«Это возможно, просто очень дорого»: как ММА вернется на ТВ раньше других видов спорта

Фото Chris Unger / Zuffa LLC via Getty Images
Президент UFC Дэйна Уайт решительно настроен провести несколько турниров, не дожидаясь окончания пандемии Фото Chris Unger / Zuffa LLC via Getty Images
Главный ММА-промоушен намерен провести три турнира за неделю и первым в мировом спорте, остановленном из-за пандемии, вернуть реальные соревнования в телеэфир

Из 93 турниров UFC, состоявшихся с 1 января 2018 года, во Флориде прошли только три. То есть дорогой и престижный штат с командами НХЛ, НБА и НФЛ принял столько же событий, сколько далекая и неудобная по времени Россия. Это важно, поскольку теперь президент UFC Дэйна Уайт объявил, что проведет во Флориде три турнира за неделю. На 9 мая запланирован UFC 249 с главным боем Джастин Гейджи — Тони Фергюсон, на 13-е — UFC Fight Night 175 (Энтони Смит — Гловер Тейшейра), а 16-го должен пройти UFC Fight Night 176 (Алистер Оверим — Уолт Харрис).

На данный момент соревновательная пауза UFC затянулась почти на два месяца. Последний турнир состоялся 15 марта в Бразилии. Ранее промоушен без боя сдал три события, запланированных на март-апрель, но до последнего сражался за турнир 18 апреля, где изначально должен был драться Хабиб Нурмагомедов. Дэйна Уайт рассчитывал провести UFC 249 любой ценой, последовательно соглашаясь на 1) пустые трибуны, 2) перенос из Бруклина в индейскую резервацию в Калифорнии и 3) отсутствие Хабиба в главном бою. Все шло к успеху, но за 10 дней до события Уайт получил звонок от первых лиц корпорации Disney, и после этого был вынужден перенести турнир во времени и пространстве. Механика этого решения проста: корпорации Disney принадлежит 80%  ESPN, а ESPN является важным партнером UFC с контрактом $150 млн в год. Есть версия, что на компанию надавили через губернатора Калифорнии.

Слово президента

С точки зрения здравоохранения перенос турнира из Калифорнии 18 апреля во Флориду 9 мая выглядит довольно странно. Эпидемиологическая ситуация в лучшую сторону не изменилась, а штаты хоть и расположены на разных берегах, но в обоих из них десятки тысяч зараженных (по состоянию на 5 мая в Калифорнии — 58695, во Флориде — 37493). Как турнир попал на юго-восточное побережье, можно отследить по заголовкам американских СМИ.

15 апреля во время пресс-брифинга Дональд Трамп объявил, что «устал смотреть повторы бейсбольных матчей» и спорту пора возвращаться на ТВ. Более того, президент США отметил эпитетом «great» главу UFC Дэйну Уайта и рестлинг-промоутера Винса Макмэна (оба поддерживали Трампа на выборах). 

К этому моменту прошло ровно пять дней с того момента, как Уайту запретили проводить турнир в Калифорнии, и он свернул всякую активность. Но слова президента США вдохнули силы в президента UFC. Уайт вернулся к работе и перестал обращать внимание на критику вроде заметки в Orlando Sentinel под заголовком «Борьба с абсурдом: [губернатор Флориды Рон] Де Сантис закрывает большинство мероприятий, но дает пропуск WWE (рестлинг-организация — Forbes)», где руководство штата критикуют за слишком мягкую политику в борьбе с пандемией и конкретно за «зеленый свет» для турниров WWE и UFC.

Атакующий стиль

В условиях пандемии у UFC как у спортивной организации есть сразу несколько конкурентных преимуществ перед традиционными видами спорта и — главное — несколько причин этими преимуществами воспользоваться. Многие ключевые сотрудники UFC работают в компании давно и помнят, как в начале нулевых промоушен терпел убытки, скитался по захолустным штатам вроде Луизианы и откровенно задыхался. И это в то время, когда в боксе Майк Тайсон и Леннокс Льюис делили десятки миллионов, в баскетболе уже заканчивал Майкл Джордан, а НХЛ была близка к 90-летию. И сейчас UFC вынуждена вести крайне агрессивную политику по продвижению собственного продукта, поскольку хоть и вышла на солидные финансовые обороты, но не до конца избавилась от статуса маргинальной дисциплины. Это заметно и по сравнительно скромным гонорарам спортсменов, что является второй причиной для спешного возобновления турниров.

Последний опубликованный гонорар Алексея Олейника, заявленного на UFC 249 — $210 000, Кэлвина Кэттара (UFC 249) — $75 000; Уолта Харриса (UFC Fight Night 176) — $138 000. Для сравнения: средняя зарплата игрока НХЛ от $1,5 млн до $3,5 млн за сезон. И это гарантированный доход, а боец UFC редко дерется больше двух-трех раз в год. Даже Тони Фергюсон, потенциально самый интересный соперник Хабиба, получил, по официальным данным, $235 000 за последний поединок в июне 2019-го. И несложно понять, почему Фергюсон готов драться прямо сейчас и не ждать ни Хабиба (и, возможно, более крупного гонорара), ни конца пандемии. Как и другие участники ближайших турниров.

Карантинные меры

UFC может позволить себе более компактное проведение соревнований. С одной стороны, турнир 9 мая — это 24 участника, то есть больше, чем две футбольные команды. С другой, нет ни одного повода, чтобы все они одномоментно оказывались в одном помещении или на одной площадке. То же самое можно было бы сказать, например, про теннис, но там совершенно другая культура телесмотрения. Сложно представить, чтобы матч Новак Джокович — Рафаэль Надаль продавали через систему платных трансляций, хотя бы потому, что они уже сыграли друг с другом 55 партий на различных турнирах. Да и уговорить на риск парней, зарабатывающих десятки миллионов долларов в год, гораздо сложнее. Бокс уступает UFC в инициативности из-за большей разобщенности спортсменов, промоутеров и телеканалов. И главные действующие лица там выбрали другую политику, на фоне очень активного Уайта.

UFC обещает принять все необходимые меры для безопасности бойцов. Участники турнира будут сдавать анализы по прибытии и проходить ежедневные дополнительные медицинские тесты. Каждому будут выделены отдельные комнаты для тренировок. Глава комитета по борьбе с использованием допинга Джефф Новицки уведомил, что пока не работают лаборатории, исследующие биоматериалы, но допинг-пробы продолжат собирать и, возможно, их исследование просто будет перенесено. На арену будет допущен очень ограниченный круг людей, представителей СМИ будет максимум 10 человек.

Все три мероприятия пройдут в Джексонвилле, на севере штата, и в данный момент UFC ведет переговоры с местными экстренными службами о нюансах организации турнира.

Обитаемый остров

Несмотря на запланированные турниры в США, Уайт продолжает осваивать частный остров, который UFC, по слухам, приобрел у осужденного за сексуальные преступления финансиста Джеффри Эпштейна. В июне промоушен рассчитывает проводить бои именно там, чтобы бойцы из других стран не попадали ни под какие рекомендации властей США, связанные с изоляцией и ее последствиями. Хабиб Нурмагомедов вряд ли появится в октагоне, установленном на пляже: после Рамадана он будет восстанавливаться 2-3 месяца и подерется не раньше конца августа или начала сентября. Более вероятным выглядит бой Конора Макгрегора, который не дрался с января 2020-го и находится в Ирландии.

При этом отсутствие главных звезд UFC на майских мероприятиях может сыграть на руку промоушену: Хабиб и Конор являются самыми высокооплачиваемыми бойцами, а предстоящие турниры выглядят экспериментом. Здравый смысл подсказывает, что рисковать спортсменом, чей гонорар оценивают в $6-10 млн, не лучшая идея.

В целом и неделя боев во Флориде, и турниры на острове выглядят попыткой UFC принять сложившиеся обстоятельства и трансформировать свой бизнес под условия карантина. Так, пресс-служба UFC уже отправила аккредитованным журналистам приглашение на «первый в истории виртуальный медиадень с участниками UFC 249».

Вероятно, через какое-то время спорт все же вернется на стадионы, но пандемия, отменившая все офлайн-события и лишившая ТВ спортивных трансляций, длится уже несколько месяцев — и просто ждать ее окончания опасно для благополучия UFC. Так что Уайт решил использовать момент для генеральной репетиции больших онлайн-турниров, тем более что на фоне тотального дефицита спортивного контента промоушен вполне способен привлечь и новую аудиторию, скучающую без Кубка Стэнли и футбольной Лиги чемпионов. Именно поэтому UFC соглашается и на усиленные меры безопасности, и на масштабные расходы на турниры в новых локациях.

«Реальность позволяет нам сделать это? Да, это возможно. Просто очень дорого… Но я готов потратить деньги на это», — Уайт снова полон решимости провести турнир во время пандемии.

Дополнительные материалы

Самые высокооплачиваемые спортсмены мира — 2019. Рейтинг Forbes