О вредных привычках, марихуане и женском катании

Стиль жизни олимпийского Ванкувера глазами блогера Forbes

Тем, кто не курит, Ванкувер действительно подходит: здесь действует почти тотальный запрет на курение. Нельзя этого делать в ресторанах и лобби гостиниц, нельзя ближе пяти метров от зданий и в арендованных автомобилях. Нельзя в тюрьмах и, конечно, нельзя на стадионах. Кто-то считает выгоду в количестве спасенных жизней пассивных курильщиков, кто-то — в сэкономленных на стирке прокуренной одежды центах. Но закон не обсуждается, и, что гораздо интереснее, ему следуют все.

Например, типичный для улицы Хастингс паб: здесь собирается разный сброд, который за доллар с небольшим пьет разбавленное пиво. Сами себя они воспринимают иначе: это весь цвет самой свободолюбивой улицы Ванкувера — откатавшие свое байкеры в наколках с русалками, непонятные взъерошенные дамы в коротких кислотных юбках, слабовидящие пенсионеры со значками Fuck the Olympics. Сейчас они в едином порыве бранят телевизор за то, что тот прервал спортивную трансляцию рекламой на самом интересном месте. Кажется, никаких законов для этих людей не существует. Но через мгновение те, кому приспичило покурить, чинно выходят на улицу, делают несколько затяжек и возвращаются к привычной ругани и пиву.

Единственное место в Ванкувере, где курить можно легально, — это Амстердам-кафе на той же улице Хастингс. Это самый центр Ванкувера, в пяти минутах ходьбы от центральной площади. Правда, курить сигареты здесь считается дурным тоном, и делать это никто не осмеливается.

Амстердам-кафе — единственное в городе место, где в открытую курят купленную в соседнем магазине марихуану, точно зная, что полиция сюда не придет. Пройти мимо самого магазина, не обратив на него внимания, невозможно: за несколько домов появляется настойчивый запах зажженной травы. Еще пара шагов — и навстречу из тени дома выходит парень в черной куртке. «Гашиш, ЛСД, кокаин?» — участливо интересуется он. Дальше сама витрина магазина, обклеенная портретами Боба Марли, ямайскими флагами и прочими атрибутами свободной жизни. Внутри две девушки-консультанта: в открытую никто ничего не продает (все-таки наркотики, кроме марихуаны в медицинских целях, в Канаде запрещены), зато на каждой витрине с разнообразными трубками для курения стоит табличка: «Вы что-то ищете? Спросите консультанта».

Маршрут типичного клиента: сначала магазин, потом Амстердам-кафе. Нет, дымовой завесы, как в фильмах, здесь, конечно, нет, но каждый из 20-25 посетителей непременно курит или сворачивает папироску. Меню кафе разнообразием не отличается: пара пирожных и энергетики с молочными коктейлями, которые пользуются особой популярностью. Два соседа по столику на секунду задерживают взгляд на непривычном для этого места стакане кофе и продолжают расслабляться. Один из них еле держится и закатывает глаза, второй только что высыпал на стол пакетик и теперь старательно пытается упрятать его в бумагу. За соседним столом отдыхают двое. «Ну что, торчок, дернули мы вас?» — смеется один с канадским флагом на шее. «Дернули!» — смеется в ответ собеседник в кепке сборной США. На них недовольно смотрит пожилой человек, обвешанный разнообразными значками с травяной символикой. Когда друзья повторяют диалог слово в слово еще раз, он не выдерживает: «Слышьте, пацаны, я вам хоккей не мешал смотреть, и вы мне не мешайте».

Они удивленно поднимают глаза на экран: там японская фигуристка Мао Асада делает сложный прыжок.