Провальный курс: почему импортозамещение не оправдало надежд

Фото Владислава Шатило / RBC / TASS
Стенд "Сделано в России", ПМЭФ 2018 Фото Владислава Шатило / RBC / TASS
Объявленный в 2014 году курс на независимость российской экономики от импорта был фактически провален. Залогом экономического роста должны стать не протекционистские меры, а стимулирование экспортеров

Курс на импортозамещение был объявлен в России в 2014 году после введения санкций со стороны западных стран. Благая идея основывалась на том, что мы должны наладить собственное производство закупаемой ранее продукции и снизить зависимость основных отраслей от импорта. Удалось ли добиться желаемого?

Планы и факты

По данным государственной информационной системы промышленности планировалось, что в лесопромышленном комплексе уровень закупок за рубежом снизится до 49%, в нефтегазовом машиностроении — до 55%, в автомобилестроении — до 7%, в станкостроении — до 75%, в медицине — до 33%, в легкой промышленности — до 44%.

Безусловно, к началу 2019 года удалось достичь определенных успехов. К примеру, российская промышленность производит до 60% комплектующих для иностранных автомобильных брендов, но не 93%, как ожидалось. Другие рынки не показали и таких результатов: нефтегазовое машиностроение по-прежнему на 71% зависит от импорта, станкостроение — на 93%, медицина — на 73%, легкая промышленность — на 78%, лесопромышленный комплекс — на 87%.

Каковы же причины фактического провала плана импортозамещения? Ответ прост: внутренний рынок РФ не обеспечивает достаточного спроса. Зависимость от импорта сохраняется, поскольку проще купить за рубежом в нужном объеме, чем производить «на склад». Для создания производства российских аналогов машин, оборудования и комплектующих, не говоря уже о лекарствах, нужно время и инвестиции, а их нет. К примеру, для производства лекарств, с учетом времени тестирования и вывода на рынок, нужно не менее 7 лет и несколько миллионов долларов на исследования. Можно ли было добиться заявленных показателей и снизить зависимость от зарубежных препаратов в 2 раза за 5 лет без серьезных капиталовложений? Разумеется, это было нереально.

Если обратиться к статистике по импорту, мы увидим, что максимальный спад действительно произошел в 2015 году. По данным Института экономической  политики им. Е. Т. Гайдара (ИЭП), тогда 30% предприятий сократили закупки машин и оборудования, 22% — сырья и материалов, однако к 2019 году баланс восстановился. Сегодня доля импортозамещения составляет всего до 10% по этим статьям. Выходит, что импортозамещение «затухло»?

Собственно, этого следовало ожидать. При слабом и небольшом рынке необходимо не просто замещать импорт, а увеличивать конкурентоспособность своей продукции на внешних рынках. Стратегия «сначала заместим, а потом будем экспорт развивать» не работает, поскольку на маленьком рынке РФ сложно вырасти до уровня глобальных игроков. Тот же Китай, отказываясь от традиционного российского импорта продукции химической отрасли, черных металлов и лесобумажных товаров и замещая их у себя, тут же выходит в гораздо больших объемах на внешние рынки, экспортируя в другие страны и тесня там Россию.

Импортозамещение привело лишь к временному сокращению закупок за рубежом. По статистике ФТС России, основными стали отрасли, производящие продукцию животного происхождения, где с 2014 до 2019 года снижение импорта составило 46% ($12,3 млрд в 2014 году против $6,64 млрд в 2018 году). Импорт минерального сырья снизился на 32%, древесины и изделий из нее — на 45%, драгоценностей — на 36%. Этими товарами внутренний рынок восполнился, по всей видимости, за счет отечественных производителей. В целом же объем закупок к концу 2018 года достиг практически уровня 2014 года: $238,4 млрд против $287,1 млрд , при спаде до $179,8 млрд в 2016 году.

Курс на экспорт

Надо отметить, что в последние годы было немало сказано о необходимости перехода от импортозамещения к ориентированности на экспорт. Все чаще можно слышать об успехах на этом поприще. На конференциях и форумах, в заявлениях и отчетах правительства говорится о росте несырьевого неэнергетического экспорта РФ, который достиг $150 млрд в 2018 году, и о том, что экспорт превышает импорт.

Но все ли так радужно? Не ждет ли и эту политику «затухание»? В 2018 году объем экспорта из России составил $450 млрд, из которых 65% приходится на отрасль минералов и 10% на металлы. Остальные отрасли — машины, химия, сельхозпродукция, деревообработка и бумага — составляют 5-6% каждая и сильно подвержены мировой конъюнктуре.

Тем временем в международной торговле доминируют США и Китай, легко вытесняя Россию со многих рынков. России определенно нужны новые ниши и диверсификация. Необходимы инвестиции в экспорт, поддержка государства и банковского сектора, в первую очередь для малого и среднего бизнеса. Нужно облегчить экспортный режим и упростить для компаний процедуру возврата НДС. В России всего 2% предприятий страны что-то экспортируют, против среднего показателя в мире 10-15%. И этот показатель нужно увеличивать.

Если раньше мировым центром потребления были США и Европа, сейчас очевидно смещение в сторону азиатских рынков. По данным ООН, в течение всего XXI века самым многолюдным регионом останется Азия, здесь будет сосредоточен и покупательский спрос. В 2050 году свыше половины населения мира будет проживать в Азии. Перспективными для России могут оказаться рынки стран, которые также подвержены санкциям, ограничивающим их торговлю с западными странами. Такие рынки следует захватывать, действуя гибко и активно, — к примеру, вводя режимы свободной торговли с ними. 

Российские власти определили курс на удвоение несырьевого неэнергетического экспорта к 2024 году. Рост ожидается все в тех же отраслях, что и ранее: металлообработка, машиностроение, продовольствие, химическое производство. Большое значение придается росту экспорта услуг — образовательных, медицинских, туризма и транспортных. По данным Российского экспортного центра (РЭЦ) совокупно они составляют около 40% всего экспорта ($65 млрд из $150 млрд в 2018 году), и почти 40% из них ($22 млрд) приходится на экспорт транспортных услуг. Будем ли мы в этом успешны, покажет время.