«Даже в мечтах не мог представить такой рост»: какой бизнес бурно развивается во время пандемии

Во втором выпуске программы «Forbes Карантин» Николай Усков встретился с теми, чей бизнес в условиях сложной экономической ситуации продолжает расти, и поговорил с ними о новой экономической реальности, в которой мы все оказались

 

Сооснователь дейтинговой компании Dating.com Group Дмитрий Волков, CEO онлайн-гипермаркета «Утконос» Дэнни Перекальски, сооснователь и исполнительный директор медицинской компании BestDoctor Михаил Беляндинов и основатель, генеральный директор HR-tech-сервиса VCV Арик Ахвердян рассказали о том, как карантин сказался на их компаниях.

Карантин и новая экономическая реальность

Дэнни Перекальски, CEO «Утконос»: У меня смешанные чувства, ведь мы не можем праздновать свои успехи в такие тяжелые для всего мира времена. Но даже в своих самых смелых мечтах я не мог представить, что наш бизнес так резко пойдёт вверх. Первый фактор – потребность в онлайн-магазинах в некоторые дни возрастает от 200 до 400% от прошлых показателей. Однако в марте месяце мы ожидаем прибыль лишь 65%. «Утконос» сегодня задействует все свои ресурсы для удовлетворения клиентского спроса. У нас достаточное количество товара, за последние две недели мы увеличили штат сотрудников на 600 человек. Сейчас нетрудно найти персонал, очень многие остались без работы. Наш рост ограничивает лишь небольшая площадь складов, нам банально не хватает места. Мы планируем расширяться: через 3-4 недели у нас появится новый склад в Москве, осенью — в Санкт-Петербурге.

Михаил Беляндинов, сооснователь и исполнительный директор BestDoctor: В моменте ситуация сказалась на нас хорошо. По роду нашей деятельности мы оплачиваем застрахованным клиентам плановую медицинскую помощь. Сейчас мы видим, как люди массово отказываются от каких-то плановых операций, переносят визиты к стоматологу и медикам поликлиники. Сокращаются наши выплаты клиникам, прибыль растет. Только за прошлую неделю маржинальность выросла на 15%. Но все равно мы относимся к этому без особой радости, потому что, конечно, общий рынок упадет. У нас, в основном, клиенты B2B и мы внимательно смотрим за состоянием портфелей, как наши клиенты себя чувствуют в текущей обстановке. Мы скорее больше переживаем не за то, что в моменте происходит, а за то, что будет происходить через месяца три или полгода.

Условный travel явно вымоется или очень сильно сократится. При этом у нас есть, например, OZON и он себя чувствует хорошо, есть и офлайн-ретейл. Мы считаем, что сам спрос на ДМС не упадет, он, наверное, изменится, будет больше потребность в удаленных продуктах, поменяются клиенты.

Арик Ахвердян, основатель, генеральный директор сервиса VCV: За последние две недели наша прибыль выросла на 45%. У нас нет ограничений, как у «Утконоса», — мы не зависим от складов, курьеров и прочих особенностей онлайн-торговли. Мы можем быстро увеличивать наши мощности. Однако нельзя не отметить, что рынок HR, на котором мы работаем, — это территория, которую ожидают большие потрясения. Идёт кадровое переформирование – многие компании сокращают сотрудников, заработную плату. Мы прогнозируем некоторую стагнацию в индустрии найма в ближайшем будущем. Мы стараемся диверсифицировать наши продукты, если раньше нас ассоциировали исключительно с наймом персонала, то сейчас мы рассматриваем возможности использования наших продуктов для обучения. Мы бесплатно предоставили вузам и школам тестовый продукт, благодаря которому они могут осуществлять тестирование учащихся в формате видео и текстов. МГУ, ВШЭ и ряд других образовательных учреждений уже используют этот инструмент. Для нас это и социальная миссия – мы понимаем, что сегодня не можем предоставить основной продукт бесплатно, но в той ситуации, в которой оказалась система образования, – мы можем помочь.

Мы не планируем зарабатывать на образовательных учреждениях. Сейчас сложно прогнозировать, но у нас ситуация точно более стабильная, нежели в тревел-индустрии. В связи с последними событиями у нас появилось несколько новых крупных клиентов – это добывающие компании, работающие в России и за рубежом. У них сейчас есть потребность дистанционного набора сотрудников. Есть также компании, которые планировали, но отказались от покупки наших продуктов, – аэропорты, несколько компаний из travel-индустрии. Довольно активен ретейл, образовательные площадки, которые используют нас для отбора педагогов.

Прогнозы и планы по развитию бизнеса

Дэнни Перекальски: Я оптимист и хочу верить в то, что в апреле-мае мы начнем возвращаться к привычному режиму. Но многое, конечно, изменится. Это время поможет нам понять, что мы можем жить и работать намного эффективней. Думаю, многие откажутся от больших офисных пространств. Раньше я и сам не верил в эффективность удаленной работы, а сейчас, когда 80% сотрудников работают «на удаленке», мы видим, что это возможно.

Полностью отказаться от работы сотрудников в офисе мы не сможем, но мы найдем правильный баланс между онлайн и офлайн работой. Бизнес поймет, что эффективней отказаться от лишнего и оптимизировать работу. Изменится гигиена предприятий, бизнес изменит отношение к безопасности своих сотрудников. В нашем бизнесе мы понимаем, что потребность будет расти. Мы знаем, как важна стабильность для наших клиентов. Приведу пример: 12 марта был очень сложный день, заказы увеличились в разы, мы не были готовы и отменили тысячи заказов. Сейчас мы сделали все для стабилизации работы. Сейчас мы открываем только те возможности, которые способны отработать. Мы не отменяем заказы, несмотря на растущий спрос, и расширяемся для того, чтобы удовлетворить все потребности наших клиентов. Все наши курьеры носят маски и используют антисептики, склады оборудованы всем необходимым для стерилизации. Мы планируем развиваться и дальше. Мы оптимизируем свое пространство и логистику. И если раньше план развития рассчитывался на год-два, то сегодня сроки стремительно сокращаются.

Михаил Беляндинов: С медицинской точки зрения мы считаем, что карантин — это абсолютно оправданная мера, возможно, стоило ее сделать раньше и по сценарию более жесткому, как в Испании и Италии. Выгоднее ввести жесткие меры и быстрее завершить распространение коронавируса, уменьшить количество случаев заражения, это позволит быстрее восстановиться. Мы верим, что именно это для экономики выгоднее, нежели постепенно уменьшать их в таком «лайтовом» режиме.

Арик Ахвердян: Япония, к примеру, уже возвращается к нормальной жизни, открываются школы. Там ситуация стабилизируется интенсивней, чем в других странах. Это обусловлено непосредственной близостью к Китаю. Они раньше других начали внедрять технологии по борьбе с эпидемией. Что касается нашей индустрии, то в Японии исторически так сложилось, что люди редко меняют место работы, и чаще всего люди десятилетиями работают в одной компании. В этой ситуации спрос на смену места работы еще больше снизился, там невысокий процент увольнений. В России мы только на начальной стадии борьбы с эпидемией. Похожая ситуация в США. Там нет резкого скачка притока клиентов. Мы планируем делать запуск новых продуктов в Америке через две недели и после уже будем делать выводы. Я нахожусь в Армении, тут карантин ввели две недели назад на месяц. Люди не имеют право выходить на улицу без специальных разрешающих документов. Я думаю, это правильно, и именно благодаря таким мерам удается сдержать рост числа заболевших. Думаю, что и в России подобные меры продлятся более одной недели.

Дмитрий Волков, сооснователь компании Dating.com Group:

Как вы оцениваете сложившуюся ситуацию и как реагирует IT-бизнес?

Я во многих секторах инвестор, поэтому в разных сферах ситуация отличается. В дейтинге на ситуацию влияет географическое положение. К примеру, в азиатских наших приложениях где-то месяц-два назад происходили очень сильные падения, потому что люди переставали общаться, люди замыкались, они не встречались друг с другом. Поэтому в азиатских приложениях был существенный спад. В Америке сейчас не скажу, что падение, но затишье. Сегмент дейтинга по-разному реагирует на ситуацию.

Сейчас растут в основном стриминговые сервисы. Очень востребованы игры и развлекательный контент. Ну и, конечно, значительный рос у служб доставки и е-commerce-проектов. Наиболее негативно пандемия коснулась travel-сегмента. Мы знаем, что все страны вводят ограничительные меры, закрываются границы. Падают авиаперевозки, а также компании, которые занимались бронированием отелей, круизные бизнесы. Достаточно сильно кризис затронул финансовые и ресурсные институции. Другие отрасли затронуты меньше. Предприятия, которые связаны с cloud-технологиями, с работой в онлайн — они либо не затронуты, либо испытывают какую-то взрывную активность. Среди наших инвестиций одна из компаний достаточно активно сейчас растет. Это компания Patreon, которая занимается поддержкой криэйторов, творческих людей, создающих контент в онлайн. Это блогеры в YouTube, писатели, фотографы, художники, музыканты и т. д. Patreon крупнейшая в мире платформа, которая позволяет криэйторам монетизировать свою аудиторию. То есть очень часто у тех, кто создаёт какой-то интересный, хороший контент, большое количество подписчиков, но всегда была проблема с монетизацией. Patreon предоставляет платную подписку и дополнительные бонусы — это могут быть черновики или дополнительные главы, фотографии или видеоконтент. Буквально за месяц порядка 30 000 новых криэйторов появилось на Patreon. Это взрывной рост. Люди стали активней создавать онлайн-контент.

В марте вы запустили фонд, который финансирует новые проекты.

У нас есть уже одна инвестиция из этого фонда — это американская компания Smor, которая разрабатывает приложения для знакомства, но не по фотографиям, а, скорее, по интересам и характеристикам. Проблема Tinder, к примеру, в том, что дейтинг превратился в такой супермаркет, пользователи отчасти превратились в товар, в оцениваемый в основном визуально. Антитренд к этому — попытка сделать общение и знакомство в онлайн более содержательными.

У фонда сейчас очень много запросов, в ситуации кризиса у стартапов и компаний, которые только вышли на рынок, ситуация наиболее опасная. Сейчас очень сложно поднимать раунды, большинство фондов будут придерживать то, что называется dry powder — деньги, наличность — с целью дождаться дна. Поэтому инвестиций будет мало, инвестиции будут очень избирательные. Компаний, которые ищут и в ближайшее время будут искать инвестиции, станет гораздо больше. Совершенно точно, их оценка будет значительно ниже, чем до этого кризиса.

А вы планируете выходы из проектов или об этом не может идти речь, все непредсказуемо?

Недавно мы вышли из одного из проектов, я, к сожалению, не могу про него рассказать, эта сделка еще не официальна. Мы продали одну из наших портфельных компаний, но в будущем не планируем выходить из проектов. Компаниям, которые не являются cash positive, необходимо пересмотреть свои расходные статьи и попытаться обеспечить себе время, которое они могут прожить на существующий кэш, — как минимум год, если не два.

Многие экономисты говорят, что лекарство может оказаться смертельней болезни. Вам не кажется, что меры, которые принимают правительства в разных странах чрезмерны и ведут к разрушению экономик, к массовой безработице, что в конечном итоге голод страшнее ОРЗ?

Любые экономические жертвы оправданы, если речь идет о спасении человеческой жизни. Я думаю, что реальная угроза существует для людей, которым за 65. Для них вирус в большей степени представляет опасность. Я думаю, это очень правильно – пытаться защитить наше старшее поколение.

Какие будут экономические результаты от этого? Я верю в оптимистичный сценарий. Пандемия позволила немножко «приспустить пузырь», который за последнее время надувался и на рынке акций. Такой бум экономики – это замечательно, но опасно. И сейчас появился шанс «спустить шарик», чтобы его напряжение не было предельным. Я думаю, что этот кризис в той или иной мере позитивно скажется на экономической ситуации, приведет к приземлению некоторых оценок и повышению ценности тех вещей или услуг, которые нам действительно нужны. В том числе будет пересмотрена ценность реального человеческого общения. За период дистанцирования мы научимся с большей бережностью относиться к этим социальным связям.

Что делать предпринимателю в условиях пандемии? Курсы Школы миллиардера помогут вам составить антикризисный план

То есть вы тоже согласны с тем, что, наверное, не произойдет никакого перехода в онлайн?

Зависит от того, конечно, сколько это продлится. Если представить, что это продлится года-два-три, то я тогда думаю, что это будет прямой переход в матрицу. Это очень маловероятный сценарий, но в этом случае мы точно совсем перейдем в онлайн. Если же этот карантин, эта всеобщая самоизоляция— на несколько месяцев, то мы просто очень сильно соскучимся по всем, в первую очередь по своим родителям. Я живу недалеко от родителей, но принял решение не навещать их, потому что могу представлять для них риск. Я могу сказать, что я очень соскучился и иногда, когда я приезжал в Москву и у меня была возможность их увидеть, я этого не делал. Я не так чувствовал эту границу, а сейчас особенно остро ощущаю нехватку общения. Надеюсь, что скоро эта история закончится, и я смогу с ними встретится, расцеловать, обнять. Все человеческие чувства будут обострены.

Еще одна вещь – мы научимся пользоваться теми вещами, которые давно должны были научиться делать. Я удивляюсь, как много компаний не использовали удаленную работу и не получали от нее преимуществ. Эта ситуация помогла нам в ускоренном режиме научиться вести телеконференции, использовать клауд-сервисы, создавать виртуальные глобальные рабочие пространства. Сейчас даже школьники вынуждены учиться онлайн, и по мне, это очень хорошие изменения. Не то чтобы это должно сменить полностью парадигму, но если есть возможность учиться в Америке, Европе, да даже в Азии, Африке, то этой возможностью нужно пользоваться и для этого нужно преодолеть вот этот барьер.

«Есть просторы для роста налогов». Экономист Мовчан, миллиардер Троценко и эпидемиолог Минздрава о последствиях COVID-19