Пандемия как форс-мажор: как не проиграть суд из-за коронавируса

Фото Сергея Карпухина / ТАСС
Фото Сергея Карпухина / ТАСС
Коронавирус больно ударил по самым разным сферам бизнеса в разных странах мира. Вполне может сложиться ситуация, что пандемия вмешается в выполнение обязательств компании или бизнесмена перед контрагентами. Как в таком случае избежать суда, и если дело все-таки до него дошло — как выиграть тяжбу

Владелец 10% амурской артели старателей «Восточная» Евгений Кособоков собирался стать единоличным собственником артели и в декабре 2019 года направил генеральному директору предложение о выкупе 90% у своих партнеров по бизнесу – граждан Китая Ли Цзэнчжи и Чжан Чжэнлиня. В планах Евгения было оперативно провести собрание всех владельцев и договориться на нем об аудиторской проверке финансовой деятельности компании. Но планам не суждено было сбыться: вмешался коронавирус.

Директор артели заявил, что не может созвать очное собрание всех владельцев, поскольку Ли Цзэнчжи, собственник 60%, проходил в это время лечение на родине. Кособокова такой ответ не устроил и он обратился в суд с требованием созвать внеочередное собрание и включить в повестку вопрос о проведении аудиторской проверки за последние 5 лет.

В своем решении арбитражный суд принял во внимание, что в связи с распространением коронавируса пограничный таможенный пункт с Китаем закрыт до 1 марта 2020 года и проведение очного собрания вообще не представляется возможным. При этом, сроки открытия российско-китайской границы остаются неопределенными. В итоге суд отказал Кособокову в его требованиях. По мнению суда, даже в случае удовлетворения иска закрытые границы всё равно не позволили бы провести внеочередное собрание, как он того требовал.

Это дело стало одним из первых (если не первым), в котором суд принял во внимание меры государства против распространения коронавируса. В деле артели «Восточная» суд прямо не указывает, что в отношении корпоративных обязательств партнера, оказавшегося в Китае после закрытия границы, имел место форс-мажор. Но фактически смысл этого решения именно такой.

По общему правилу компания или бизнесмен, не исполнившие или ненадлежащим образом исполнившие свои обязательства, могут быть освобождены от ответственности, если докажут, что форс-мажор стал причиной нарушения их обязательств.

Еще в одном деле ссылка стороны спора на коронавирус была расценена судом «критически». Тверской девелопер «Строймонтажсервис» выиграл аукцион городской администрации  на строительство детского сада. Цена контракта составила 131 млн рублей. Девелопер нарушил срок сдачи работ, и в октябре 2019 года администрация в одностороннем порядке отказалась от заключенного контракта. Пытаясь оспорить этот отказ, «Строймонтажсервис» обратился в Арбитражный суд Тверской области. В ходе разбирательства суд попросил истца предоставить документы в подтверждение своевременной сдачи этапов стройки. В ответ же юристы девелопера сослались на невозможность их представления «в связи с нахождением руководителя общества за пределами Российской Федерации и эпидемией коронавируса». Такая аргументация показалась тверскому правосудию неубедительной, и суд в иске отказал.

Теперь в делах, аналогичных делу «Строймонтажсервиса», вполне возможно, коронавирус будет признаваться основанием для признания форс-мажора. Как писал «Коммерсантъ», правительство готовит нормативный акт, по которому пандемия будет признаваться форс-мажором при осуществлении, например, госзакупок. В связи с пандемией по ряду экспортных контрактов Торгово-промышленная палата РФ (ТПП) уже выдает сертификаты о форс-мажоре. По внутрироссийским договорам ТПП не вправе выдавать такие сертификаты, и наличие форс-мажорных обстоятельств доказывается непосредственно в ходе судебного разбирательства.

Собрать доказательства

Если судебный спор возник по договору между российскими контрагентами, то стороне, не исполнившей свои обязательства, следует собрать доказательства

  • факта наступления обстоятельства непреодолимой силы. Это могут быть акты, изданные органами власти. Например, в случае срыва крупного форума / концерта в Москве можно ссылаться на указ Сергея Собянина о запрете проведения мероприятий.
  • факта чрезвычайности и непредотвратимости произошедших событий. То есть доказательства того, что при заключении договора было невозможно предвидеть наступление этих событий, а их последствий невозможно было избежать
  • направления заказчикам писем о наступлении форс-мажорного обстоятельства и совершения других действий для минимизации причиненного заказчику ущерба. Если поставщик этого не сделает, суд может взыскать с него причиненные заказчику убытки.

Заметим, что такие обстоятельства, как отсутствие на рынке необходимой продукции или нарушение обязательств вашим контрагентом (например, если ваш китайский поставщик нарушает сроки отгрузки товара и вы, в свою очередь, тоже вынуждены нарушать свои обязательства) не признаются форс-мажором. Эти обстоятельства списываются судами на предпринимательский риск.

Сертификат ТПП в помощь

Форс-мажор в отношении внешнеторговых контрактов признается Торгово-промышленной палатой РФ и она выдает сертификат об этом. Решение о выдаче сертификата принимается ТПП в каждом отдельном случае, исходя из конкретной ситуации. При этом ТПП руководствуется следующими факторами: обязательствами по внешнеторговой сделке и сроками их исполнения; чрезвычайностью и непредвиденностью обстоятельств, а также документами, выданными компетентными органами и подтверждающими эти обстоятельства; причинно-следственной связью между наступившими обстоятельствами и невозможность выполнить обязательства по договору; периодом, в течение которого действует форс-мажор; другими значимыми фактами по усмотрению ТПП.

Важно, что по общему правилу ТПП свидетельствует форс-мажор только в отношении обстоятельств, имевших место на территории России. То есть если, например, отечественный поставщик не смог выполнить поставку из-за ограничений по экспорту продукции за рубеж или из-за перебоев в работе завода, находящегося на территории России, то ТПП вправе выдать сертификат о форс-мажоре. Однако если поставка российским поставщиком сорвалась из-за перебоев в работе завода, который находится за рубежом, то для признания форс-мажора следует обращаться в уполномоченный орган этого государства.

Практика показывает, что при наличии сертификата о форс-мажоре по внешнеторговой сделке доведение до суда спора между контрагентами крайне редки. Если дело всё-таки дойдет до суда, то сертификат ТПП будет весомым подспорьем в пользу компании, не исполнившей свои обязательства.

Дополнительные материалы

«Оберег от коронавируса»: что построили в Новой Москве за 10 дней, за которые в Китае возвели больницу для лечения COVID-19