Связываем корпорации со стартапами

Инновации на миллиард: зачем Unilever ищет стартапы

Вице-президент по маркетингу пищевой продукции, чая и мороженого Unilever в России, Украине и Беларуси, Мария Багрова рассказывает, как современные тенденции на товары FMCG сподвигают крупный бизнес обращаться к стартапам за инновационными решениями

Когда говорят об инновациях, люди, как правило, думают про IT, искусственный разум и прочее. А что вообще нового можно придумать в сфере питания?

Да, это распространенное мнение. Но мне кажется, что рынок пищевой продукции приспособлен для внедрения инноваций не меньше, потому что за последние несколько лет с развитием технологий, с применением новых рецептур количество товаров и предложений увеличивается. Соответственно, чем больше выбор, тем чаще люди начинают искать продукты, отвечающие различным уникальным критериям.

Существует множество нюансов, определяющих выбор покупателя. Мы активно анализируем потребительское поведение и выявляем тенденции, которые меняют предпочтения людей. Среди наиболее ярких трендов можно выделить растущее внимание к локальным продуктам, желание приобретать товары, произведенные в родной местности, из отечественных ингредиентов. Или, например, на выбор покупателя может оказывать влияние мода на ту или иную кухню мира. Мы видим и изменения в ритме жизни людей в больших городах. Все это неразрывно связано с нашим процессом внедрения инновационных решений.

Расскажите об этом подробнее

Начнем с тренда под названием «активный ритм жизни»: люди не готовы проводить часы у кухонной плиты, они ищут готовые решения, перекусывают на ходу и активно пользуются сервисами доставки. Соответственно, здесь мы видим два направления для развития: те бренды, которые предлагают те самые готовые решения (к примеру, Knorr), и совершенствование внутренних процессов — например, адаптация упаковки продуктов, чтобы она становилась более релевантной требованиям служб доставки.

Другой тренд — растущие ожидания. Он общемировой, к нему относится все, что касается состава продуктов. Покупатели ожидают увидеть в составе те ингредиенты, которые им понятны, причем составляющих должно быть меньше, а продукт должен быть столь же вкусный, как и раньше.

И уже устоявшимся трендом является поиск так называемых «суперфудов», то есть еды или напитков с некой дополненной ценностью. Их цель — не только утолить голод или жажду, но и решить некую задачу: тонизировать, улучшить пищеварение или насытить организм витаминами.

Что еще может послужить стимулом к формированию новых трендов?

Возьмем, к примеру, многогранность впечатлений. Этот тренд привносят в нашу жизнь рестораны и путешествия. Как вы знаете, в последние 10 лет нас не покидают азиатские вкусы. Есть и новое направление — африканская кухня. В ресторанах уже появляются африканские соусы, неожиданные сочетания, абсолютно взрывные вкусы.

Сейчас существует отдельное туристическое направление — гастротуры. Это путешествия, цель которых — найти и попробовать самые вкусные или необычные блюда. Люди хотят пробовать разное, а не только питаться домашней «вкусной и здоровой», но зачастую однообразной пищей. Поиск решений в этом направлении — еще один наш приоритет.

Вот, например, японский чай матча — еще несколько лет назад о нем практически никто не слышал, а сейчас в любом кафе предлагают несколько видов этого напитка. Он стал очень популярным продуктом. Что это значит для нас? Что мы должны включить его в свой ассортимент, а значит, найти решения, которые помогут сделать его производство и логистику выгодными для компании.

И, конечно, нельзя не упомянуть один из важнейших сегодня трендов — sustainability, устойчивое развитие. Этот тренд формирует повышенное внимание потребителей к экологичности и социальной значимости продукта, причем не только в плане его состава, но и в контексте ответственности производителя — перерабатываемая упаковка, возобновляемая энергия, социальные гарантии работников на плантациях, ингредиенты, поступающие из экологически сертифицированных источников.

Есть примеры инновационных решений, которые этим трендам отвечают?

Да, у нас их достаточно. Мы не так давно разработали для Knorr линейку азиатских приправ «На второе»: индийские, китайские вкусы для лапши, карри для курицы. Мы запустили азиатские соусы Calve: вьетнамский, имбирно-кунжутный, тайский, сладкий чили.

Мороженое «Золотой стандарт» в формате сэндвича с печеньем, которое мы сделали в этом году, полностью отвечает энергичному ритму жизни потребителей. Это и десерт, и сытный перекус на ходу. В итоге вкусно, удобно и отвлекаться не нужно.

Вспомню и последнюю инновацию в чае — линейку Lipton Tea-tonics. Мы ее сделали исключительно для России, зная, насколько тут популярен травяной чай. Люди знают о его пользе, о том, что чай в принципе куда лучше кофе и тем более разных энергетических напитков. Мы в ответ предлагаем «дополненную ценность» — несколько чаев для разных задач: тонизирующий, успокаивающий, для детокса. В итоге получается своего рода «супернапиток» — потребитель получает от напитка больше, чем от привычного чая.

Почему вы решили обратиться за новыми идеями к стартапам?

В Unilever всегда много внимания уделяется инновациям, компания ежегодно инвестирует в это направление более миллиарда евро. Мы открываем и поддерживаем собственные центры исследований и разработок во многих странах, в том числе в России, Китае, Великобритании, США, Индии и Нидерландах. В 2014 году открылась глобальная платформа Unilever Foundry. Туда могут подавать заявки любые стартапы, имеющие предложения для какого-либо из наших брендов или продуктов.

На нашей фабрике мороженого в Тульской области работает собственный инновационный центр, в котором мы разрабатываем новинки непосредственно для российского рынка. Там есть «микропроизводство» — небольшая линия, где технологи имеют возможность готовить прототипы продукции и оценивать их эффективность.

С помощью этой линии мы можем протестировать новый вкус, цвет, текстуру и форму всего на нескольких образцах продукта. Причем там же можем проверять не только продуктовые новинки, но и техническое оснащение. Кроме того, часть рутинных работ — например, упаковка — выполняется роботами, которые могут собирать продукцию с 7 линий одновременно.

Что касается работы со стартапами в России, то для нас это достаточно новое направление. В 2015 году мы запустили проект Goodstarter под эгидой бренда Lipton. На тот момент это был в большей степени социальный проект: мы не столько искали решения для нашего бизнеса, сколько просто хотели поддержать такие инициативы. Однако в результате отбора сложилось и несколько партнерств — например, с командой стартапа Cocco bello.

Они дали работу пожилым жителям нескольких башкирских сел, которые варят карамель и крем-мед из ягод. Мы сочли, что их продукт релевантен бренду, и заключили с ними договор на поставку 15 тысяч деревянных ложечек с такой карамелью, которые мы продавали в наборе с чаем.

В том числе и благодаря нашему партнерству Гузель Санжапова, основатель Cocco bello, повысила узнаваемость своего продукта и смогла начать поставлять его в крупные супермаркеты, а нам сотрудничество дало репутационные и деловые преимущества.

Сейчас мы изменили подход: в 2018 году мы запустили корпоративный акселератор на базе GenerationS от РВК. Это первая наша большая акселерационная программа в России. Отбор проектов нацелен на поиск интересных решений, которые помогут нашему бизнесу стать еще эффективнее.

Сегодня в нашей компании цикл внедрения решений от идеи до продукта занимает от полугода до года. Это достаточно длинный срок, а расти, развиваться и выходить на новые рынки нужно непрерывно, потому что все очень быстро меняется: сегодня все хотят «тот самый чай матча», а через год, вполне возможно, забудут о нем.

Это означает, что нам надо постоянно наращивать скорость и гибкость, учиться адаптироваться к новым условиям. Одна из важнейших наших задач — ускорить инновационный процесс, сделать так, чтобы внедрение новинки занимало не полгода или год, а два-три месяца. И мы видим, что стартапы в этом вопросе — отличное подспорье.

А почему подспорье?

У стартапов нет огромного количества вертикальных моделей, сложных согласований, процедур. Они придумывают, реализуют и выводят идеи на рынок быстро. Если что-то пошло не так — они просто изымают продукт и запускают новый. У них есть право на ошибку, которого нет у нас. Когда такая компания, как Unilever, что-то разработала и выпустила на рынок — это значит, что уже затрачено огромное количество ресурсов.

Поэтому нам очень интересны стартапы с готовыми продуктовыми решениями: мы смотрим на продукт, тестируем его на соответствие стандартам, видим реакцию покупателей. Если все хорошо — внедряем и видим, как работает. По сути, значительно сокращаем нашу цепочку — исследований, разработки, тестирования на фокус-группах и прочего.

В результате они могут давать нам решения, которые востребованы здесь и сейчас, отвечать на уже существующий запрос, а наши R&D-центры при этом могут отвлечься от сиюминутных задач и работать на долгосрочную перспективу.

Стартапам же такое сотрудничество интересно потому, что мы имеем огромное количество наработок, позволяющих придать любому проекту колоссальное ускорение, масштабировать и тиражировать его. У нас есть понимание рынка, видение — и, конечно, большие возможности с точки зрения дистрибуции или финансовых вложений.

Совместно с GenerationS вы ищете не только рецептуры, но и производственные решения, и логистические. Зачем вам искать их на стороне?

Для нас инновационность бизнеса заключается в создании полной цепочки, от ингредиентов до полки. Продукт — конечная цель, но мы не замыкаемся только на нем. Поэтому и с GenerationS мы открыты ко многим направлениям, среди которых, например, упаковка, фасовка, решения для оптимизации логистических цепочек, VR/AR, мобильные технологии для взаимодействия с покупателями.

Потому что весь бизнес-процесс требует постоянного улучшения. К слову, среди 190 стартапов, которые подали заявки в наш совместный акселератор с GenerationS — 101 связан с продуктами, 56 — с интеллектуальными технологиями (удаленное управление морозильными камерами, биоразлагаемые упаковочные материалы и тому подобное).

А почему вы привлекли к созданию корпоративного акселератора партнера, а не отбирали проекты самостоятельно?

Мы изучали разные подходы и пришли к выводу, что нам необходима экспертиза со стороны тех, кто хорошо знает пространство стартапов в России. К тому же у платформы GenerationS уже был опыт в сфере FMCG (товаров повседневного спроса). И сейчас понятно, что выбор был абсолютно верный — сами мы не смогли бы в заданный срок так детально обработать столь большое количество стартапов.

Какие проекты, попавшие в воронку, вы считаете перспективными уже сейчас?

На данный момент мы отобрали около 20 очень неординарных проектов. Я не буду касаться деталей, чтобы не обнадеживать участников, но вкратце расскажу, что есть несколько интересных идей по перерабатываемой упаковке — это для нас очень важное направление. Потому что перерабатываемой упаковки для майонезов и кетчупов в мире пока нет, и у нас есть шанс стать первыми.

Ряд проектов связан с локальными ингредиентами, что актуально, поскольку позволяет оптимизировать затраты на импорт.

Кроме того, нам предложили абсолютно экстремальную, просто невероятную идею альтернативного источника белка. Но все это будет анализироваться дополнительно: наши эксперты должны вынести вердикт, насколько концепции применимы для компании Unilever. В любом случае мы не будем терять связь даже с теми, кто в финал не попал. Все проанализируем, что-то отложим на будущее, а за остальными, кто нас заинтересовал, будем наблюдать.

Знаете, сейчас, когда мы обсуждаем эти проекты, у моей команды высочайший уровень заинтересованности. Мы больше говорим о стартапах, чем о наших традиционных подходах. Это ново, перспективно, креативно, это расширяет границы. Но, конечно, главное — чтобы все реализовалось, а не стало временным креативным скачком, который быстро рассеется. Мы хотели бы, чтобы те идеи, которые мы проработаем вместе с GenerationS, были реализованы не только в России, но и на глобальном уровне в масштабах компании Unilever.

Читать далее

Новости партнеров