Черное сокровище Сицилии: виноград, который подойдет для Крыма и Северного Кавказа

Фото David Silverman / Getty Images
Фото David Silverman / Getty Images
«Неро д’Авола», по мнению экспертов, идеальный виноград «для нашего трудного времени». Как сицилийский сорт красного винограда стал главным для производства вин в жарких регионах?

Черный пиар, черная пятница или черный квадрат QR-кода с равным основанием могли бы стать символами нашей мрачноватой эпохи. Но пока карантин не вогнал черный цвет в эту безысходную коннотацию, давайте вспомним о «неро д’Авола» — наверное, самом солнечном сицилийском сорте винограда, по определению черном. Авола (с ударением на первый слог) — небольшой городок с белыми домиками на пути между Ното и Сиракузами. Нетрудно догадаться, что «неро» в названии сорта обозначает цвет — черный.

«Неро д’Авола» — cорт, в котором зашифрованы обжигающая полуденная монохромность раскаленного сицилийского лета и спасительная прохлада глубокой тени. «Неро» стал главным сортом для производства красных вин на Сицилии благодаря своей неприхотливости. Он теплолюбив и засухоустойчив, так что водный стресс не должен оборачиваться для гроздей катастрофой, а его сахар даже в условиях сорокаградусной жары не поднимется до запредельного уровня. «Неро» чутко отзывается на терруар, демонстрируя фруктовую экспрессию и танинную структурность на известняках, но смягчая характер и переходя в цветочную гамму на глине. «Неро» выразителен в моносепажных винах, но он благородно делится своими достоинствами в ассамбляже с другими сортами, часто вытягивая на желаемый уровень все то, чему недостает цвета, тела или танина. О нем не всегда пишут на этикетках, но если вы на Сицилии, то, вероятно, он сейчас в вашем бокале.

Во имя тех мономаньяков, которые принципиально не пьют ничего красного, из «неро д’Авола» смогли произвести даже белое вино, уже отмеченное в международных рейтингах. 

В отличие от «нерелло маскалезе», растущего на «покрытых вулканической лавой» склонах Этны, или от «фраппато» с его вкусным уже по названию DOCG Cerasuolo di Vittoria, сорт «неро д’Авола» едва ли можно отнести к числу неофитских суперхитов. На его репутации лежит бремя ответственности за недавнее «темное средневековье» — середину ХХ века, когда сухие вина Сицилии прослыли откровенно тяжеловатыми и грубоватыми. Генетическая память о тех временах до сих пор заставляет примерно каждого второго западного винного критика использовать слово robust при описании вин из «неро д’Авола». Однако энологи новой волны все чаще заставляют говорить о «неро» как о пластичном материале для создания вин в высшей степени элегантных.

Если для большей части винного мира недавние годы стали временем саспенса под дамокловым мечом глобального потепления, то на Сицилии, где жара никогда не была неожиданностью, виноделов за последние полвека радовали хорошие новости. Производство элегантных вин в условиях жаркого климата стало возможным. Энология, как известно, и в Африке энология, а от Сицилии до Африки всего 135 км. Говоря серьезно, использование современного оборудования свело винное производство к схеме хоть и недешевой, но довольно простой, в которой едва ли не самое важное — не ошибиться на начальном этапе и посадить нужный виноград в нужном месте.

Если после появления таких культовых сицилийских вин, как Tenute Regaleali Rosso del Conte, Planeta Santa Cecilia, Donnafugata Tancredi, сорт «неро д’Авола» стал востребован как материал для вин элегантных, то в последнее время о нем заговорили и в связи с угрозой глобального потепления. Очевидно, что аборигенный средиземноморский сорт винограда за несколько долгих веков своей истории уже переживал волны глобальных климатических изменений.

В письменных источниках «неро д’Авола» отслеживается уже около пяти веков, хотя энциклопедии предполагают, что он старше и на Сицилию его когда-то очень давно привезли древние греки. В конце XX века виноделами снова овладела охота к перемене мест, и черное сокровище Аволы было доставлено на дальний заокеанский рубеж винного мира, в Австралию. И там он нашел себе применение.

«Если бы вы уподобились Вилли Вонке и захотели создать идеальный сорт винограда для нашего трудного времени, то едва ли смогли бы придумать что-то более универсальное, чем «неро д’Авола», — написала в своей недавней колонке Андреа Фрост, прошлогодняя обладательница международной премии винных колумнистов Louis Roederer. «Многие винные регионы Австралии в угоду моде были засажены французскими сортами, рассчитанными на умеренный климат, — признает Андреа Фрост. — Но сейчас, когда климатические изменения очевидны, для Австралии все более актуальны сорта южных областей Средиземноморья, способные противостоять зною и засухе». Более 10 лет новейшей истории «неро д’Авола» в Риверленде и долине Макларен показали, что старый средиземноморский сорт позднего вызревания может обрести в Южной Австралии новую молодость. Из «неро» здесь смогли произвести сухие вина с содержанием алкоголя не более 14% и зрелым танином.

«Неро» — сорт, близкий к совершенству! — цитирует Андреа Фрост одного из эмоциональных австралийских виноделов. — В аромате он может быть и цветочным, и пряным, и ягодным, и землистым, а во вкусе — и сочным, и хрустящим, и обволакивающим! При выдержке эти вина долго эволюционируют». Южной Австралии, Калифорнии и Греции — винным регионам, которые не первый год страдают от засухи и пожаров, — «неро д’Авола» показал направление дальнейшего развития. Направлением этим, между прочим, могла бы заинтересоваться и винодельческая Россия. И жарким долинам Северного Кавказа, и тем более обезвоженному Крыму был бы полезен рецепт от итальянского черного доктора.