Тройная броня российских нефтяников: как Россия подготовилась к ценовой войне с Саудовской Аравией

Фото Maxim Shemetov / Reuters
Фото Maxim Shemetov / Reuters
Нефтедобывающие компании России способны пережить кратковременную ценовую войну — у них есть сразу три уровня защиты. Напряжение они начнут ощущать, если дело дойдет до длительного противостояния.

Поток сырой нефти с рекордными скидками совсем скоро хлынет из Саудовской Аравии в Европу. Это часть ценовой войны на нефтяном рынке, которая уже почти началась. Готова ли к ней российская «нефтянка»? «Лукойл« сегодня готов к ценовым колебаниям нефти лучше, чем пять лет назад, заявил 11 марта в ходе телеконференции с инвесторами глава компании Вагит Алекперов. «Цена на нефть падает не впервые, мы привыкли работать в условиях волатильности», — подчеркнул он (цитата по «Интерфаксу»).

Российские нефтяные компании оказались, возможно, единственными в мире, кто готов к такому обвалу цен, который мы наблюдаем сейчас, пишет Bloomberg. Они смогут продолжать поставки даже при самых низких ценах на нефть благодаря низкой себестоимости добычи, одной из самых низких в мире, гибкой системе налогообложения и плавающему курсу рубля. Агентство спросило у финансовых аналитиков, готов ли российский нефтяной сектор к ценовой войне.

Эквивалент объявлению войны

О начале ценовой войны стало известно после срыва сделки о сокращении нефтедобычи в формате ОПЕК+. Россия и Саудовская Аравия, ключевая страна ОПЕК, не смогли прийти к согласию по условиям продления сделки. Переговоры в Вене закончились развалом сделки 6 марта, а уже 7 марта, по данным Bloomberg, саудовская нефтяная госкомпания Saudi Aramco сообщила покупателям, что снижает официальные цены на $6-8 за баррель во всех регионах. Цена барреля саудовской нефти оказалась на $10,25 ниже нефти марки Brent. Российская нефть марки Urals тогда предлагалась с дисконтом в $2 за баррель к ценам нефти Brent.

Одновременно Саудовская Аравия в частном порядке заявила некоторым участникам рынка, что может увеличить производство нефти до рекордного уровня в 12 млн баррелей с 9,7 млн баррелей в день в марте. «На нефтяном рынке это эквивалент объявлению войны», — сообщил тогда изданию менеджер хедж-фонда сырьевых товаров.

Саудовская Аравия начала ценовую войну в ответ на срыв нефтяной сделки с Россией

После этого, 10 марта, министр энергетики Александр Новак подчеркнул, что нефтяная промышленность России останется конкурентоспособной «при любом прогнозируемом уровне цен». «Российские компании могут обеспечить устойчивую добычу до тех пор, пока нефть не упадет до $15–20 за баррель», — заявил агентству московский аналитик Bank of America по нефти и газу Карен Костанян.

Тройная защита

Развитая инфраструктура месторождений и эффективные железные дороги и трубопроводы позволяют российским нефтяникам работать с низкими затратами. В 2019 году, по подсчетам Bloomberg, «Роснефть», «Газпром нефть» и «Лукойл» тратили менее $4 на добычу барреля нефти. С учетом $5 на транспортировку и $6-8 на капитальные расходы себестоимость российской нефти оказывается ниже $20 за баррель. 

Новая реальность: есть ли жизнь при нефти по $30?

Налоговая система России также стоит на стороне российских производителей. В 2019 году нефтяные компании платили в казну $34-42 за баррель в виде налога на добычу и экспортной пошлины. Но гибкая налоговая система страны означает, что по мере падения цен на нефть налоги снижаются вместе с ними, пояснил агентству старший директор Fitch Ratings Дмитрий Маринченко. При цене нефти $50 российские производители платят в виде налогов более 40% своих доходов, подсчитал Маринченко. При падении цен до $25, доля налогов сократится до 20%, при сценарии в $15-20 за баррель налоговая нагрузка почти исчезнет.

Наконец, российские производители защищены гибким обменным курсом: они получают часть своих доходов в долларах, а тратят почти исключительно в рублях. Обесценивание рубля помогает поддерживать уровень капитальных затрат. В качестве примера Bloomberg приводит «Роснефть», которая благодаря девальвации рубля в 2016 году сумела увеличить свои инвестиции в рублях почти на 66%, в то время как конкуренты на глобальном рынке были вынуждены сокращать капитальные расходы.

Угроза в бюджете

Все это поможет российским нефтяника пережить скоротечную ценовую войну. Напряжение они начнут ощущать, если дело дойдет до долговременной битвы, отмечают опрошенные агентством аналитики.

Дело в том, что нефтегазовая отрасль генерирует почти 40% доходов бюджета и дает средства на многомиллиардные социальные расходы, инициированные президентом Владимиром Путиным. Бюджет на несколько следующих лет верстается исходя из цен на нефть, чуть превышающим $40. «Падение нефти ниже $45-50 почти неизбежно ведет к разговорам о более высокой налоговой нагрузке на производителей сырой нефти», — заявил Маринченко.

Bloomberg узнал содержание разговора Путина с нефтяниками перед разрывом сделки с ОПЕК

Нефтегазовый аналитик «Газпромбанка» Евгения Дышлюк напомнила, что в 2016 году правительство России, нуждающееся в дополнительных доходах, изменило формулу  налогообложения добываемой нефти. «Если в государственном бюджете есть потенциал дефицита, то существует риск подобного шага сейчас», — отметила она. 

По мнению аналитика Райффайзенбанка Андрея Полищука, непредвиденные налоговые риски могут возникнуть только в случае, если «медвежий» рынок продлится от трех до пяти лет. А ценовая война на несколько месяцев вряд ли повлияет на налоговую нагрузку для производителей.

При цене в $15-20 за баррель, производителям придется сокращать свои инвестиционные программы, что подорвет потенциал будущей добычи и изменит дивидендную политику, убежден Костанян. 

Игра на уничтожение: готова ли Россия к полномасштабной ценовой войне на рынке нефти