К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Траектория «цифры»: от внутреннего венчурного стартапа к растущему бизнесу

Траектория «цифры»: от внутреннего венчурного стартапа к растущему бизнесу
О профессиональных вызовах и основных итогах первой пятилетки цифровой трансформации глобальной корпорации — директор по цифровизации Росатома Екатерина Солнцева.

Знаете, что я считаю самым ценным в своей работе на посту директора по цифровизации Росатома? Необходимость и возможность браться за задачи, понятных решений для которых не существует. Делать то, к чему поначалу было неясно как подступиться.

Закончили чтение тут

За примерами далеко ходить не нужно. Прямо сейчас вместе с правительством и партнерами по IT-рынку мы решаем такую задачу «не из учебника».

Необходимо обеспечить быстрый переход российской промышленности, да и страны в целом, на отечественное программное обеспечение. Но для начала этот софт нужно создать.

В том числе в сегментах, где зарубежные вендоры десятилетиями оттачивали свои решения. Но глаза боятся, а руки делают. Работаем.

По решению президента критическая информационная инфраструктура (КИИ) должна быть оперативно обеспечена доверенными стеками цифровых технологий. По вполне понятным причинам Росатом одним из первых подключился к задаче. Эти строки пишутся спустя несколько дней после того, как вместе с единомышленниками мы посвятили воскресный день проработке темы КИИ. А возглавил стратегическую сессию генеральный директор Росатома. Не вдаваясь в детали, скажу: тема архисложная. А в профессиональном смысле — крайне ответственная. Но у нас уже есть идеи и предложения. Взялись и делаем.

В 2022 году мы подводим результаты первой пятилетки цифровизации Росатома. Оглядываясь назад, я испытываю двойственные ощущения. Иногда кажется, что прошедшие годы пролетели, как курьерский поезд. Но когда выстраиваешь в памяти карту маршрута и пройденные вехи, удивляешься. Неужели мы это сумели, сделали, смогли? Другой вопрос, как коротко и незанудно рассказать аудитории о том, какой путь мы прошли за эти пять лет.

Для меня цифровизация Росатома не плоская матрица формальных показателей, а объемная, живая 3D-модель. Представьте себе восходящую трехмерную спираль, «раздающуюся в плечах» на каждом новом витке, — вот примерно так. Выступая недавно перед участниками ежегодной конференции Росатома по цифровизации, я использовала этот образ. И, как мне показалось, он вполне годится для сжатого рассказа о тех этапах, которые корпорация прошла по пути цифровизации. О восхождении по спирали — по шагам.

Виток первый. «Цифра» встала в строй

В 2018–2019 годах мы в Росатоме пробежали трек, для преодоления которого (с учетом неизбежной инерции крупнейших госкомпаний) мог бы потребоваться в разы более длительный разгон.

На этом этапе были заключены принципиальные договоренности. После чего нас сразу выпустили на дистанцию. Без квалификационных забегов и наматывания технических кругов. «Договором на берегу» между бизнесом и (на тот момент) узким кругом «цифровизаторов» стала Единая цифровая стратегия (ЕЦС), утвержденная в конце 2018 года. И только недавно мне, человеку из бизнеса, стало понятно: мы разработали, а корпорация приняла стратегию в какие-то совершенно фантастические, просто нереальные для государственного сектора (по тем временам) сроки!

Фокус вовсе не в том, что наша команда цифровизации подготовила, условно, «хороший документ». Дело в политической воле руководства корпорации, которое поддержало наши крайне амбициозные предложения. Вы спросите, в чем состояла эта амбиция? Поясню.

Разрабатывая стратегию цифрового развития Росатома, мы решили не идти по традиционному пути. Уже в 2018 году было ясно, что крупные зарубежные коммерческие компании сводят цифровую трансформацию к внутренней цифровизации, работающей исключительно на прибыль.

Росатом по понятным причинам не мог себе позволить сосредоточиться только на этом. Эгоистический подход просто не укладывался в выработанную атомщиками с середины прошлого века традицию государственного служения. В силу масштаба и с учетом роли Росатома в российской экономике от корпорации ждали большего, чем обычная «коммерческая» программа цифровой трансформации.

Поэтому с тех пор наша цифровая стратегия в обязательном порядке включает в себя активное участие корпорации в цифровизации страны, внутреннюю цифровизацию отрасли и вывод на рынок собственных цифровых продуктов.

Ну и, конечно, разгонный виток цифровизации Росатома стал удивительным жестом доверия ко мне и моим первым коллегам. Мы искренне верили в силу «цифры». Гордились опытом в российском IT-бизнесе. Но теперь перед нами величаво разворачивалась целая вселенная. Вселенная Росатома. Единственная корпорация на глобальном ядерном рынке, располагающая компетенциями во всех сегментах ядерного топливного цикла: от добычи урана до вывода из эксплуатации ядерных объектов. А по сути — вселенная целой отрасли, представленной ныне 350 предприятиями, где работает свыше 290 тысяч человек.

Разумеется, с тех пор мы уже несколько раз актуализировали цифровую стратегию. Ведь макроэкономический и технологический ландшафт быстро меняется. Цели не меняются. Но к изначально выбранным направлениям работы добавлялись новые. Например, активное участие Росатома в развитии сквозных технологий.

Здесь работает правило «Предложил — делай! Делаешь — отвечай». Ну и… Мы как-то один раз и навсегда договорились: тактическое уточнение маршрута к стратегической цели и некрасивая суета вокруг стратегии — две большие разницы. Второй путь не наш. И эту грань мы, что называется, чувствуем нервом.

В 2019 году Росатом выступил ответственным исполнителем по разработке дорожных карт развития приоритетных для страны цифровых технологий. Это была экстремальная работа. Ведь дорожные карты должны были отражать не столько позицию Росатома, сколько предложения профессионального сообщества. Совместными усилиями нам удалось аккумулировать необходимую экспертизу. Более 600 ведущих специалистов работали несколько месяцев, чтобы сформировать планы технологического развития страны. И сегодня мы во многом опираемся на эти результаты.

Наконец, уже на первом витке цифровизации мы начали планомерно наращивать финансовые результаты. Было приятно осознавать, что растущий денежный поток не эпизод, а уже система.

Более того, мы приступили к выработке и внедрению прозрачной методологии оценки результативности от реализации любых цифровых и IT-проектов в корпорации.

Но сейчас я понимаю, что главными итогами этого этапа стало понимание «места в строю», которое цифровое направление бизнеса начало занимать в жизни корпорации. И включение «цифры» в повестку государственного служения большого Росатома.

Виток второй. «Цифра» становится бизнесом

Если следовать кейсам международных промышленных корпораций, вторым витком цифровизации Росатома должна была стать методичная коммерциализация накопленной технологической экспертизы. И это у нас начало получаться. Исторически сформировавшиеся на предприятиях Росатома заделы в области создания наукоемкого программного и аппаратного обеспечения стали базой, благодаря которой еще на первом витке цифровизации мы развернули программу вывода на рынок собственных цифровых продуктов.

Но, как говорится, из огня да в полымя! Истинным вторым витком цифровизации Росатома стала пандемия. Только-только вставшему на ноги цифровому направлению бизнеса и IT-блоку корпорации пришлось быстро взрослеть. Ведь мы обещали бизнесу, что цифровизация и IT способствуют устойчивости, эффективности, гибкости…

Вспоминая первые месяцы пандемии, хочу еще раз выразить признательность специалистам по IT и информационной безопасности Росатома. Тем людям, которые трудились круглосуточно и без выходных, чтобы развернуть инфраструктуру дистанционной работы. По правде, в активе у коллег тогда был всего лишь опыт пилотного проекта, по результатам которого к декабрю 2020 года планировалось обеспечить опциональную возможность удаленной работы 500 сотрудников. Фактический результат превысил «план» на два порядка. Десятки тысяч работников без ущерба для общей продуктивности ушли на «дистант». А HR-блок корпорации сумел реализовать практически бесконтактный онбординг. 

Главным результатом второго витка цифровизации я бы назвала… Нет, не достижение, еще рановато! Скорее вступление отрасли в пору цифровой зрелости.

Это очень интересная фаза преобразований. Цифровые технологии не только активно проникают в корпоративные процессы (как управленческие, так и производственные), но и оказывают на них все более ощутимое трансформирующее воздействие.

В результате «цифра» в широком смысле начинает восприниматься бизнесом как реальный инструмент управления эффективностью и развитием.

В ходе уже упомянутой отраслевой конференции Росатома, состоявшейся в октябре 2022-го, мы широкими мазками подвели достигнутые итоги. О чем говорили?

О том, что в рамках большой государственной работы по обеспечению независимости России в части промышленного ПО, которая ведется под личным контролем премьер-министра, Росатом сегодня выступает как один из ключевых разработчиков, как производственная площадка и координатор.

О том, что в рамках поручений президента по «перезагрузке» соглашений между госкомпаниями и правительством по развитию высокотехнологичных направлений нам доверено дальнейшее выполнение нескольких дорожных карт — с учетом новых условий и задач.

О том, что нарастают объемы внедрения на крупнейших предприятиях страны цифровых продуктов Росатома, в том числе флагманской линейки систем математического моделирования «Логос».

О том, что «цифровая» выручка по итогам первого полугодия 2022 года выросла почти в 15 раз по сравнению с тем же периодом прошлого года.

Что дальше? Думаю, самое интересное только начинается!

Сегодня я живу со стойким ощущением срабатывания некоторого триггера, «переключающего» цифровизацию из состояния «внутреннего венчурного стартапа» в категорию нового растущего бизнеса Росатома.

Мысль о том, что этот триггер сработал, сама по себе приятна. По силе воздействия он напоминает громкий звонок будильника. Ведь это означает, что теперь цифровое направление, выходящее на «промышленные обороты», должно решительно наращивать свой вклад в достижение стратегических целей огромного бизнеса. Тем более что по всем признакам следующий виток цифровизации Росатома повлечет за собой не только новые количественные эффекты, но и качественную, глубинную перестройку.

Виток третий. «Цифра» становится драйвером

Опираясь на результаты предыдущих двух этапов, сегодня мы готовы к очередному витку цифрового развития Росатома. Что главное в повестке? Прежде всего — выполнение обязательств перед страной.

Это означает реализацию нашего вклада в обеспечение цифрового суверенитета российской промышленности. Интенсивную разработку и внедрение нового индустриального ПО. Создание передовых вычислительных систем на новых физических принципах. Помощь государству в развитии платформы «ГосТех». Активное участие в транзите критической информационной инфраструктуры на доверенные технологические стеки… И это, кстати, далеко не полный список.

Кроме того, необходимо учитывать, что сегодня все мы под ударом. Как следствие, некоторые процессы в экономике, промышленности идут быстрее. Особенно те, которые находятся в сфере прямого контроля со стороны государства или вызывают повышенный интерес у бизнеса. Но, согласитесь, всем нам хочется добиться качественного перехода.

Как-то так сложилось, что наша страна совершала грандиозные технологические рывки в рамках двух сценариев. Либо когда «гром грянет», либо когда «глаза горят». Сейчас именно такой момент. И я верю в успех. При этом хочется, чтобы технологическое лидерство России стало правилом. Системой.

Вот исходя из таких подходов мы и вывели цифровое видение Росатома до 2030 года, в основе которого — обеспечение глобального технологического лидерства корпорации как одного из важнейших элементов технологического лидерства страны.

Мы уверены, что именно цифровая составляющая будет определять важнейшие характеристики подавляющего большинства промышленных технологий в мире. А значит, движение к глобальному технологическому лидерству Росатома в приоритетных индустриальных сегментах потребует интенсивных усилий по развитию как текущего стека цифровых технологий, так и новых, прорывных направлений.

В списке наших целей до 2030 года:

·  Существенный (не менее чем на порядок) рост «цифровой» выручки. Мы намерены нарастить экспорт цифровых продуктов и решений Росатома в перспективные международные юрисдикции (в том числе выступая в роли альтернативного, «уравновешивающего» источника индустриальных цифровых технологий для зарубежных государств).

·  Повышение качества внутренних цифровых сервисов. Предстоит избавить сотрудников от исполнения рутинных операций и обеспечить общеотраслевой охват инструментами цифровизации всего многотысячного коллектива Росатома.

На мой взгляд, именно на этом витке роль цифровой составляющей в бизнесе может существенно измениться. А цифровизация из «поддерживающего» ресурса станет драйвером развития.

Судите сами. Буквально на наших глазах развитие технологий приводит не просто к появлению, а к тотальному доминированию товаров и услуг, в составе которых именно «цифра» определяет ценность рыночного предложения. И уже в течение текущего десятилетия всем нам предстоит ответить на этот масштабный вызов, связанный со стремительным нарастанием доли цифровой стоимости в составе новых продуктов.

Этот феномен в мире именуют digital driven. Если коротко, это означает развитие с опорой на инновационные цифровые бизнес-модели и цифровые процессы. И мы собираемся добавить этот цифровой катализатор в «камеру сгорания» двигателя Росатома, чтобы увеличить его КПД.

Цифровой Росатом уходит на очередной виток. И мы продолжим делиться тем новым опытом, который ждет нас на этом ответственном, но невероятно увлекательном маршруте.


Социальные сети «Цифрового Росатома»:

ВКонтакте: https://vk.com/digitalrosatom

Telegram: https://t.me/digitalRosatom

RuTube: https://rutube.ru/channel/25311309

Реклама
ЧУ «Центр коммуникаций»
4CQwVszH9pQNrzZVDty

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+