Коварный баррель

Олег Буклемишев Forbes Contributor
Цена на нефть растет, а вместе с ней тревога за российскую экономику

Голубая мечта российского истеблишмента о «нефти за 100» сбылась. Более того, перевалив через этот рубеж, цена черного золота продолжает безудержно расти вверх. Значит, приходит конец пошлым спорам о том, что важнее — буйные гостраты «на модернизацию» или бездефицитный бюджет. Теперь можно себе позволить и то и другое, не заботясь ни о чем. А не хватит, можно денег занять за рубежом, да еще и в рублях.

Но откуда тогда такая тревожность не только в экспертных, но и даже во вполне официальных оценках, которая почему-то только усиливается?

Причин много.

Во-первых, дорогая нефть — один из главных рисков для восстановления мировой экономики. Увеличение топливных, транспортных и химпромовских издержек вполне способно подорвать уверенность и бизнеса, и потребителей в устойчивости подъема. Никто не отменял старинного правила: рост нефтяных цен на $10 за баррель съедает полпроцента мирового экономического роста — четыре с небольшим процента ожидаемого Международным валютным фондом подъема ВВП могут быстро сойти на нет. Последствия для российской экономики, в том числе для ее сырьевого сегмента, будут, скорее всего, печальны.

Во-вторых, раскрученный маховик инфляции вскоре должен заставить насмерть упиравшиеся до сих пор ведущие центральные банки мира перейти наконец к давно назревшему повышению процентных ставок. Негативный эффект с точки зрения реальных инвестиций очевиден, но это далеко не все. Проблема еще и в том, что для нынешнего поколения рыночных игроков, чей профессиональный расцвет пришелся на сладостную эпоху Гринспена — Бернанке, удорожание денег — давно забытая, почти былинная история. Потому остается только гадать о степени будущего влияния денежного ужесточения на общий уровень котировок финансовых инструментов. Скорее всего, мало никому не покажется.

В-третьих, дорогая нефть неизбежно подхлестнет разведку новых месторождений и новые исследования в сфере энергетики, стимулируя переход к менее углеводородно-экстенсивным технологиям. И это банальность: чем быстрее нынешний взлет нефтяных котировок, тем круче будет их будущий обвал.

В-четвертых, крах ближневосточных «суверенных демократий» толкает цены на нефть вверх только на краткосрочном временном горизонте. За его пределами ситуация может перевернуться в обратную: новым властям как пить дать потребуются немалые ресурсы для жизненно необходимых преобразований, которые их предшественники откладывали десятилетиями. В этой связи совершенно не исключен раскол ОПЕК и принципиально новый расклад на мировом энергетическом рынке. Недаром индикаторы производных инструментов нефтяного рынка демонстрируют, что трейдеры никогда не испытывали столь сильной неуверенности в отношении ожидаемого уже через несколько месяцев направления движения цен.

Наконец (в пятых), очевидно, что последствия «нефти за 100» для самой России далеко не однозначны. Очередного перераспределения ресурсов в пользу жирующей нефтянки остальная экономика может просто не пережить (в то время как механизмы обратного перераспределения сломаны или бездействуют). Утвержденные «правила игры», которыми так гордится правительство России, таковы, что весь неосвоенный внутри страны частный капитал хлынет туда, откуда он пришел, — за рубеж. Да и приток бюджетных ресурсов также не принесет добра: «модернизационное» расточительство и откаты оставят лишь жалкие крохи для собственно бюджетной сферы.

Да и те, признаться, вскоре придется отбирать — нефтяная конъюнктура переменчива. Не зря мудрые говорили: бойтесь исполнения своих желаний.

Автор — главный аналитик, член Правления «МК Аналитика»

Новости партнеров