те люди, испорченный продукт».

Неиспорченный продукт

Для реализации проекта Tinkoff Generation Константин Маркелов переманил в команду человека, который несколько лет был в числе организаторов одних из самых масштабных школьных соревнований и руководил образовательным проектом для школьников в другой компании. Его имя вице-президент банка называть отказывается, опасаясь, что ценный кадр могут переманить конкуренты. Выбор в пользу такого специалиста был сделан неспроста. Отработать пилотную модель новоиспеченного проекта решили на «топовых ребятах» — участниках и призерах школьных олимпиад по математике и информатике. Таких «Тинькофф» насчитал около шестисот в Москве и области.

Курсы компании сосредоточены на том, чтобы выработать у ребенка необходимые для участия в олимпиадах навыки и помочь ему поступить в ведущие технологические вузы. «Успешные управленцы, аналитики, разработчики часто имеют олимпиадное прошлое», — уверяет Маркелов, который сам, будучи школьником, не раз участвовал в школьных соревнованиях. Таким образом компания планирует увеличить поток талантливых студентов, а в итоге получить как можно больше выдающихся кадров. Но останавливаться на олимпиадниках она не намерена, развивать интерес к отрасли и повышать качество образования в будущем планируется у всех учащихся средней школы.

Tinkoff Generation состоит из четырех программ: «Алгоритмы и структуры данных» и «Олимпиадная математика» для учеников 6–11-х классов, а также «Машинное обучение» и Deep learning для старшеклассников. Преподаватели проекта — студенты профильных вузов, среди них есть призеры чемпионата мира по программированию ICPC и золотые медалисты международной олимпиады для студентов по математике IMC. Также к работе привлекли сотрудников компании и преподавателей таких предметных школ, как «Летняя компьютерная школа», «Комбинаторика и алгоритмы» и др. «Для ребят важна околоолимпиадная тусовка, — объясняет Маркелов. — Чтобы их окружали люди, с которыми они будут на одной волне».

Всего в команде преподавателей 38 человек, 10 из них — это специалисты группы «Тинькофф». Курсы «Машинное и глубокое обучение» разработали программисты банка. Оставшиеся дисциплины три месяца разрабатывали приглашенные преподаватели.

Недетские испытания

В сентябре 2018 года в БЦ «Водный» у метро «Водный стадион» в Москве, где располагается штаб-квартира «Тинькофф», вместе с офисными клерками стали приходить школьники — стартовали занятия в Tinkoff Generation. Самым популярным направлением стали «Алгоритмы и структуры данных»: 850 ребят подали заявку на участие, но прошли только 233.

«Поскольку программа обучения рассчитана на узкий круг людей, затраты на маркетинг были минимальные», — вспоминает Константин Маркелов. Около 20 000 рублей потратили на таргетированную рекламу, разместили пресс-релизы в СМИ, но больше всего в продвижении помогло сарафанное радио. Основной поток учеников пришел после того, как один из преподавателей опубликовал пост о запуске Tinkoff Generation на международной платформе Codeforces.com, где проходят соревнования и олимпиады по математике и программированию.

Популярный курс «Алгоритмы и структуры данных» состоит из пяти параллелей — уровней сложности, рассчитанных на разную степень подготовки ученика. От базового — для тех, кто не занимался олимпиадным программированием, но владеет одним из языков программирования, до продвинутого — рассчитанного на опытных олимпиадников. Чтобы стать участником, нужно пройти испытания. В 2018 году они состояли из 16 задач по программированию, условия которых были связаны с сюжетом книг о Гарри Поттере. Например, ученики должны были написать программу, которая рассчитает, сколько тыкв может посадить Хагрид на своем участке. Уровень сложности каждого задания соответствует уровню курса. Достаточно решить 6–8 задач, по их результатам ученика зачисляют на соответствующую его уровню параллель. Все работы проверяют на антиплагиат. «Тех, кто списывает, мы дисквалифицируем и на занятия не берем», — утверждает Маркелов.

Вступительные испытания для остальных программ состоят из двух частей. Сперва нужно пройти дистанционно тестовое задание, которое состоит из задач по математике или информатике и мотивационного письма. Кандидатов, которые показали лучшие результаты, приглашают на интервью. Собеседования с каждым из них проводят двое преподавателей. Затем приемная комиссия, куда входят учителя и кураторы проекта, по результатам всех испытаний решает, кого зачислить на курс.

Хотя первый год работы Tinkoff Generation был пилотным и по ходу обучения приходилось дорабатывать программы, результатом Маркелов остался доволен. За это время обучение прошли 376 человек. В апреле 36 участников проекта стали финалистами Всероссийской олимпиады школьников по информатике, пятеро из них стали победителями и еще 12 — призерами: ребята получили право поступления в любой вуз России на профильную специальность без вступительных экзаменов.

Убедившись, что программа обучения работает, компания Олега Тинькова решила получить образовательную лицензию. Для этого учредили автономную некоммерческую организацию (АНО) «Тинькофф образование», которая объединила все созданные ранее обучающие курсы для студентов и школьников.

Клуб программистов

Группа «Тинькофф» не единственная компания, которая готовит будущих сотрудников со школьной скамьи. «Яндекс» Аркадия Воложа в 2007 году создал «Школу анализа данных» (ШАД) для студентов, аспирантов и молодых разработчиков. Лицензию на образовательную деятельность ШАД получила в 2015 году. Год спустя на ее базе было решено создать курсы для более молодой аудитории — «Яндекс.Лицей», где ученики 8–9-х классов бесплатно учатся программированию на языке Python. «Среди преподавателей лицея не только школьные учителя. Часто к нам приходят разработчики, которые хотят поделиться своими знаниями с детьми», — говорит представитель «Яндекса». По его словам, компания сама готовит всех преподавателей.

Чтобы стать слушателем курса, нужно пройти онлайн-тест на умение логически мыслить и собеседование. Программа рассчитана на тех, кто хочет научиться программировать. Язык программирования Python легче дается новичкам и широко используется в разных областях, в том числе в статистике и аналитике. За два года обучения ученики восьмых и девятых классов получают основы профессии разработчика и могут получить должность стажера или младшего разработчика в IT-компании.

В «1С» школьников стали учить программированию еще в 2011 году, запустив проект «1С: Клуб программистов». Он состоит из 14 курсов, среди них есть «основы робототехники», «современная web-разработка», «программирование на Java», «3D-моделирование» и другие учебные дисциплины. Программа рассчитана на ребят 10–16 лет, но за обучение придется заплатить. «Для нас это не просто социально значимый, но и прибыльный бизнес, — хвастается Алексей Харитонов, руководитель отдела продвижения экономических программ в «1С». — Родители готовы платить за обучение детей перспективной профессии». Также «1С: Клуб программистов» развивают по франшизе. Для этого компания семь лет назад оформила образовательную лицензию. Сегодня сеть «1С: Клубов программистов» насчитывает 247 филиалов в 168 городах. За 2018 год обучение прошли 11 500 школьников.

Заинтересованы в работе со школьниками не только представители IT-отрасли. В феврале 2016 года один из авиационных ангаров аэропорта Домодедово переоборудовали в кухню. Там сотрудники фабрики бортового питания «Домодедово кэтеринг» состязались в кулинарном поединке с 16-летними участниками программы «Приток». Нужно было на время приготовить блюдо по фотографиям и названиям. Результат проделанной работы оценивало жюри, в которое входил мишленовский шеф-повар. «Приток» — это комплексная программа целевой подготовки кадров для школьников и студентов, которую группа DME запустила в 2000 году.

Строительство «Притока» начали с отбора ребят в институте, постепенно этот рубеж сдвинулся к учащимся 8–11-х классов. «Воспитывать и обучать будущих сотрудников нужно со школы», — говорил председатель совета директоров группы DME Дмитрий Каменщик Forbes в 2016 году. DME сотрудничает со школами Москвы и Московской области и с восемью учебными заведениями среднего и высшего профессионального образования, среди которых есть колледжи «Московия», «Царицыно» и университеты — РГГУ и РУДН.

Школьников и студентов, которые заключили договор о вступлении в «Приток», знакомят с корпорацией и будущей профессией, в том числе в формате игрового обучения. Так будущие повара, сотрудники службы безопасности и управленцы осваивают азы профессии. Участник «Притока» выбирает специальность и после школы поступает в одно из партнерских учебных заведений. Компания оплачивает его обучение и выплачивает стипендию, которая зависит от успеваемости: троечники не получают ничего, а отличники вуза — 16 000–22 000 рублей. «Так мы ведем молодого человека с 15–16 до 22 лет, медленно превращая его в сотрудника корпорации», — объяснял Каменщик.

Мертвое озеро

Законодательство обязывает получать образовательную лицензию тех, кто хочет организовать полноценный учебный процесс: в отдельном помещении, с расписанием занятий, постоянными преподавателями, собственной программой и дипломом, рассказывает Маркелов. «Мы планируем масштабировать все наши образовательные программы до уровня, который уже требует лицензии», — говорит он. В ближайших планах — вывести Tinkoff Generation в регионы и охватить не только олимпиадников, но и других ребят, которые хотят прокачать себя в программировании и математике. Руководители проекта уже начали разрабатывать новые программы, в будущем они намерены превратить все образовательные проекты в университет с филиалами в разных городах.

Оформление образовательной лицензии для Tinkoff Generation заняло шесть месяцев. Это хлопотный процесс: нужно собрать кипу бумаг и подготовить обучающие классы, которые должны соответствовать всем нормам СанПиНа, перечисляет Маркелов. Например, окна в помещении должны открываться, чтобы их можно было проветрить, а штаб-квартира группы «Тинькофф» находится в бизнес-центре с панорамными окнами на 25-м этаже. «Проблема была в том, что лицензию дают на фактический адрес, где проходит обучение, — вспоминает Маркелов. — Пришлось доказывать, что у нас отличная система кондиционирования».

В 2019 году группа «Тинькофф» планирует потратить 100 млн рублей на образовательные программы. Инвестиции в это направление выросли в три раза по сравнению с прошлым годом. Во многом этот рост связан с развитием школьного направления.

Гарантий, что школьник, окончив университет, вернется на работу в компанию, нет, признает Маркелов. Но каждый, кто проходил стажировку, был участником финтех-школы, Tinkoff Generation и другой образовательной программы компании, попадает в Candy (сокр. от Candidate) — систему управления и учета студентов и кандидатов группы «Тинькофф». Это позволяет не только сократить время на поиск новых кандидатов, но и лучше оценивать их квалификацию. «Цель программы не только селекция и хантинг», — убеждает Маркелов. Работа со школьниками направлена на то, чтобы сформировать интерес к отрасли у молодой аудитории.

Маркелов сравнивает IT-отрасль с озером, из которого все пьют, и, если его не подпитывать, оно вскоре высохнет. По прогнозам Boston Consulting Group, в ближайшие 5–7 лет дефицит IT-кадров может достигнуть 1 млн человек. «Компании уже сейчас думают о том, кто будет работать через 5 лет, и верно делают, привлекая и обучая талантливых ребят», — говорит Андрей Кравченко из Avito.

Университеты для будущей элиты. 100 лучших вузов России по версии Forbes

Новости партнеров