«Это огромное разочарование»: сможет ли глава Pfizer Альберт Бурла спасти акции компании

Фото Evan Vucci / AP / TASS
Фото Evan Vucci / AP / TASS
Компании Pfizer удалось совершить прорыв в создании вакцин — менее чем за год произвести препарат от COVID-19. Но на инвесторов это не произвело никакого впечатления

Спустя год после начала пандемии генеральный директор компании Pfizer, чье будущее она определила, оказался в водовороте событий. 11 марта Альберт Бурла дал интервью нескольким СМИ — от телеканала CNBC и утреннего шоу Morning Joe до первого выступления на телевидении Израиля, маленькой страны, где Pfizer проводит масштабный эксперимент с вакциной от COVID-19. После интервью Бурла провел долгую встречу с группой ученых, а также представителей производства и сбыта Pfizer, отвечающих за поставки 2 млрд доз вакцины в этом году. Он также потратил немного времени на анализ общей корпоративной стратегии Pfizer.

Препарат Pfizer, ставший прорывом в создании вакцин, продолжает покорять новые вершины. Ранее на этой неделе Бурле сообщили, что, по данным из Израиля, эффективность разработанной совместно с немецкой компанией BioNTech вакцины против бессимптомной инфекции SARS-CoV-2 составила 94% через две недели после введения второй дозы. На прошлой неделе 59-летний Бурла в синей маске с надписью «Наука победит» и подходящей к ней рубашке и сам получил вторую дозу вакцины в штаб-квартире Pfizer на Манхэттене — ему было важно дождаться своей очереди на вакцинацию вместе со всеми.

«Для меня это невероятный опыт, — говорит Бурла о прошедшем годе, который он провел во главе Pfizer.  — Человечество — внезапно, мы не ожидали оказаться в таком положении — так сильно надеялось на нас. Это большая ответственность».

Бурла и Pfizer получили признание во всем мире за то, чего им удалось добиться — менее чем за год произвести вакцину от чудовищного вируса. Президент Джо Байден недавно посетил фабрику Pfizer в Каламазу, городе в юго-западной части штата Мичиган, просто чтобы поблагодарить компанию, которая разработала первую вакцину против COVID-19, одобренную Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA).

«Я приехал сюда, потому что хочу, чтобы американский народ понял, какая невероятная работа ведется для решения самой сложной оперативной задачи, с которой эта страна когда-либо сталкивалась», — сказал Байден, находясь на сцене рядом с Бурлой.

Как Pfizer собирается спасти мир и первой создать вакцину против коронавируса, потратив $1 млрд

Но есть люди, которые не оценили усилия Pfizer по поиску научного решения для победы над вирусом. На инвесторов фондового рынка это попросту не произвело впечатления. Несмотря на прогнозы Pfizer, что вакцина принесет в этом году $15 млрд выручки, акции компании торгуются примерно на том же уровне, что и накануне пандемии, хотя фондовый рынок в целом резко вырос. Более того, акции Pfizer упали на 15% с тех пор, как Бурла встал во главе компании в январе 2019 года.

Очевидно, что любимицей фондового рынка стала Moderna. За время пандемии акции небольшой биотех-компании, которая разработала вторую одобренную в США вакцину против COVID-19, используя ту же передовую технологию, что и вакцина Pfizer, выросли на 529%. Вакцина против COVID-19 — единственный коммерческий продукт компании, однако рыночная капитализация Moderna сейчас составляет $56 млрд, почти треть от оценки гиганта Pfizer. Акции BioNTech, небольшой немецкой биотех-компании — партнера Pfizer, тоже стремительно выросли.

Когда вы спасаете мир от глобального кризиса в области здравоохранения, всем угодить невозможно. «Я разочарован, — говорит Бурла. — Мы заслужили признание. Но текущая цена акций — это огромное разочарование».

Когда Бурла падает духом, он вспоминает слова Яна Рида, предыдущего генерального директора Pfizer, который сказал ему, что исполнение желаний акционеров — это марафон, а не спринт. Разработка вакцины была спринтом, и Бурла уверен, что инвесторы скоро поймут, что акции Pfizer недооценены.

Конечно, инвесторы — не единственные, кто в эти дни требует пристального внимания Бурлы. Взявшись за создание вакцины, он принял на себя огромную ответственность, с которой нелегко справиться. Производство и поставки вакцины Pfizer полны компромиссов, и Бурла сталкивается с недовольством лидеров стран, которые считают, что слишком долго ждут свои дозы вакцины. Может оказаться так, что доставить вакцину нуждающимся в ней людям получится быстрее, чем решить проблему с акциями Pfizer.

Бурла возглавил Pfizer в переходный период. В ноябре компания завершила слияние своего подразделения по производству дженериков Upjohn, которое продает продукты с истекшим патентом вроде «Виагры», «Липитора» и «Лирики», с компанией Mylan. Это стало последним пунктом многолетнего плана, который Бурла разработал для того, чтобы превратить Pfizer из диверсифицированного фармацевтического конгломерата в инновационный наукоемкий бизнес, чье выживание зависит от его способности создавать новые бренды лекарств.

В начале пандемии Pfizer не обратил внимания на заканчивающийся патент на «Лирику», обезболивающий препарат, ежегодный объем продаж которого достиг $5 млрд. В 2020 году компания сумела увеличить выручку до $41,9 млрд и, похоже, близка к тому, чтобы выполнить свое обязательство по увеличению выручки на 6% ежегодно вплоть до 2026 года. Однако во второй половине десятилетия Pfizer лишится патентной защиты и эксклюзивных прав на препараты, на которые приходится до $20 млрд от объема продаж, и это привлекло внимание Уолл-стрит. Подобный «патентный обрыв» — типичная проблема для CEO фармацевтической компании.

Пока вакцина от COVID-19 не помогла Бурле в решении этой задачи. В 2021 году Pfizer может получить благодаря вакцине более $15 млрд выручки и, возможно, $4 млрд прибыли. Но трейдеров это почти не интересует (хотя это одни из крупнейших показателей, каких биофармацевтическому продукту удавалось добиться в течение года), поскольку Уолл-стрит не ожидает, что такие финансовые результаты повторятся.

«Вот и все, $15 млрд, а на следующий год — ничего, вот так они нас оценивают, — говорит Бурла. — Но это не тот случай. Полной уверенности нет ни у кого, но вероятность того, что мы перейдем к ежегодным вакцинациям от COVID, кажется очень высокой».

«Вирус найдет способ вернуться»: Pfizer предупредил о возможной способности COVID-19 преодолевать иммунитет

И Бурла прав. Очень вероятно, что спрос на вакцину Pfizer в будущем будет только расти, поскольку потребуется защита от новых штаммов вируса. В этом году Pfizer установил «пандемические» цены — $19,50 за дозу в США. Это выгодно по сравнению с обычными ценами на новые вакцины, и после окончания пандемии стоимость препарата вполне может вырасти. Для сравнения: доза вакцины против вируса папилломы человека от компании Merck под названием «Гардасил» стоит более $200.

Тем не менее Бурла надеется, что компания сохранит скорость, целеустремленность и гибкость, которые помогли ей разработать вакцину от коронавируса. Если считать пандемию испытанием для новой версии Pfizer, то компания успешно его прошла. Есть и другие поводы для оптимизма. В прошлом году объем продаж препаратов компании «Виндаквел» и «Винамакс», которые используют для лечения редкого заболевания, приводящего к сердечной недостаточности, вырос на 170%, до $1,3 млрд, и потенциал для дальнейшего роста велик. Согласно прогнозам, экспериментальный препарат «Аброцитиниб», который планируется использовать для лечения атопического дерматита, принесет $3 млрд и может быть одобрен FDA в течение нескольких недель. Заявка Pfizer на регистрацию новейшей пневмококковой конъюгированной вакцины, которая лежит в основе ее огромного бизнеса по производству вакцин, была рассмотрена FDA в приоритетном порядке и потенциально может быть одобрена для использования среди взрослых к июню.

Таким образом, компания намеревается получить $15 млрд дополнительной выручки к 2025 году, и это без учета того, чего Бурла надеется добиться в сфере разработки вакцин с помощью новой РНК-платформы, на которой основана вакцина от коронавируса. Даже без учета этого он настроен оптимистично в отношении некоторых экспериментальных вакцин Pfizer, которые защищают от опасного заболевания, вызываемого бактерией Clostridium difficile, болезни Лайма, а также смертельного респираторно-синцитиального вируса человека, который встречается у младенцев и с которым Pfizer собирается бороться, вакцинируя беременных.

Как компания Pfizer коррумпировала российских чиновников

Будут и неудачи. В прошлом году знаменитый препарат Pfizer «Ибранса» для лечения метастатического рака молочной железы провалил клинические испытания, но Бурла считает, что подобные разочарования учтены в стратегии Pfizer.

«Меня очень радует, что наш портфель разрабатываемых препаратов так разнообразен, там не один и не два важных продукта, — говорит Бурла. — Самое большое заблуждение относительно бизнес-модели фармацевтического бизнеса заключается в том, что все, что хорошо для акционеров, плохо для пациентов. На самом деле все наоборот. В текущей модели фармацевтического бизнеса, которая сформировалась в последние десять лет и явно продолжает развиваться, акционеры не получат никакой выгоды, пока пациенты не увидят ощутимую реальную выгоду для себя».

Дополнительные материалы

Рост во время чумы: какие предприятия увеличили выручку в период пандемии