«Мы не имели права остановить заводы»: как Danone пережил карантин

Фото Станислава Красильникова / ТАСС
Фото Станислава Красильникова / ТАСС
В некоторых регионах работа была практически парализована, поскольку муниципальные и областные службы не успевали выписывать необходимое количество пропусков для предприятий, которым разрешено было работать. О том, как Danone пережил карантин, вспоминает региональный вице-президент по корпоративным вопросам Danone в СНГ Марина Балабанова

Как и для всех, период повсеместного карантина наступил для нас неожиданно. Хотя наши коллеги из других стран и предупреждали о возможности подобного сценария. Мы внимательно следили за Китаем, где наши фабрики продолжали работать в условиях полного локдауна, потом за Испанией, Францией... Это очень помогло нам быстро сориентироваться и приспособиться к новой реальности. Наверное, мы были одной из первых компаний, которые отправили офисных сотрудников на удаленку (задолго до объявления национальных «каникул»), создали rризисный штаб и подготовили план продолжения бизнеса в экстремальных условиях.

Перед нами стояли две основные задачи: сохранить здоровье сотрудников и продолжать обеспечивать потребителей своей продукцией. Будучи крупнейшим покупателем молока в России и лидером в производстве молочной продукции и детского питания, мы не имели права остановить свои заводы ни на день.

Нам «повезло», пищевая промышленность попала в список исключений. То есть официально нам разрешено было работать и перемещать свою продукцию. Но сначала подобное разрешение не распространялось на наших поставщиков непищевых ингредиентов, кроме того, каждое перемещение между регионами вызывало затруднения, а тут еще и пропускные системы начали вводить разные во всех субъектах. В некоторых регионах работа была практически парализована, поскольку муниципальные и областные службы не успевали выписывать необходимое количество пропусков для предприятий, которым разрешено было работать. А сколько оказалось неучтенных ситуаций! Например, молокозавод находится в Краснодарском крае, а сотрудники, работающие на нем, живут в соседних областях, да и молоко поставляют из нескольких регионов. Но в условиях карантина в крае пропуска выдавались только тем, кто в нем зарегистрирован. Приходилось постоянно объяснять критичность ситуации, напоминать, что коровы не могут перестать доиться, а потребителям нужно постоянно видеть привычную продукцию на полке, чтобы не допустить паники.

Тут нам очень помог оперштаб, созданный при Минсельхозе. Вопросы решались действительно в ручном режиме «по звонку», а вернее, по смс, так как дозвониться в той ситуации до людей, принимающих решения, было крайне сложно. Большую помощь оказали также и региональные власти в тех местах, где расположены наши заводы.

По решению правительства был установлен «зеленый коридор» для импорта товаров первой необходимости и продовольствия, что было жизненно важным для бесперебойных поставок социально значимых товаров из-за границы.

Мы полностью перестроили график работы предприятий. Смены были раздроблены на несколько непересекающихся участков, людей доставляли на работу на корпоративном транспорте и такси, все места общего пользования и оборудование постоянно дезинфицировались. Доступ посторонних на заводы был полностью запрещен. Все это делалось для того, чтобы не выводить на карантин большое количество людей в случае инфицирования кого-то одного из смены. При этом мы смогли не остановить критически важные инвестиционные проекты на наших предприятиях. Так, мы закончили строительство цеха сухого молока в Тюменской области и даже провели его торжественный запуск онлайн с участием губернатора и руководства компании; продолжили установку новых линий на заводе в Самаре; выводили на рынок новые продукты и многое другое. Здесь нам большую поддержку оказали Минсельхоз и ФСБ России, с чьей помощью компания получала разрешения на въезд в Российскую Федерацию для иностранных специалистов, осуществляющих техобслуживание и пуско-наладку оборудования.

Несмотря на повышенный спрос на нашу продукцию в первые месяцы пандемии, вызванный созданием запасов ретейлом и потребителями, очень скоро мы стали ощущать экономические сложности: вырос курс евро, а значительная часть детского питания и ингредиентов для его производства импортируется из Европы. При поддержке Минсельхоза России удалось добиться временного освобождения от уплаты ввозных таможенных пошлин для детского питания и сырья для его производства, что позволило нам минимизировать влияние курсовых колебаний на стоимость продукции.

Мы продолжаем жить и работать в условиях кризиса, но сейчас все действия бизнеса и государственных органов уже вошли в предсказуемый и упорядоченный режим. Да, на это потребовалось время, но ко второй волне пандемии мы подошли уже гораздо более подготовленными, дисциплинированными и организованными. Сейчас бизнес гораздо меньше отвлекается на технические сложности и согласования, но перед нами стоят гораздо более глубокие вызовы: снижение покупательской способности, общий экономический спад, дальнейшее повышение курса. Надеемся, что в подобной ситуации правительство РФ найдет возможность поддержки бизнеса хотя бы в виде отсрочки введения дополнительных нагрузок, таких как маркировка и другие дорогостоящие инициативы. Тем не менее, несмотря на сложную экономическую ситуацию, пандемию, ограничительные меры и иногда избыточное регулирование, Россия продолжает оставаться для иностранных инвесторов одним из крупнейших стратегических рынков с потенциалом роста.