«Кто-то зарабатывает на таком падении»: почему нефть снова дешевеет?

Фото Henning Gloystein / Reuters
Фото Henning Gloystein / Reuters
Цена фьючерсов Brent во вторник опускалась ниже $18, а цена на Urals — ниже $10. Смогут ли цены на эти сорта нефти повторить рекорд майских фьючерсов WTI, которые в понедельник, 20 апреля, опускались до отметки -$37,6 за баррель?

Куда идут котировки. «Технически фьючерсы Brent могут подешеветь по сценарию WTI, отмечает старший директор рейтингового агентства Fitch Ratings Дмитрий Маринченко. Не удивлюсь, если к концу апреля (когда наступает срок исполнения фьючерсных контрактов) подобная стрессовая ситуация, как произошла с WTI, возникнет на рынке Brent, отмечает руководитель отдела аналитики и анализа данных в Beta Financial Technologies Артем Кончин. «Правильнее сейчас ориентироваться на физический рынок, по Urals ситуация должна начать улучшатьcя после начала действия сделки ОПЕК+ в мае», — считает Маринченко. Котировки Urals защищены тем, что на этом рынке нет спекулянтов, добавляет Кончин.

Почему фьючерсы WTI ушли в минус. Ситуация в резким обвалом WTI была пока локальной, поясняет Кончин. По данным Goldman Sachs, американское нефтехранилище в Кушинге сейчас заполнено на 77%, а к маю будет уже загружено на все 100%. В таких условиях стоимость хранения растет, и экономического смысла в складировании нефти при падении котировок становится все меньше, что стимулирует падение поставочных фьючерсов с истекающим сроком, отмечает трейдер крупной компании. 

Главный драйвер для нефтяных котировок сейчас — это настроения инвесторов: поведение игроков определяет соотношение спроса и предложения на сырье в преддверии вступления сделки ОПЕК+, уверен эксперт Института энергетики и финансов Николай Иванов. Страны ОПЕК договорились снизить добычу на 10% с 1 мая, но предложение нефти превышает спрос, по оценкам инвестбанков, на 20-30%. На рынке скопилось много лишней нефти, что стимулирует снижение цен на физическом рынке нефти, а не только фьючерсов, констатирует Иванов. В Европе мощности по хранению нефти также ограничены: крупнейший хаб ARA, сопоставимый по размеру с Кушингом, уже весь забронирован, отмечает Кончин. 

Почему цены падают. Сделка ОПЕК+ не стала аргументом для многих финансовых игроков: психологическое давление на рынок выросло и было отыграно торговыми алгоритмами, что привело к отрицательным ценам фьючерсов WTI, именно из-за дисбаланса рынка сейчас дешевеет Brent и Urals, отмечает Иванов. «Продавцов на рынке — избыточное количество, а покупать по такой цене многие не хотят, но кто-то зарабатывает на таком падении», — добавляет он. В нефтяных компаниях настаивают, что ситуация на финансовом рынке не влияет на реальные поставки нефти. «На один нормальный литр нефти, который физический, торгуется примерно до ста литров так называемой бумажной, которую — как фантики — друг другу перепродают», возмущался совладелец «Лукойла» Леонид Федун. На вопрос Forbes о критичности падения Urals ниже $10 за баррель, Федун не ответил. 

Что об этом говорят.  Совладелец группы «Альфа» Герман Хан сказал РБК, что, пока баланс между спросом и предложением не придет к какому-то разумному состоянию, рынок будет лихорадить. «В целом на сегодняшний день самая разумная стратегия — если достаточно низкая стоимость барреля и его еще продать некуда, дешевле хранить его в земле. Это предполагает минимальные расходы, и есть вероятность, что в будущем его можно будет продать по более справедливой цене», сказал он. По мнению Хана, достигнутые ОПЕК+ договоренности уже нерелевантны спросу: «Снижение добычи будет происходить автоматическим образом. Если производители будут передоговариваться [о дополнительном сокращении добычи], то это будет лишь демонстрацией контроля над ценовой ситуацией. Но тем самым они будут подтверждать уже клинический факт». 

Вице-президент «Лукойла» Леонид Федун в эфире Первого канала сказал, что для российской нефти отрицательная цена WTI не так «печальна, хотя достаточно тоже больно». «Поскольку соглашение ОПЕК+ начнет действовать только в мае, и, к сожалению, только к середине мая мы можем надеяться на то, что начнет рынок разгружаться. Но, опять-таки, благодаря соглашению с ОПЕК мы можем пройти по самому краю, а без этого соглашения, конечно, мы бы залились нефтью и вынуждены были останавливать скважины в аварийном режиме», сказал он (цитата по «Интерфаксу»). По его словам, все будет зависеть от того, как будут снимать карантин. 

Эхо нефтяной войны. Как скоро восстановится спрос на нефть, пока прогнозировать рано. В последние несколько дней стал зарождаться позитивный новостной фон о выравнивании скорости распространения эпидемии коронавируса, но многие заговорили о риске второй волны эпидемии, поэтому прогнозировать восстановление экономик и спроса на нефть пока рано, отмечает Кончин. Важный вопрос для рынка — это то, как на практике реализуется сокращение добычи у России и Саудовской Аравии, солидарны аналитики. По данным Минэнерго, российские нефтяные компании обсуждают снижение добычи. В какой пропорции и за счет каких месторождений, это будет сделано, не решено, отмечает федеральный чиновник. Возможно, что с исполнением сделки ОПЕК возникнет такая же ситуация, как с ее заключением: сначала некоторые страны отказались от сделки, а в итоге им пришлось пойти более существенные урезания добычи, если страны не будут соблюдать договоренности в полном объеме, это обвалит котировки, отмечает Иванов.

Кто выиграет. Нефтяная война продолжается, солидарны аналитики. Саудовская Аравия продолжает продавать нефть в Европе со скидками и отбивать доли рынка у российских производителей, сбивая цены, рассуждает Иванов: «Захочет ли Россия продавать нефть на традиционном рынке по более низким ценам — это вопрос». Американские нефтяники смогут временно снизить добычу, но как только появится возможность, они вернуться к прежним объемам: для этого есть ресурсы, технологии и инвестиции, отмечает Иванов. Американский сланец сможет занять долю рынка, которая будет освобождена другими экспортерами нефти, и Россия может попасть в это число, отмечает трейдер крупной компании.