К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

ФСБ даны фантастические полномочия. Что об этом думают фантасты?

По просьбе Forbes Борис Стругацкий, Сергей Лукьяненко и другие писатели-фантасты комментируют поправки в закон о ФСБ

10 августа 2010 года вступают в силу поправки к Федеральному закону о ФСБ, вызвавшие в середине лета массу споров.

Принятый Госдумой 16 июля в первом чтении закон был одобрен советом Федерации уже 19 июля. За время прохождения этого документа через все инстанции правозащитники не раз обращались к власти, требуя не утверждать закон в новой редакции. Некоторые зарубежные издания — такие как Guardian, The Daily Mail и Berliner Zeitung указывали на схожесть поправок с «Законом о мыслепреступлении» из антиутопии «1984» Джорджа Оруэлла (согласно Оруэллу, мыслепреступление в будущем — это единственное преступление, которое карается смертной казнью). Однако, несмотря ни на что, 29 июля 2010 года президент Медведев подписал Федеральный закон «О внесении изменений в Федеральный закон «О ФСБ».

Одним из самых спорных положений закона стала данная сотрудникам ФСБ возможность предупреждать еще не совершенные преступления путем вынесения предполагаемому нарушителю официального предостережения. Поскольку на сегодняшний день подобные методы лучше всего описаны в фантастической литературе, Forbes попросил ведущих российских писателей-фантастов прокомментировать законодательные нововведения.

Борис Стругацкий
Итар-ТАСС

Борис Стругацкий

Я никак не берусь оценивать юридическую сторону проблемы. Я, честно говоря, так и не понял, кому и зачем понадобился этот странный закон. Можно подумать, ФСБ вчера не имело ни прав, ни возможностей вызвать «подозрительного человека» для беседы и предупредить его «о неполном соответствии». Ведь практика подобного рода существует у нас в стране еще с Андроповских времен, — тогда это называлось «профилактической беседой», оказывало зачастую на начинающего диссидента буквально волшебное воздействие и не требовало никаких юридических обоснований. Совершенно не вижу, что именно мешает ФСБ действовать аналогичным образом и сегодня.

Однако, видимо, что-то мешает. Видимо, появилась потребность придать совершенно, казалось бы, невинному (и я бы сказал, естественному) действию компетентных органов строгое юридическое обоснование. Неужели именно таким вот образом мы надеемся превратить Россию в строго юридически ориентированное государство? Сделать общество свободным, точно установив длину цепи, на которое обществу разрешается быть отпущенным? Что не запрещено, то разрешено. Отлично! Европа! Но при этом запрещены: критические выступления против начальства; все мнения и суждения, не совпадающие с официальными; какие угодно сомнения в правильности существующего положения вещей. Все это называется (может быть названо судом) экстремизмом и может быть ущучено по всем правилам юридической науки. Кстати, раньше все это называлось «антисоветчиной» и каралось то по 58-й, то по 70-й, то по 190-й статье УК. Сегодня нам, видимо, стало неуютно жить без этого проверенного временем набора.

Что ж, все возвращается на круги своя. Юридический фундамент суверенной демократии, можно сказать, готов, и становится окончательно ясно, чем суверенная отличается от обыкновенной: обыкновенная способна предотвратить загнивание социального организма (дисперсия мнений, свобода критики, свободный поиск новых устройств общества), а суверенная — нет.

Василий Звягинцев
ru.wikipedia.org

Василий Звягинцев

Я получил предложение высказать свое мнение по поводу Закона, якобы «расширяющего права и полномочия ФСБ». Разумеется, заподозрил некие далеко идущие замыслы этой почтенной организации, вплоть до очередного введения активно потрудившихся в свое время «троек» с правом внесудебной расправы.

Наравне с вами обеспокоенный каким бы то ни было умалением и ограничением прав «человека и гражданина» на территории нашей многострадальной страны, прочел предложенный вариант. Текст Закона, с моей точки зрения, является документом не только безопасным для свобод, а весьма и весьма беззубым. Еще грубее сказать — почти никчемным. Не стоило драгоценное время депутатов тратить и хорошую бумагу изводить. Что мы можем прочитать? «Сотрудник ФСБ вправе объявлять физическому лицу предостережение о недопустимости действий, создающих условие для совершения преступлений — при отсутствии оснований для привлечения к уголовной ответственности». Профилактика — она и есть профилактика. В моем послевоенном детстве участковый только этим и занимался — ходил с утра до вечера по нашим бандитским дворам и рассказывал малолетним правонарушителям и их родителям: кто за что и на сколько сесть может, если не прекратит «баловаться».

А любой сотрудник милиции (и вообще любой вменяемый и физически сильный человек) вправе сказать на дачном участке «Ты, идиот, не размахивай лопатой, а то зацепишь кого-нибудь: его поранишь, сам в тюрьму сядешь». Это будет «официальным предостережением»? Или сначала нужно десятку сотрудников пару сотен бумаг прокрутить по официальным каналам, чтобы то же самое сказать?

«Неповиновение законному требованию сотрудника ФСБ влечет наложение штрафа на сумму до 1000 рублей или арест на срок до 15 суток». Господа, как говорят в Одессе, я с вас смеюсь. Стоило ли ради подобной ерунды вашу акцию затевать? Любой сержант милиции помимо этого закона и штраф вправе покрупнее выписать, и посадить на более длительный срок.

Так что мне вообще непонятно, чем вызван интерес к столь никчемной по сути и смыслу бумажке. Разве что — подчеркнуть степень глупости наших законодателей, в достаточно сложные времена на такую туфту время тратящих. Хотя — вот интересная мысль. Если бы соответствующий сотрудник соответствующего ведомства подошел бы ко всем известному доктору наук и сказал: «Знаешь, парень, если и дальше будешь для американских «гринписовцев» данные о наших атомных лодках собирать и передавать — на приличный срок сесть можешь, если не одумаешься». Глядишь — не пришлось бы человеку «ни за что» пятнадцать лет получить. В США, кстати, за подобные забавы сажают на полную катушку. Это к вопросу о гуманизме и демократии.

Михаил Успенский
Photoxpress

Михаил Успенский

Салтыков-Щедрин еще в позапрошлом веке говорил, что «жандармы читают в умах и душах».  Они, то есть органы, чья сущность со временем абсолютно не меняется, будут стараться предвосхищать наши намеренья. Ну а фантастический фильм на эту тему уже снят, называется «Особое мнение» — по рассказу Филиппа Дика. Там провидцы предвосхищают преступления, а полиция соответственно профилактирует. Так что мероприятия эти, как мы видим, действительно, фантастичны по своей сути. Что такое профилактические беседы в СССР, мое поколение, увы, слишком хорошо помнит. Обычно они сопровождались неизбежными попытками вербовки — это было свято.

Этот закон в очередной раз опозорит нас на весь мир. Но органы, которые, как говорил Солженицын, «сами себя назвали этим поганым словом», не учитывают, что прежнего страха в людях больше нет, а больше всего люди боятся потерять свои деньги.

Для соблюдения этого закона придется либо подкупать людей, либо добиваться материальной зависимости — выгонять граждан с работы, закрывать их банковские счета. То, что было трагедией, повторится сейчас как фарс — по учению Карла Маркса. Ничего, кроме ненужных скандалов, этот закон не вызовет. Последний скандал с горе-разведчиками наглядно продемонстрировал деградацию российских органов. Страшно не будет. Противно — будет.

Андрей Лазарчук
Итар-ТАСС

Андрей Лазарчук

Что я могу сказать по поводу пресловутых поправок к закону о ФСБ и о той шумихе, которая не утихает? Только одно: это замечательная иллюстрация к поговорке «Гора родила мышь». И действительно, какой ужас: ФСБ-шники получили наконец те же права, которые были у милиционеров! Они теперь могут не возбуждать сразу дело, а вначале направить предупреждение! И за противодействие им теперь можно получить реальный штраф! В общем, «Мама, мы в аду! Мы в аду, мама!»

А если серьезно, ценность этих поправок почти нулевая уже хотя бы потому, что милиция этой своей возможностью — предупреждать — давно не пользуется, поскольку население предупреждения тупо игнорирует. То же самое произойдет и здесь. Может быть (хотя я, честно говоря, сомневаюсь), будет какой-то минимальный эффект в деле улучшения охраны опасных производств: складов, мостов, ГЭС и т. д.

Сергей Лукьяненко
Итар-ТАСС

Сергей Лукьяненко

Я не являюсь специалистом в сфере законодательства, но сравнение закона с «Особым мнением» Дика представляется мне несколько некорректным. Напомню, что в рассказе Филиппа Дика речь идет о НАКАЗАНИИ за ПРЕСТУПЛЕНИЕ, КОТОРОЕ БУДЕТ СОВЕРШЕНО, ДО МОМЕНТА ЕГО СОВЕРШЕНИЯ. Данная ситуация, разумеется, фантастична и возможна лишь в мире, где доступно предвидение будущего или путешествия во времени.

Что же касается приведенной поправки, то она говорит о ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИИ, выносимом лицу, которое преступления не совершило, но своими действиями создает условия для его совершения. Например, начальник пожарной охраны, чьи действия могут привести к пожарам и гибели людей получает данное предостережение. Или лицо, причастное к государственным секретам, получает предостережение, если возникает опасность разглашения данных секретов. И так далее. Институт предостережения является частью общепризнанных и используемых в той или иной форме во всем мире мер административного воздействия.

В конце концов, как хорошо известно даже из фильмов «Рожденная революцией» и «Место встречи изменить нельзя», основными задачами правоохранительных органов являются раскрытие и ПРЕДОТВРАЩЕНИЕ преступлений. Если вынесенное предостережение позволит человеку не совершать преступления, а, напротив, остаться законопослушным гражданином, то это будет важным демократическим завоеванием и позволит защитить личные права и свободы граждан.

Мария Галина
РИА Новости

Мария Галина

Законопослушный сын пастуха Эдип, получив от соответствующих органов предупреждение о том, что его действия могут привести к убийству папы и женитьбе на маме, честно сделал все, чтобы ничего подобного не допустить. Чем кончилось дело, все знают. Или еще одна история: помещик Троекуров своими действиями создал условия для совершения преступлений дворянином Владимиром Дубровским.

Но вряд ли обсуждаемая новация имеет в виду нынешних троекуровых. Закон на то и закон, чтобы четко и недвусмысленно определять, какие поступки являются противоправными. И я не могу представить себе ситуацию, при которой действия «физического лица», не выходящие за пределы правового поля, требовали бы какой-то корректировки со стороны органов госбезопасности.

То есть могу, конечно, но эти ситуации и правда проходят по ведомству фантастики. Мы все с ними знакомы: по книгам и фильмам, от «Мы» Замятина до «Особого мнения» Филиппа Дика. На мой взгляд, расплывчатая формулировка «действия, создающие условия для совершения преступлений» допускает слишком вольные трактовки и открывает возможность для злоупотреблений и сведения личных счетов.

Дмитрий Глуховский
Итар-ТАСС

Дмитрий Глуховский

ФСБ действует в модном фантастическом стиле «ретрофутуризм», когда успешно сочетаются стилистические атрибуты из далекого прошлого и новейшие технологии будущего.

С презумпцией невиновности в нашей стране традиционно было туго: всегда имелись люди, которые были облечены правом решать, кто прав и кто виноват, не утруждая себя поиском доказательств. Даже смертная казнь, не говоря уже о лагерях, в юном СССР часто применялась превентивно, просто чтобы казнимый чего лишнего не натворил в будущем. Но законодательной базы под это дело раньше не подводилось. Пытались все же как-то объяснить, оправдаться, шили дела — белыми нитками. Но то было в прошлом, технически и морально несовершенном.

Сейчас мы, видимо, наконец подошли к такой ступени морально-этического развития и к такой стадии научно-технического прогресса, что право угадывать будущих преступников и привлекать их авансом, в счет будущих преступлений, пора закрепить законодательно. Потому что иначе бороться с террористами и бунтарями больше никак не получается.

Есть повод гордиться ФСБ, потому что отныне это первая в мире полиция будущего. Состоящий лишь из безгрешных и беспристрастных судий, далеких от мирских забот и интересов, этот легион карающих ангелов способен будет безошибочно вычислить будущего злоумышленника и одной воспитательной беседой, единым ледяным взглядом предотвратить задуманное преступление.

Мы вступаем в новую, счастливую жизнь. Мы будем жить в мире без тюрем и исправительных колоний, в мире без насилия и слез. В мире, где не будет совершено ни одного преступления, потому что все они будут пресечены в зародыше. Да, это произойдет не сразу. Нужно, чтобы прогресс сделал еще один рывок вперед.

Унисоном с ФСБ и Государственной думой я мечтаю лишь о том, чтобы Федеральная служба безопасности как можно скорее научилась читать наши мысли. Тогда они — то есть мы — будем наконец чувствовать себя в совершенной, подлинной, окончательной безопасности.

И к самым решительным е*еням эту чуждую русскому человеку презумпцию невиновности!

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+