«Вам не положено!» Как выглядит получение помощи государства на практике

Фото Агентство «Москва»
Фото Агентство «Москва»
Астраханская гостиница из группы «Русские фонды» этой весной попыталась получить обещанную государством помощь. И не смогла: местная налоговая забраковала код ОКВЭД (по мнению налоговой, код 55.90 не является частью класса 55), рассказывает председатель совета директоров группы Сергей Васильев. Он считает такой итог закономерным: для оказания помощи государство выбирает не те структуры, которые могут помочь

Какой государственный орган должен распределять бюджетные ресурсы, направленные на поддержку пострадавших от пандемии отраслей? Кто должен координировать процесс, разрабатывать регламенты и главное — отвечать за результат?

Сегодня главная роль в этом процессе отведена ФНС (Федеральной налоговой службе), которая должна распределять субсидии в размере МРОТ на сотрудника в месяц в пользу компаний малого и среднего бизнеса (МСП) и ИП.

Довольно странно, что такая роль отведена фискальной службе, чьей задачей всегда было собирать деньги с бизнеса и населения, а не раздавать им. Возможно, эта структура хорошо автоматизирована и компьютеризирована. Наверняка в ней есть компетентные сотрудники. Однако функционально-то она всю жизнь была заточена на иное. В результате возникают коллизии, подобные той, которая случилась с одним из небольших предприятий нашей группы.

Это пансионат-гостиница в Астраханской области, чья работа была полностью остановлена по постановлению местного губернатора, как и работа всех отелей и гостиниц по всей России. Гостиничный бизнес, естественно, попал в список пострадавших отраслей, и правительство РФ включило этот бизнес в перечень тех, кому полагаются отсрочки по налогам и субсидии по зарплатам в размере МРОТ на сотрудника. В общероссийском классификаторе видов экономической деятельности (ОКВЭД) гостиничному бизнесу соответствует код 55, и именно он указан в правительственном постановлении. 

Однако в ЕГРЮЛ (Едином государственном реестре юридических лиц), кроме класса 55 («деятельность по предоставлению мест для временного проживания»), указана также группа 55.90 («деятельность по предоставлению прочих мест для временного проживания»), включающая в себя пансионаты. Астраханская налоговая инспекция на полном серьезе прислала ответ, что ОКВЭД 55.90 в правительственном постановлении нет. Когда мы заметили, что класс 55 покрывает все коды, начинающиеся с 55, налоговая ответила, что считает свою позицию верной: «Раз «55.90» не указано, то вам не положено!»

Абсурд ситуации в том, что ОКВЭД 55 не может существовать ни у одной компании: код включает три или четыре цифры с точкой. Таким образом, своей нехитрой логикой астраханская ФНС лишила субсидии вообще все гостиницы, отели, пансионаты и прочие бизнесы из этого сектора.

Можно, конечно, придумать много смешных шуток о ФНС как флагмане российской «цифровизации» и компетентности ее сотрудников, не способных разобраться в двух «цифрах» из постановления собственного начальника. Однако по существу служба сработала эффективно: немедленно нашла формальную возможность отказа и тем самым встала на защиту бюджетных средств, разбазаривать которые отнюдь не входит в ее функции.

Все последние 30 лет ФНС училась собирать деньги с бизнеса, раскручивать запутанные схемы ухода от налогов, пыталась, с одной стороны, облегчить схему сбора налогов, а с другой — увеличить сумму сбора. И тут неожиданно перед ней ставят задачу — раздать компаниям и людям деньги. Вполне логично, что у налогового ведомства случился сбой в программе — у них теперь есть две взаимоисключающие задачи. Одной рукой они должны собирать налоги и выполнять план по сборам, а другой раздавать деньги, порой тем же самым компаниям.

Какая из задач важнее и приоритетнее?

Другая структура, задействованная в предоставлении помощи — госбанки. Вообще говоря, банки должны привлекать вклады, формировать сбережения и выдавать кредиты, зарабатывая на процентах. Это их основная функция в экономике страны. Теперь же банкам сперва поручено раздать БЕСПРОЦЕНТНЫЕ «зарплатные» кредиты, а затем добавлен еще один продукт — БЕЗВОЗВРАТНЫЕ кредиты компаниям, которые сохранят в течении года персонал.

Тут неизбежен сбой сознания уже внутри банков. Что они должны делать? Искать добросовестных заемщиков, которые возьмут нормальный рыночный кредит для развития бизнеса, или страдальцев, которым необходим «беспроцентный безвозвратный» кредит, чтобы протянуть какое-то время? Согласитесь, это вообще-то две взаимоисключающие ситуации в бизнесе. Мы спасаем или развиваем? Понятно, что компенсировать процентную ставку и «невозврат» зарплатного кредита банкам будет бюджет, и, наверное банки на этих операциях не потеряют, но остается вопрос: какую цель ставят перед собой банки, включаясь в эту работу?

Кто и какие KPI перед ними ставит? И не нанесут ли эти KPI урон основному бизнесу — кредитовать здоровый бизнес?

Как следует из постановления правительства, основным гарантом перед банками по возврату «беспроцентных и невозвратных» кредитов предполагается использовать Внешэкономбанк. Так появился еще один игрок в этом процессе. Мол, банки получат гарантии именно ВЭБа и будут требовать деньги с Внешэкономбанка, когда начнутся массовые невозвраты этих «зарплатных» кредитов.

А невозвраты обязательно пойдут и будут именно массовыми. Если малым и средним компаниям не удастся справиться с проблемами ввиду сжатия спроса и ухудшения конъюнктуры, то их не спасут «зарплатные» кредиты. Банкам придется списывать кредиты и просить возврат от ВЭБа по гарантии. Если же компаниям удастся справиться с проблемами и они сумеют сохранить персонал, то возвращать эти кредиты им уже и не надо. Таким образом, банки пойдут в ВЭБ за деньгами. В чем же тогда заключается роль ВЭБа, кроме как выступить в роли статиста и транзитера по передаче бюджетных денег банкам на покрытие их убытков?

Последняя деталь картины — Министерство труда и социальной защиты, которое по статусу должно выдавать пособия по безработице, число которых сейчас будет многократно возрастать. Наверное, только оно будет заниматься своими прямыми обязанностями. Однако и оно сейчас дезориентировано. Какие цели стоят перед министерством? Раздать пособия на детей и пособия по безработице? Или сосредоточиться на формировании нового рынка труда, искать новую работу для миллионов новых безработных?

Если завтра государство затеет что-то вроде «общественных» работ для временного трудоустройства людей, — а это действительно будет очень необходимо, — кто этим будет заниматься? Минтруд или какие-то иные профильные министерства? А если придется выдавать продовольственные пособия, о которых уже упоминают чиновники, это тоже будет их задача?

В общем, возникает много вопросов, и главный из них — какую цель мы ставим и кто отвечает за результат?

Чтобы не заниматься чистым критиканством, попробую что-то предложить. На мой взгляд, прежде всего нужно определить какой-то один государственный орган, который будет отвечать за выработку, координацию и реализацию всех мер государственной поддержки компаний и отраслей для вывода экономики из кризиса. Таким органом вполне может стать Министерство экономического развития РФ (МЭРТ).

Именно МЭРТ должно определять основные направления поддержки, устранять недочеты, координировать все структуры и в конце концов отвечать за распределение бюджетных ресурсов — а главное, за конечный результат.

Экономика России, как и экономики всех стран мира, попала сегодня в глубочайший экономический кризис. Именно меры государственной поддержки будут главными инструментами выхода из кризиса, стабилизации ситуации и затем активизации всей экономической активности в стране. К сожалению, сегодня МЭРТ играет скорее роль статистического ведомства, которое лишь возвещает нам цифры падения или роста экономики, однако не является реальным игроком экономической политики, хотя это его прямая задача. При этом процессом заняты множество ведомств, которые этим заниматься не должны, создавая путаницу и тупиковые ситуации.

Сегодняшние задачи распределения пособий и помощи пострадавшим компаниям — только начало длинного пути. Одними пособиями не обойтись. Придется разрабатывать полномасштабные программы восстановления целых отраслей. Это должна быть работа именно Минэкономразвития. Только такая централизованная работа — возможно, под руководством первого вице-премьера, который сам вышел из кресла министра экономики — способна вытащить страну из ямы, в которой мы сегодня оказались.

Комментарий ФНС. За несколько дней до публикации Forbes попросил ФНС прокомментировать описанный в колонке случай, переслав службе письмо, полученное из астраханской инспекции. Представитель ФНС не смог дать оценку конкретному случаю, предоставив общий комментарий. Forbes публикует его без купюр: 

«На сайте ФНС России размещен сервис по самостоятельной проверке соответствия заявителей установленным критериям для получения субсидии, а также для проверки информации о ходе рассмотрения уже поданных заявлений. Для этого необходимо ввести ИНН. 

Заявление направляется в электронной форме по телекоммуникационным каналам связи, через личный кабинет налогоплательщика — юридического лица (личный кабинет налогоплательщика — индивидуального предпринимателя) или по почте.

Уведомление о перечислении субсидии или сообщение об отказе в выплате субсидии с указанием причины будет направлено заявителю тем же способом, каким было направлено само заявление.

Узнать о ходе рассмотрения заявления можно через личный кабинет налогоплательщика – юридического лица или индивидуального предпринимателя или в сервисе, размещённом на сайте ФНС России.

Механизм получения субсидии носит заявительный порядок».

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции