Тучи апокалипсиса: почему мировое виноделие находится на пороге кризиса

Фото Александра Рюмина/ТАСС
Винодельня в Краснодарском крае Фото Александра Рюмина/ТАСС
В мировом виноделии в силу совокупности факторов — новых пошлин, кризиса перепроизводства, биологических и климатических угроз — складывается апокалиптическая картина. В этих условиях у российской винной отрасли появляется шанс занять достойное место на мировом рынке.

Пока в отечественном виноделии разворачивается общественная дискуссия о том, как наименее болезненно вправить суставы и выпрямить осанку первому в российской истории закону о вине, над мировым виноделием сгущаются тучи нового апокалипсиса.

Подводя итоги 2018 года, мы обращали внимание на зловещие предзнаменования в виде глобальных природных катаклизмов. А в году 2019-м к заморозкам, пожарам и засухам в списке фатальных угроз добавился политический риск. Фактор риска, как и все неизбежное, обозначился за океаном. То ли обдумывая очередной манифест популизма, то ли на самом деле решив защитить от кризиса пошатнувшуюся американскую винную индустрию, президент США объявил о резком повышении импортных пошлин — сначала на игристое, а потом и на тихое вино из Евросоюза.

Если новые пошлины будут введены по худшему сценарию, то это может обернуться самыми серьезными потрясениями для европейского виноделия. Французские винные чиновники уже обратились с призывом о помощи к президенту Пятой республики и объявили, что введение новых пошлин ставит под удар не менее 100 000 рабочих мест из полумиллиона, которые напрямую или косвенно обслуживают французскую винодельческую промышленность. Французский экспортный совет по винам и спиртным напиткам запросил экстренную помощь в размере €300 млн. Ставший лояльным на фоне выступлений «желтых жилетов», Эммануэль Макрон обещал виноделам помочь.

Мировое виноделие, в котором до сих пор и в объемном, и в стоимостном выражении доминирует Европа, уже вступило в кризис перепроизводства. По данным OIV (Международной организации виноградарства и виноделия), в 2018 году в мире было произведено 293 млн гектолитров вина, а потребление составило примерно 246 млн гектолитров. То есть почти пятая часть объема осталась невостребованной.

Одним из немногих поводов для оптимизма был продолжавшийся рост потребления на двух крупнейших рынках: китайском и американском. Однако в 2019 году совокупный объем продаж вина и в США, и в Китае стал падать. Бесстрастные аналитики предрекают, что падение продолжится и в 2020 году. Растущей на рынке США была признана только категория premium, определяемая как $15–20. Однако и в своем верхнем ценовом сегменте винный рынок сейчас остановился в нерешительности.

Индекс Liv-ex, обозначающий котировки наиболее востребованных коллекционных вин мира, по итогам 2019 года тоже упал — в среднем на 2,5%, а по различным позициям отрицательная динамика колебалась от 3% до 7%. Неопределенность на таких рынках, как Гонконг и Великобритания, традиционно важных для премиальных вин, тоже не лучшим образом сказывается на продажах. Одной из главных причин стагнации маркетологи называют смену поколений — несмотря на беспрецедентный прорыв в качестве выпускаемых вин, миллениалы ими пока не очень интересуются. По данным калифорнийского банка SVB (Silicon Valley Bank), в США на людей в возрасте от 23 до 38 лет приходится лишь 17% выпиваемого вина. Новой модели потребления, которая подняла бы популярность вина среди молодых и активных покупателей, создать пока не получилось.

Кроме политических и экономических, над виноделием по-прежнему нависают и климатические угрозы. Отчет, опубликованный на сайте Национальной академии наук США (Proceedings of the National Academy of Sciences) и процитированный британским журналом Decanter, предупреждает, что примерно половина земли (до 56%), занятой сегодня виноградниками, окажется непригодной для виноградарства, если температура воздуха на Земле повысится в среднем на 2 градуса Цельсия. Если же глобальное потепление продолжится и температура повысится на 4 градуса, то площадь непригодной для вити — культуры земли составит 85% от нынешней. Это исследование было построено на данных по 11 наиболее распространенным сортам «культурного» винограда Vitis Vinifera.

Кроме климатических угроз, в ближайшее время возникнут и новые биологические угрозы, связанные с мутациями бактерий и их переносчиков. Средства защиты растений уже отстают от постоянно меняющихся и все труднее излечимых болезней виноградной лозы.

И вот посреди этой вполне апокалиптической картины мирового виноделия у России может неожиданно появиться счастливый шанс. Виноградарство и виноделие, как известно, достаточно инерционные системы, поэтому, пока мировое виноделие будет адаптироваться к новым вызовам, Россия при точном и ответственном подходе могла бы нарастить свой винодельческий потенциал. Об этом сейчас уже мало кто помнит, но в начале 1980-х СССР входил в топовую пятерку и по площади виноградников, и по объему производства вина.

Если мировой рынок вина перенасыщен, то российский далек от насыщения, и его рост сдерживается только покупательной способностью. База для нового этапа развития в современном российском виноделии уже создана, так что нужен лишь... импульс, если назвать это литературным словом. Такая национальная особенность, как умение наступать на все разбросанные вдоль дороги грабли, едва ли дает повод для оптимизма, но если у России и есть свой особый исторический путь, то не исключено, что он пролегает через виноградники. Терруарной земли у нас много, климат наших винных долин меняется к лучшему на глазах, любви к вину — через край, а недостающий наноэлемент красоты в отечественном виноделии заработает после хотя бы нескольких лет работы без революций.