Герман Греф: с покупкой «Тройки» Сбербанк станет полноценным финансовым супермаркетом

Президент Сбербанка рассказал Forbes о том, зачем ему «Тройка Диалог»

«Сбербанк» наконец-то cделал то, чего от него давно ждали: подписал соглашение о намерении в ближайшее время приобрести инвестиционную компанию «Тройка Диалог». Банк купит 100% «Тройки» за $1 млрд в два этапа в 2011 году (63,6% — у членов партнерства во главе с председателем совета директоров Рубеном Варданяном и 36,4% — у Standard Bank). О том, как шли переговоры и зачем госбанку инвестиционный бизнес, президент банка Герман Греф рассказал в интервью Forbes в конце февраля 2011 года.

— Как давно шли переговоры с «Тройкой Диалог»? Правда, что Рубен Варданян, президент и основной акционер «Тройки», начал общаться с вами на предмет помощи его компании еще в 2008 году?

— Нет, неправда. Мы с ним ведем переговоры чуть меньше года, восемь или девять месяцев.

— Почему так долго?

— Вообще покупка любого банка — это сложная сделка. Всегда нужно четко представлять баланс банка, знать, что у него внутри. У Сбербанка есть подобный опыт, и мы знаем, насколько это тяжелый процесс. А уж приобретение инвестиционного бизнеса — это отдельная специфика. 80% подобных сделок в мире заканчивались неудачами. Здесь много тонкостей. И одна из них — взаимоотношения с собственниками компании. У инвестиционного и коммерческого банков совершенно разные культуры и системы оплаты труда. Ну как, например, производство самолета и газеты. Сделка должна быть структурирована таким образом, чтобы, с одной стороны, заплатить собственникам, а с другой — недемотивировать членов ее команды. А с учетом масштабов Сбербанка здесь вдвойне тяжелая история.

— Как будет называться инвестиционное подразделение Сбербанка? Ведь «Сбербанк Капитал» уже есть.

— О названии мы даже еще не думали. Это не так важно сейчас.

— А зачем он вам нужен, инвестиционный бизнес? Только ли для того, чтобы конкурировать с ВТБ?

— В первую очередь он нужен не нам, а клиентам — крупнейшим и крупным. Им уже недостаточно услуг обычного универсального банка. Более того, такому клиенту, как правило, требуется больше инвестбанковских услуг, нежели традиционных. Сейчас внутри банка существует департамент корпоративных финансов, который оказывает часть подобных услуг, но этого недостаточно. Когда мы в Сбербанке достроим два сегмента — инвестблок для корпораций и private banking для частных лиц, — Сбербанк станет полноценным финансовым супермаркетом. За счет комплексного обслуживания мы сможем зарабатывать для клиентов намного больше, оказывать им больший спектр услуг и, соответственно, больше зарабатывать сами.

— И тогда уже точно можно будет утверждать, что российский инвестбанковский бизнес стал государственным…

— Здесь я с вами не соглашусь. Потому что сейчас, по моим личным ощущениям, доля «ВТБ Капитала» на рынке не превышает 10-15%. Стратегия Сбербанка предусматривает, что к 2015 году мы будем занимать 15% рынка, но, по моим личным ощущениям, она составит около 10%. В России присутствуют уже все крупнейшие западные бренды, поэтому российских рынок инвестбанковских услуг никогда не будет монополизирован. Это очень конкурентный рынок. И это очень хорошо. Место здесь найдется всем игрокам, в том числе и частным инвестдомам.

Полностью текст интервью Грефа читайте в апрельском номере журнала Forbes.

Новости партнеров