К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Наш канал в Telegram
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях
Подписаться

Новости

 

Остались только старики без денег: как живет китайский город с миллиардными долгами

Хэган, Китай (Фото Qilai Shen / Bloomberg via Getty Images)
Хэган, Китай (Фото Qilai Shen / Bloomberg via Getty Images)
Китайский город Хэган на границе с Россией накопил долгов на $4 млрд и недавно объявил дефолт. Центральные власти обязали город кардинально сократить расходы. Теперь местные жители жалуются на отсутствие отопления и водоснабжения в домах, учителей сокращают, а дворникам задерживают зарплату. Зато квартиры в городе можно купить всего за $2000. Этим пользуются некоторые из молодых китайцев, которые мечтали обзавестись собственным жильем. Хэган не единственный такой город в Китае. Рассказываем, что произошло и приведет ли к экономическому кризису в Китае

В последние годы Китай замыкает пятерку рейтинга самых дорогих стран для покупки недвижимости: в таких крупных мегаполисах, как Шанхай и Пекин, цена за один квадратный метр достигает 200 000 юаней ($28 675). Однако далеко не во всех городах страны за недвижимость придется выложить такую внушительную сумму.

Хэган, город с населением менее миллиона человек на севере провинции Хэйлунцзян, расположенный в 65 км от российской границы, недавно оказался в центре внимания, когда молодая женщина выложила в сеть видео, в котором рассказала, что недавно купила в этом городе квартиру площадью 46 кв. м всего за 15 000 юаней ($2000). Правда, и уровень жизни в Хэгане будет сильно отличаться от того, что могут предложить крупные города Китая. Неразвитая промышленность, слаборазвитая инфраструктура, многоэтажные дома без работающих лифтов и население, преимущественно состоящее из стариков.

Однако есть отчаянные люди, которых это не останавливает. Ли Хай, моряк из провинции Чжэцзян, о Хэгане узнал из интернета, отправился туда изучить ситуацию на месте, купил квартиру и в целом доволен. «Я узнал, что квартира в Хэгане стоит 10 000 юаней ($1400). Я решил приехать посмотреть. Эту квартиру я купил за 58 000 юаней ($8100). Ее площадь — 77 кв. м. Когда я ее купил, я осознал, что у меня есть своя собственная квартира. Это так здорово! — рассказывает он и добавляет подробности: —  Жизненные запросы у меня невысокие. Главное — не голодать. В Хэгане в день я трачу около 20 юаней на еду и одежду. Самое дорогое — это мясо и фрукты. Я представлял Хэган гораздо хуже, чем оказалось на самом деле. Я думал, тут будут старые обветшалые дома. На самом деле дома в основном новые. Когда я приехал, я обнаружил, что тут живут одни старики, молодежи почти нет. Те, у кого есть деньги, уехали на юг Китая, в большие города. Остались только те, у кого нет денег».

 
Хэган, Китай (Фото Qilai Shen·Bloomberg via Getty Images)

План экстренного реагирования 

Раньше Хэган был крупным центром угольной индустрии. После того как в 2006 году в городе обнаружили месторождение запасом 390 млн т, там активно велась угледобыча, но со временем запасы ископаемого топлива истощились, что привело к уменьшению объемов добычи и постепенному закрытию шахт. Для города, экономическое развитие которого в основном обеспечивалось за счет угля, это стало серьезным ударом. Хэган, в котором в 2000-х и начале 2010-х наблюдался бум промышленности, замедлил свое развитие. 

Кризис привел к оттоку населения в более крупные города Китая: например, с 2010 по 2020 год оно уменьшилось на 15,81%, с 1 058 000 до 891 000 человек. Экономический спад и стагнация развития стали еще более очевидны, когда в 2020 году Хэган не смог выплатить основную сумму долга и проценты по государственным облигациям на сумму 5,57 млрд юаней ($784 млн) из-за нехватки средств. К 2021 году, пишет Bloomberg, общий долг города взлетел до 30 млрд юаней ($4,2 млрд), что составляет порядка 230% от его фискального дохода. 

На этом фоне в 2021 году власти города объявили о приостановке приема на работу из-за невозможности полностью выплатить заработную плату уже нанятым сотрудникам.

В социальных сетях отдела кадров городского правительства появилось сообщение: «В связи с изменениями в финансовой политике и фискальной корректировкой Хэган перед лицом серьезных изменений отменяет массовый набор новых сотрудников для государственных ведомств». Пост был удален вскоре после публикации, поскольку вызвал лавину негативных комментариев. 

 

Некоторые эксперты полагают, что ситуация в Хэгане — тревожный звонок для Си Цзиньпина, поскольку другие муниципалитеты с крупной задолженностью могут объявить дефолт по своим долгам. «При худшем сценарии развития ситуации это приведет к финансовому кризису», — сказал в интервью The Guardian аналитик компании Trivium China Вэнье Сунь. 

Для подобных случаев Государственный совет КНР подготовил План экстренного реагирования на долговые риски местных органов власти — директиву по устранению рисков, связанных со скрытыми долговыми обязательствами местных правительств и долгами предприятий, которые при необходимости требуют финансовой реструктуризации.  

Хэган, Китай (Фото Qilai Shen·Bloomberg via Getty Images)

В 2022 году Хэган стал одним из первых городов в КНР, на котором этот план был опробован. Город обязали уменьшить расходы на инфраструктурные проекты, сократить государственные субсидии отраслям, прекратить нанимать новый персонал и продавать активы в соответствии с правилами, опубликованными Госсоветом. Работоспособное население Хэгана с каждым годом уменьшается, а те, кто все же решается обосноваться в этом маленьком городе на северо-востоке Китая, неизменно жалуются на отсутствие карьерных перспектив. Кроме того, местные жители также сообщают об отсутствии отопления в помещениях при минусовых температурах, учителя обеспокоены слухами о сокращении рабочих мест, а дворники — двухмесячной задержкой выплаты зарплаты. 

Общий доход Хэгана в 2022 году, пишет  Bloomberg, благодаря росту цен на уголь поднялся на 9%, чего, во-первых, недостаточно, а во-вторых, может не повториться, если цены на уголь больше не будут расти. 

 

(Без)радостные перспективы

На этом фоне цены на недвижимость в городе упали до предела. Жилье на вторичном рынке Хэгана продается в среднем по 2152 юаня ($300) за квадратный метр, что в 40 раз дешевле, чем в Шэньчжэне, высокотехнологичном южном мегаполисе. В попытках исправить ситуацию с экономическим спадом и оттоком населения в последнее время власти пытаются переманить в город специалистов из крупных городов. 

Учитывая недоступность покупки жилья в крупных городах, все больше молодых людей отказываются от карьерных амбиций и высоких зарплат в поисках более доступного жилья и лучшей жизни. Под влиянием движения 躺平 (дословно «лежать плашмя») все больше переработавших до морального истощения и психологических проблем молодых китайцев предпочитают подумать о себе и отдохнуть, а не продолжать работать до изнеможения. В этих условиях квартира в маленьком окраинном китайском городе выглядит как своего рода эскапизм, особенно это привлекательная перспектива для тех, кто может работать удаленно. Главное преимущество такого приобретения в том, что ради покупки в Хэгане нет нужды трудиться без выходных десятилетиями, поскольку квартиру можно купить на три месячных зарплаты. 

Дия, 33-летний певец и учитель музыки, переехал в Хэган из Шанхая — места, где, по его словам, даже если он будет «стараться из последних сил и работать 24 часа в сутки», все равно не сможет зарабатывать достаточно, чтобы «стать богатым или иметь собственный дом». В Хэгане он может позволить себе три объекта недвижимости, включая квартиру площадью 50 кв. м за 40 000 юаней ($5600) — это примерно 1% от стоимости квартиры такого же размера в Шанхае.

Иностранцам также разрешено покупать недвижимость в Китае, в случае, если они до этого учились или работали в Китае не менее одного года и у них есть соответствующий ВНЖ. Потенциально такая покупка недвижимости может быть интересна и гражданам России: Хэган расширяет контакты и налаживает дружественные обмены с Биробиджаном, включая торгово-экономическое сотрудничество и безвизовый въезд для туристических групп.

 

Какие перспективы у такого вложения, в данный момент сказать трудно: отрасль жилищного строительства, на которую в последнее десятилетие приходилось до 30% ВВП самой населенной страны мира, находится в глубоком кризисе, и каких-либо ощутимых улучшений после открытия Китая и снятия карантинных ограничений пока что не было. Цены и количество сделок падают, обвал продаж земли — одна из причин долгового кризиса местных правительств, в том числе и в Хэгане. Квартиры стоимостью 15 000 юаней ($2000), как правило, находятся в глуши и без доступа к медицинским учреждениям и транспортным сетям. Многие жилые дома плохо управляются, а квартировладельцы жалуются, что вода, газ и отопление не работают должным образом.

Учитывая, что инфраструктура в городе не развита, одних низких цен на жилье для возрождения Хэгана недостаточно. Тем не менее у администрации города большие планы на его развитие. Местные чиновники позиционируют туризм (в Хэгане расположено три национальных парка) и новые отрасли промышленности, такие как добыча графита, в качестве альтернативных углю источников дохода. 

Чжан Лие, заместитель директора Hegang Rural Revitalization Bureau, считает, что продвижение и применение новых сельскохозяйственных технологий, в частности на основе графена, помогает фермерам постоянно расширять новые каналы для увеличения доходов, стимулировать местную занятость и предпринимательство, тем самым ускоряя развитие местной экономики и реализуя благоприятный цикл сельскохозяйственного развития.

Города с исчерпанными ресурсами и долговое бремя

В 2012 году Хэган был официально внесен в список 70 «городов с исчерпанными ресурсами» в Китае, определяемых как города или районы, где горнодобывающая промышленность находится на завершающей стадии развития и где уже добыто более 70% ресурсов.

 

Эти города в значительной степени зависят от природных ресурсов, их экономика не диверсифицирована, что неизбежно приводит к серьезным экономическим спадам, когда их «кормовые» ресурсы истощаются. В Китае такие города тяжелее всего перенесли пандемию. Местные органы власти исчерпали свои бюджеты, потратив огромные суммы на организацию локдаунов, массовое тестирование и создание карантинных центров. Точная сумма, отведенная КНР на борьбу с эпидемией, неизвестна. Однако о масштабах трат можно судить хотя бы по данным провинции Гуандун, власти которой с начала вспышки COVID-19 выделили на борьбу с вирусом около $22 млрд. Продолжительные карантины серьезно повлияли на доходы домохозяйств, что вынудило многих сократить расходы. Это, в свою очередь, привело к уменьшению налоговых поступлений в местные бюджеты. Огромные налоговые льготы для поддержки бизнеса во время пандемии также сократили доходы правительства.

Напряженная ситуация образовалась и в сфере продажи земли, которая является крупнейшим источником неналоговых доходов для местных правительств. К примеру, за первую половину 2022 года местные органы власти Китая продали примерно вдвое меньше земли, чем за аналогичный период в 2021 году. Это серьезно навредило местным бюджетам, которые и так оказались истощены расходами, направленными на сдерживание эпидемии под контролем. 

В Китае под продажей земли понимается сдача в аренду земельных участков местными органами власти компаниям на несколько лет, и для региональной экономики они важны по двум причинам. Во-первых, на продажи земли обычно приходится более 40% доходов местного правительства, и поэтому, когда они рухнули, это привело к дефициту в бюджетах. Во-вторых,  продажа земли имеет значение и для функционирования LGFV (Local Government Financing Vehicles) — компаний, учреждаемых местными органами власти Китая с целью финансирования крупных инфраструктурных проектов. LGFV используют стоимость земли в качестве залога для получения займа у финансовых учреждений. 

«Китайские регионы развиваются очень неравномерно. Только южные регионы страны могут быть доходными во всех сферах бизнеса, — считает директор Института стран Азии и Африки МГУ Алексей Маслов. — Давным-давно региональные правительства научились заимствовать средства через различные инструменты, в том числе и через LGFV. Это особенно распространилось в 2018-2019 годы, хотя существовало на протяжении последних 10 лет».

 

Раньше, по закону 1994 года, китайские регионы не только не могли самостоятельно регулировать ставки местных налогов, но и потеряли возможность кредитоваться у банков, а также выпускать облигации. Тогда для обхода законодательства местные правительства и стали создавать LGFV — специальные компании, которые могли и кредитоваться, и выпускать облигации. 

Скрытый долг

Компании LGFV позволяют местным муниципалитетам обходить установленные правительством лимиты на допустимую величину долговой нагрузки. Официальная статистика не фиксирует долги LGFV, что долгое время подкармливало иллюзию финансового благополучия. Благосостояние населения повышалось, дороги строились, и не видно было, что многое из этого, по сути, делалось в кредит. Однако со временем правительства провинций начали сталкиваться с долговым давлением. 

Согласно отчету, опубликованному Международным валютным фондом,  официальный (прослеживаемый по документам) долг местных правительств, включая облигации, достиг 35 трлн юаней ($4,9 трлн). При этом есть и «скрытый» внебалансовый долг местных властей. Его статистика не фиксирует, задолженность не отражена на балансе. Согласно исследованию Caixin, китайской газеты, известной своими журналистскими расследованиями, он, вероятно, в два раза больше официальной цифры — 70,4 трлн юаней ($10 трлн). Он включает в себя 56,7 трлн юаней, привлеченных через LGFV, а также 13,7 трлн юаней долга, связанных с государственными фондами (GGF) и специальными строительными фондами (SCF). 

Скрытый долг — это средства, которые привлекают организации, связанные с государством, и с их помощью финансируют местные власти. Например, оплачивают расходы на инфраструктуру и другие государственные проекты. Полученные деньги не числятся в качестве долга за местными властями, то есть не являются формально госдолгом, но имеют негласную государственную гарантию возврата. На протяжении многих лет Пекин придерживался практики скрытых гарантий задолженности. Этот долг — это деньги государства, которые распределяются через государственные банки. А в государственный бюджет они попадают из регионов в виде налогов.

 

Эта схема представляет собой еще один инструмент перераспределения материальных благ, что жизненно необходимо для такой огромной страны как КНР. Выпуск облигаций местными властями — это инструмент, с помощью которого страны могут занимать деньги, не отражая их в балансах, но финансовые рынки рассматривают такую задолженность как обязательство государства. И хотя пока долги LGFV избегали случаев дефолта, несколько ситуаций вплотную приближались к нему, а спасение местных органов власти происходило только в последний момент, что лишь прибавило опасений относительно уязвимостей LGFV.

Опубликованные цифры вызывают тревогу и у международных инвесторов. По оценкам Goldman Sachs, если учитывать внебюджетные заимствования местных органов власти, общий государственный долг КНР составляет $23 трлн, или 126% ВВП страны. 

Хэган, Китай (Фото Qilai Shen·Bloomberg via Getty Images)

Хотя вероятность неконтролируемого муниципального дефолта в Китае относительно низка, беспокойство вызывает то, что местным органам власти придется болезненно сокращать расходы или брать деньги от стимулирующих рост проектов, чтобы продолжать выплачивать свой долг. На кону стоит план Си Цзиньпина удвоить уровень доходов к 2035 году при одновременном сокращении разрыва между богатыми и бедными, что является ключом к социальной стабильности.

Аналитики из BNP Paribas Asset Management полагают, что, столкнувшись с ограниченными бюджетами, местные органы власти должны будут сделать трудный выбор, на что потратить свои ограниченные ресурсы. Поскольку решение проблемы долга, вероятно, будет непомерно дорогим, и в критической ситуации они, скорее всего, позволят менее важным гибридным LGFV потерпеть неудачу.

 

Пока системный риск сдерживается, нельзя ожидать вмешательства центрального правительства. Пекин рассматривает процесс контролируемого дефолта как способ отсеять плохие активы и сократить долг в системе, позволив плохим компаниям обанкротиться или объявить дефолт. Тем не менее в зависимости от масштабов сбоев гибридных LGFV Пекину, возможно, придется придумать «систему пожаротушения» и ряд других мер безопасности, прежде чем региональная финансовая нестабильность превратится в системную нестабильность. Найти баланс между соблюдением рыночной дисциплины и предотвращением системной нестабильности сложно, это требует точного определения рисков и времени вмешательства со стороны Пекина. Иначе говоря, Пекин может столкнуться с риском возникновения «черных лебедей». 

«Китай никогда не считал, что муниципальные долги — это критическая угроза, и не скрывает, что самостоятельно регулирует потоки выделения денег, — говорит Алексей Маслов. — Поскольку юань не является свободно конвертируемой валютой, Китай всегда может записывать определенные суммы в безвозвратные долги, и никакого кризиса не будет. Много шума в СМИ на этот счет возникает прежде всего потому, что к Китаю пытаются приложить те же оценки и показатели, по которым работают западные рынки. Но нужно понимать, что Китай значительно сильнее регулирует свою экономику, чем, например, Малайзия или Япония, поэтому дефолт представить практически невозможно».

Однако, учитывая центральную роль LGFV в финансировании инфраструктурных проектов, которые занимают немаловажное место в числе факторов роста второй по величине экономики мира, решение вопросов их финансирования и расходов станет важным испытанием для скромной цели экономического роста Китая в 5% в этом году.

Мы в соцсетях:

Мобильное приложение Forbes Russia на Android

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media Asia Pte. Limited. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2023
16+