Честное слово власти: как получить преференции от государства в обмен на инвестиции

Фото Михаила Терещенко / ТАСС
Фото Михаила Терещенко / ТАСС
Соглашения о защите и поощрении капвложений (СЗПК) — фактически договор между бизнесом и властью о том, что регуляторная среда не изменится за время реализации инвестиционного проекта, — призваны защитить инвестиции в период восстановления экономики. О том, как будет работать и насколько эффективным окажется этот инструмент, рассуждают юристы Дмитрий Степанов и Олег Ушаков

Один из ключевых вопросов на повестке сегодня — какие меры нужно предпринять, чтобы перезапустить экономику после вынужденной паузы. В национальном плане, работа над которым сейчас продолжается, особый интерес вызывает пятый раздел — он посвящен запуску нового инвестиционного цикла и улучшению делового климата. Один из важных элементов плана — новый для российского законодательства инструмент, разработка которого началась еще до пандемии. Речь идет о соглашениях о защите и поощрении капиталовложений (СЗПК). Закон, регулирующий СЗПК, вступил в силу 1 апреля, а в настоящее время идет работа над подзаконной нормативной базой. По сути, весь механизм СЗПК крутится вокруг идеи так называемой стабилизационной оговорки. Что это такое? 

Важнейший механизм — инвестиции в обмен на регулятивную поддержку. Если инвестор собирается реализовать крупный проект, он может вступить с государством в своего рода сделку: с меня — деньги, с государства — гарантии неизменности законодательства. Иными словами, если инвестор готов вкладывать в крупный проект, государство принимает на себя обязательство не менять правила игры на время реализации заявленного инвестором проекта, но в пределах максимальных сроков, установленных законом, которые зависят от размеров капиталовложений (до 20 лет, а в некоторых случаях — плюс еще 6 лет). Это и есть стабилизационная оговорка. 

Как это работает? Допустим, на момент заключения СЗПК основная ставка налога на прибыль равна 20%. В этом случае государство гарантирует, что для инвестора она не изменится, даже если для всей страны ставку поднимут. Как говорится в известном анекдоте, везде была суббота, а у меня — четверг.

Если государство нарушит эти обязательства, с него можно будет взыскать убытки. Правда, только в пределах реального ущерба и, упрощенно говоря, сумм налогов и сборов, взимаемых от реализации инвестиционного проекта. Несмотря на эту оговорку в законе, предложение выглядит весьма заманчиво.

Необходимо понимать, что СЗПК — это не концессия, не соглашение о государственно-частном партнерстве и не какой-либо иной договор, направленный на ведение совместного с государством бизнеса по модели «вот вам заказ, средства на его реализацию, а вы — делайте, сами или с кем-то вскладчину». Повторимся: основная суть СЗПК — именно в стабилизационной оговорке. Принципиальная вещь, которую дает государство в СЗПК — это «заморозка» регуляторной среды. При этом, безусловно, в качестве самостоятельного инструмента СЗПК может использоваться при реализации самых разных проектов, в том числе с участием государства.

Другой важный аспект — порядок заключения такой сделки. Инвестору для включения режима СЗПК по общему правилу не нужно будет обивать пороги всевозможных ведомств. Закон предусматривает заявительный порядок заключения СЗПК. Иными словами, в законе содержится предложение, от которого, как говорится, государство уже не может отказаться: обязательство заключить СЗПК, если инвестором соблюдены все необходимые формальности. Перечень таких формальностей содержится в законе, и он довольно компактный. 

Ключевой вопрос здесь — уровень инвестиций: планка для таких проектов довольно высокая, а значит, воспользоваться этими льготами смогут только крупные компании. Да, уже не раз звучали критические замечания: мол, крупный бизнес опять пролоббировал что-то для себя, а мелкому и среднему опять ничего, ведь государство не готово давать ему указанные выше послабления.  СЗПК — это не для кафе или прачечных. Логика очень простая: государство не готово «плодить» СЗПК очень широко, но если это сравнительно крупный проект, то режим СЗПК инвестору доступен. 

Другими словами, по мелочи публичные функции не ограничиваются, но если проект критически важен для экономики, то государство с радостью сядет за стол переговоров. Например, для того, чтобы Российская Федерация могла стать стороной СЗПК, по общему правилу необходимы капиталовложения в объеме не менее 10 миллиардов рублей. Если меньше — стабилизироваться будут только региональные акты законодательства (при этом в любом случае вложить нужно не менее 200 млн рублей) или очень ограниченный круг федеральных актов (в этом случае минимальный объем инвестиций составляет от 250 млн до 5 млрд рублей в зависимости от отрасли экономики).

Третий момент: по тем СЗПК, которые государство само предлагает заключить инвесторам, оно обязуется предоставить субсидии на развитие проекта, прежде всего на инфраструктуру. В этом случае от частной инициативы будет зависеть намного меньше, появляется дискреция государства: оно само определяет, какие проекты ему нужны. В этом случае заключение СЗПК уже является правом, а не обязанностью государства. Но если проект значим для развития экономики, то заключение СЗПК высоко вероятно. Правда, в этом случае СЗПК по своей экономической сути начинает сближаться с институтами государственно-частного партнерства.

Четвертый момент крайне важен для любого коммерсанта: что будет, если проект «не полетит»? Ответ для СЗПК выглядит так: если проект «не пошел», то санкции для инвестора по сути не предусматриваются. Иными словами, инвестор не обязан отвечать за то, что он рискнул. Соглашение в этом случае просто расторгается по инициативе государства. Правда, в данном случае речь не идет о нецелевом расходовании бюджетных средств. При таком раскладе ответственность наступает в соответствии с общими нормами российского законодательства (речь прежде всего идет об административной ответственности, но нельзя исключить и риски уголовной ответственности). Впрочем, получение государственной поддержки зачастую строится таким образом, что на инвестора данные риски не возлагаются. Например, субсидия выдается банку, а не инвестору; банк же, в свою очередь, предоставляет инвестору кредит на льготных условиях и следит за его целевым использованием. При нарушении кредитного договора используются экономические меры воздействия, в том числе досрочное истребование кредита. Данный способ государственной поддержки активно применяется в целях борьбы с последствия COVID-19.

Как государство узнает, что инвестор вообще что-то делает, получив ряд преференций от государства в рамках СЗПК? Инвестор отчитывается об итогах реализации инвестиционного проекта не чаще чем один раз в год. Санкции за просрочку осуществления проекта опять же не предусмотрены: предполагается, что сам инвестор заинтересован в его скорейшей реализации. Возможным последствием просрочки является расторжение договора по инициативе государства. В этом случае инвестиционный проект либо остается нереализованным, либо инвестор продолжает его осуществление, но уже без регуляторной поддержки государства. При этом у сторон есть возможность урегулировать вопрос путем переговоров и сохранить СЗПК в силе (например, если инвестор сможет подтвердить свое намерение все же реализовать проект). Тем самым создается понятная модель: инвестор заинтересован довести проект до конца, чтобы пользоваться всеми благами от СЗПК, если же на каком-то этапе интерес к проекту у него пропадает, то государство расторгает соглашение.

С точки зрения правовой природы, СЗПК — уникальный для российского законодательства комплексный инструмент: в нем есть что-то от обычного гражданского договора, когда каждая сторона берет на себя какие-то обязательства (инвестор — реализовать крупный проект, государство — дать преференции), и есть публичный элемент, когда государство «замораживает» на время регуляторную среду в отношении конкретного инвестора. 

В настоящее время действуют переходные положения закона. Предполагается, что до 1 апреля 2021 года СЗПК может заключаться на бумажных носителях. До указанной даты должна быть создана государственная информационная система «Капиталовложения», которая позволит автоматизировать процессы заключения, изменения и мониторинга исполнения СЗПК. Кроме того, к этому времени должны быть приняты все необходимые постановления правительства, которые позволят заключать СЗПК на практике (типовая форма СЗПК, порядок работы ГИС «Капиталовложения», порядок ведения реестра СЗПК, нормативы возмещения затрат на инфраструктуру и др.). В свою очередь, после создания государственной информационной системы СЗПК можно будет заключать в автоматизированном режиме. Это своего рода «час икс», к которому инвесторам следует подготовиться, так как законодатель предполагает, что к этому моменту все для практического запуска СЗПК должно быть готово.