В поисках налоговой гавани: уйдет ли российский бизнес из Нидерландов

Фото Nicolas Economou / NurPhoto via Getty Images
Фото Nicolas Economou / NurPhoto via Getty Images
Денонсация налоговых соглашений с другими странами вряд ли серьезно скажется на статистике оттока капитала из России — скорее, этот процесс приведет к увеличению транзакционных издержек для бизнеса, полагает партнер Rights Business Standard Ашот Серопян

В Госдуму внесен одобренный правительством законопроект по денонсации налогового соглашения с Нидерландами. Это очередной этап сложной и многоступенчатой программы государства по сохранению капитала в России. 

Война «бегству капитала» из России была объявлена еще в 2014 году. В стране начали создаваться офшорные зоны с льготными налоговыми условиями — специальные административные районы (САР), а также территории опережающего развития (ТОР) со своим набором льгот. Была введена обязательная отчетность об иностранных активах, объявлена амнистия за уклонение от уплаты налогов путем подачи специальных налоговых деклараций. Но эти меры сами по себе не дали желаемого эффекта — крупный бизнес не бросил более привлекательные иностранные юрисдикции. 

Как отмечал в 2019 году Росфинмониторинг, масштаб вывода средств в офшорные юрисдикции практически не уменьшился, что позволяло констатировать «отставание в темпах деофшоризации российского капитала». Тогда же Bloomberg подсчитал, что за последние 25 лет в офшоры были переведены российские активы на сумму около $750 млрд.

Уйти по-русски: чем грозит бизнесу разрыв налоговых соглашений России и Нидерландов 

Следующим, уже более уверенным шагом, стал пересмотр по инициативе российской стороны соглашений об избежании двойного налогообложения с рядом стран. Республика Кипр, Люксембург и Мальта пошли на предложенные условия — установили налог на дивиденды и доходы на уровне 15%. Нидерланды — нет. Предложение Нидерландов по расширению перечня доходов, облагаемых по льготным ставкам, было воспринято Россией как «сохранение каналов вывода значительных финансовых ресурсов» из страны.

Уже в 2020 году, по данным Банка России, чистый отток капитала из России составил $47,8 млрд против $22,1 млрд годом ранее, при этом надо помнить, что статистика ЦБ не дает полной картины «бегства капитала».

Денонсация налогового соглашения с Нидерландами едва ли сможет существенно улучшить ситуацию, однако стоит внимательно понаблюдать за действиями крупных компаний, в настоящий момент зарегистрированных в Нидерландах (компаний «Яндекса», X5 Retail Group, Uniconf, Gunvor, а также отдельных госкомпаний — например, в Амстердаме находится штаб-квартира Gazprom International).

Возможно, некоторыми из них будет принято решение о переезде в российские офшоры. Так, в феврале 2021 года крупная сеть гипермаркетов «Лента», изначально зарегистрированная на Британских Виргинских островах, а затем в Республике Кипр, была перерегистрирована в САР на острове Октябрьском в Калининградской области. Всего по состоянию на март 2021 года в САР на острове Октябрьском было зарегистрировано лишь 40 компаний, их налоговые отчисления за 2020 год составили 700 млн рублей.

Альтернативные офшоры

Но вопрос о том, вернется ли большинство российских компаний из Нидерландов, даже если лишатся налоговых льгот, остается открытым. Нидерланды были выбраны многими крупными компаниями не только по этой причине: эта страна имеет отличную репутацию с точки зрения правовой защиты активов и бизнеса, что гораздо сложнее обеспечить в России.

Российские компании могут просто найти другую юрисдикцию — уже замечен интерес некоторых компаний к переезду в Дубай. Помимо того что между Россией и ОАЭ действует соглашение об освобождении от налогов доходов от инвестиций, преимущественно ориентированное на госкомпании, Эмираты не подписывали соглашений о раскрытии информации о бенефициарах с другими странами. На территории ОАЭ также расположены так называемые free zones, позволяющие зарегистрированным там иностранным инвесторам вести бизнес в упрощенном порядке, получая существенные налоговые льготы — отсутствуют как налог на прибыль, так и подоходный налог. Наконец, Эмираты — центр исламского финансирования, который с каждым годом обретает все большую популярность.

«Осенью не останется гавани, где можно экономить»: чего бизнес ждет от пересмотра налоговых соглашений

Однако планировать перерегистрацию бизнеса пока сложно, так как нет четкого понимания, в какие страны отправятся новые письма Минфина. 

Возможно, следующей мишенью российских властей станут менее популярные инвестиционные центры, например Ирландия. Соглашение между российским правительством и правительством Ирландии об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы действует с 1994 года. Сейчас Ирландия — общепризнанная европейская «Кремниевая долина», привлекающая IT-корпорации, стартапы и инвестиционные фонды со всего мира. Согласно последнему рейтингу, опубликованному Tax Justice Network, Ирландия занимает 11-е место среди юрисдикций, наиболее активно помогающих транснациональным корпорациям недоплатить корпоративный подоходный налог. 

Единственное, в чем заверил министр финансов Антон Силуанов в декабре 2020 года, — Россия не планирует пересматривать налоговые соглашения с такими крупными стратегическими партнерами, как Франция, США, Италия и Китай. Однако эти юрисдикции достаточно сложно использовать для снижения налоговой нагрузки и нельзя назвать привлекательными налоговыми гаванями для российского бизнеса.

И все же активные действия российских властей по денонсации налоговых соглашений вряд ли создадут реальные барьеры для оттока капитала. Скорее они просто увеличат транзакционные издержки для бизнеса — затраты на консультантов, юристов, финансистов, которым придется разрабатывать структуру бизнеса с сопоставимой налоговой экономией.

Шесть способов уйти с Кипра: чем заменить самую популярную страну для создания холдингов и «кошельков миллионеров»

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции