Мангазея — честность, ответственность, качество

Золотые дали

Ирина Телицына Forbes Contributor
Арсений Несходимов для Forbes
Можно ли создать частный золотодобывающий бизнес с нуля

Два дня поездок по месторождениям приучили к мысли, что золото под ногами, только его не видно. Для того чтобы извлечь 2–4 г чистого золота — средний вес женского обручального кольца без камня, — нужно переработать больше тонны руды. От ковша экскаватора до аффинажной фабрики путь у драгоценного металла трудоемкий и долгий. Инвестору, решившему заниматься его добычей, тоже нужно терпение. Но построить с нуля перспективный бизнес в этой сфере возможно и в наши дни.

Сергей Янчуков вложился в золотодобывающие активы в Забайкальском крае в 2013 году. В первом полугодии 2019 года его компания Mangazeya Mining отчиталась о росте добычи на 30%, до 9090 унций. В 2020 году на месторождении Наседкино заработает современная обогатительная фабрика, рассчитанная на переработку 1 млн т руды в год.

Как устроен золотодобывающий бизнес ГК «Мангазея» в Забайкалье? Представление об этом дает поездка, в ходе которой мы преодолели вместе с владельцем компании, для которого это рядовой визит, более 2500 км.

Савкино: сдаем вахту

Пуск: 2008 год

Где: 400 км к востоку от Читы, 15 км от китайской границы, 30 км до райцентра — села Нерчинский Завод

Мы подъезжаем к вахтовому поселку при Савкинском месторождении в сумерках. Здесь уютно. Деревянные дома с удобствами, где в каждой комнате живут по несколько человек. Скамейки перед крыльцом, березки, мужики с вениками, идущие в баню. Не могу отделаться от ощущения, что где-то вот-вот заиграет гармонь. Вокруг темнеют сопки.

На Кочковском месторождении «Мангазея» достроила гораздо более современный поселок. Но именно в Савкино предпочитает ночевать владелец компании Сергей Янчуков, объезжая рудники. В одноэтажных домах из бруса хорошо спится, особенно после сотен километров пути. «Здесь реально место силы, — подтверждает Сергей Клименко, управляющий директор «Мангазеи Золото». — Особенно летом, когда сопки все зеленые. Реклама «альпенгольда».

Янчуков рассказывает, что первый раз в Савкино приезжал, когда месторождением владела компания White Tiger. В 2011 году Янчуков стал ее акционером, а в 2013 году — владельцем российских активов. Уже через два года, в 2015 году, добыча на Савкинском месторождении увеличилась на рекордные 204,5% за счет дополнительных вложений в парк техники для добычи и мощности по переработке руды.

До 2019 года Савкинское месторождение было основным золотодобывающим активом «Мангазеи». Здесь добывают окисленные руды — золото можно извлечь методом кучного выщелачивания. Месторождение себя исчерпало за пять лет эксплуатации, хотя в момент его приобретения рассчитывали на большее. Каждый час 150 т руды движется по 850-метровому транспортеру, собранному из модулей, которые здесь называют «кузнечиками» — перепады высот действительно напоминают выгнутые назад коленки насекомого. Золота в движущейся массе не разглядеть — 2 г на тонну, что для Савкино считается хорошим показателем. Для каждого месторождения рассчитывается свое бортовое значение — нижняя граница содержания золота, при которой окупается весь комплекс работ, связанных с его извлечением. За тем, выдерживает ли сырье нужные показатели, ежечасно следит лаборатория. (Это, кстати, единственное место, где мы увидели золото, отлитое из проб: небольшие кругляши чистого металла называют «корточками», с примесью серебра — «корольками»).

Измельченную рудную массу укладывают в штабеля. Затем в течение нескольких месяцев эти кучи орошаются цианидом. Задача реагента — извлечь золото в жидкую фазу, которая потом поступает в гидрометаллургический цех, где абсорбируется углем. Конечной продукцией станут слитки лигатурного золота для отправки на сторонние аффинажные фабрики. Метод кучного выщелачивания — один из самых распространенных в золотодобыче сегодня, отмечает Сергей Янчуков.

Производственная команда Савкино, самого первого и долго работающего актива в портфеле, уже вовсю вовлечена в разработку Кочковского месторождения. Для сотрудников, живущих здесь вахтовым методом по месяцу, переброска на другой рудник не представляет большой проблемы. Большинство из них — забайкальцы и к расстояниям в сотни километров привыкли.

Юрий Мещеряков, начальник участка кучного выщелачивания, тоже родом из Забайкалья. В «Мангазее» он начал карьеру шесть лет назад плавильщиком, стал мастером, потом начальником участка. Он представитель уже третьего поколения золотодобытчиков в семье. Романтики по поводу сферы деятельности у него нет: «Когда сплавил уже четыре тонны — это просто работа». Так же реагирует и на вопрос о сложностях: это задачи, которые повседневно приходится решать.

«С каждым годом горнякам и технологам приходится сталкиваться с более сложными задачами — это да, — говорит и Евгений Старков, исполнительный директор «Мангазеи Золото». — Минерально-сырьевая база истощается. Если раньше для извлечения металла применялись достаточно простые гравитационные способы, то сейчас не обойтись без химических реагентов. Многие компании уже столкнулись с упорными рудами: чтобы извлечь ценный компонент, приходится применять более сложные технологические схемы — флотация, автоклавы, биовыщелачивание, соответственно, нужно более высокопроизводительное и дорогое оборудование».

Кочковское: потом пойдем на запад

Пуск: 2019 год

Где: 524 км на юго-восток от Читы, 29 км от райцентра — поселка Газимурский Завод, 3 км от действующего Новоширокинского рудника

Балансовые запасы золота: в стадии оценки

Для рационального ведения взрывных работ все месторождение разделено на три зоны, каждая из которых делится еще на несколько частей. Со смотровой площадки экскаватор, выгрызающий породу в карьере, и огромный «Белаз» рядом с ним кажутся игрушечными. Пока мы спускаемся на джипе, самосвал проезжает навстречу полностью груженый.

За погрузкой с 5-метрового уступа внимательно следит участковый геолог Надя. Высокая, молодая, красивая и веселая. «Без геолога отгрузка не происходит. Здесь у нас идет руда окисленная и первичная. С экскаваторщиком все полностью сортируем — пустая порода нам не нужна, а то, что рыженькое, — идет на подачу», — объясняет Надя. Работы для молодых геологов хватает — параллельно добыче идет сопровождающая разведка (изучают, где проводить взрывные работы дальше) и опережающая. «А потом мы пойдем на «дикий запад». Все тут будет наше», — машет рукой Надя. Разведку для 2020 года действительно ведут к западу от действующего карьера.

Разведку Кочковского участка «Мангазея» на Золинско-Аркиинской площади (это 863,37 кв. км) начинала с нуля. Главный геолог компании Николай Большаков подсказал владельцу, что по материалам советских архивов на участке должно быть рудное золото. «Начали рыть канавы, бурить скважины — все подтвердилось. Это позволяет нам сегодня исследовать то, что даст возможность работать месторождению на следующий год, через год и так далее», — Сергей Янчуков не скрывает гордости.

«Руду необходимо постоянно бурить, оконтуривать, то есть к ней необходимо относиться, наверное, как к женщине. Тогда потом она тебе отдаст, как говорится, все свои запасы в недрах. Мы готовим сани заранее, то есть в 2019 году проводится большой цикл бурения, которое охватывает не только 2020-й, но и 2021 год частично. Это нужно, чтобы при планировании 2020 года мы уже четко понимали, какая будет руда, как составлять бизнес-план, бизнес-стратегию, сколько необходимо людей для этого процесса. Поэтому следующий год — год вызова, год упорной работы, очень многое предстоит сделать, но мы нацелены на результат», — говорит Сергей Клименко, управляющий директор «Мангазеи Золото». Он член новой управленческой команды, которую Янчукову удалось сформировать в течение последних двух лет. Всю жизнь занимается добычей полезных ископаемых как в родном Забайкалье, так и в других регионах.

Масштаб работ, развернувшихся на совсем еще недавно пустом месте, впечатляет. Даже транспортер здесь более внушительный, чем на Савкино. Скандинавский дробильно-сортировочный комплекс Metso делит руду с карьера на три фракции: мелкая глинистая идет сразу на окомкование, средняя проходит на комплекс Sandvick, после чего соединится с глинистой и идет на укладку, крупная — на конусную дробилку. Своей фабрики здесь пока нет, в процессе кучного выщелачивания насыщенный золотом уголь возят на переработку в гидрометаллургический цех на Савкино.

«Сегодня Кочковское месторождение — это маленький актив, но через какое-то время он может стать огромным, с собственным горно-металлургическим комбинатом. И работа всего нашего коллектива — эту сказку сделать былью», — уверенно заявляет Клименко.

Наседкино: опережающими темпами

Пуск: 2020 год

Где: 585 км на северо-восток от Читы, 56 км до райцентра Могоча по круглогодичной грунтовой дороге

Балансовые запасы золота: 21,2 т

«Бог создал Сочи, а черт — Сковородино и Могочи». Локальная присказка, характеризующая качество дорог и жизни, похоже, скоро может потерять актуальность. В августе 2019 года в правительстве России подписали постановление о создании территории опережающего развития (ТОР) «Забайкалье». Одним из первых проектов-резидентов стала разработка месторождения Наседкино компанией «Дальцветмет», которая входит в золотодобывающий дивизион ГК «Мангазея». Компания намерена вложить в разработку проекта в Могочинском районе Забайкалья 13,6 млрд рублей, трудоустроить 600 человек. Здесь планируют добывать до 3 т золота в год.

Сейчас на территории активно идет строительство горно-обогатительной фабрики, рассчитанной на переработку 1 млн т руды в год. К строительству подходят основательно. Денис Косьян, исполнительный директор «Дальцветмета», говорит, что даже часть щебня для бетона везут за сотни километров — важна морозостойкость, чтобы фундаменты для установки огромных дробильных мельниц, например, стояли неподвижно при большой нагрузке. «В марте–апреле планируем произвести холодный пуск фабрики, попробуем прокрутить дробилки, которые будут измельчать руду до фракции 40 мм. А уже в июне–июле начнем горячий пуск, с водой, запуском мельниц. Первое золото отгрузим», — расписывает перспективы Денис Косьян.

Здесь все масштабно. Диаметр чаши загустителя для обогащения металла — 50 м, ему не уступают грохота и распределяющий руду на фракции гидроциклон от китайской корпорации CITIC. Процесс абсорбции металла углем будет идти в уходящих под потолок цеха пачуках, или сорбционных колоннах. Двигать уголь должны будут два мощных итальянских компрессора.

Фабрика рассчитана на производительность 82 000 т руды в месяц. «Золото здесь везде, его нужно грамотно добыть и извлечь», — смеется Косьян.

Месторождение как объект будут запускать в апреле, но в столовой для сотрудников уже многолюдно. Кормят вкусно и похоже не только по случаю приезда владельца (он питается в столовых вместе со всеми).

Сергей Янчуков на месторождениях — частый гость. Но признается, что за месяц на Наседкино уже многое изменилось. «Я был в Китае, но наша фабрика выглядит современнее. Команда работает превосходно. Вообще производство — это постоянный вызов и постоянный стресс. И люди, которые им занимаются, к этому готовы. Это первый такой масштабный проект для нашей компании», — говорит Янчуков.

Он признается, что бывают ошибки, но команда на них учится — это единственно возможный путь, чтобы компания развивалась. Так, например, на один из участков месторождения у компании не оказалось лицензии, пришлось докупать на аукционе. Год потеряли на том, что подрядчик затянул проектирование, пришлось сменить. Но время отсрочки пригодилось — удалось привлечь банковское финансирование на строительство фабрики.

Несмотря на то, что цикл от входа в проект до продажи первого золота долгий, Янчуков об инвестициях в добычу не жалеет. Сейчас портфель активов практически сформирован — есть месторождения разной степени зрелости. Команда тоже собрана. Интерес инвесторов к золотодобывающим активам тоже растет, но мало кто из российских собственников готов пускать в капитал новых партнеров. Сам Сергей стал золотодобытчиком в каком-то смысле поневоле. Однажды сделав портфельную инвестицию в золоторудный актив, столкнулся с недобросовестностью предыдущего менеджмента и мажоритарных акционеров. В какой-то момент пришлось выбирать между банкротством актива с последующим списанием инвестиций в ноль и тем, чтобы взять дело в свои руки. Выкупив долги предприятия и вложив еще денег, ситуацию удалось вывести в плюс.

«Теперь я счастлив, что этим занимаюсь», — говорит Янчуков. И по тому, как он общается с менеджерами, пока мы трясемся на вахтовом автобусе к вертолетной площадке, очевидно, что счастье это вызвано вовсе не мультипликаторами к EBITDA. Растить перспективный бизнес — действительно увлекательное мужское дело.

Новости партнеров