Сергей Степашин подсчитал дивиденды

Forbes
Александр Сазонов Forbes Contributor, Юлия Чайкина Forbes Contributor
Счетная палата заинтересовалась доходами миллиардеров. Чем это им грозит?

Глава Счетной палаты Сергей Степашин заинтересовался поведением собственников крупнейших корпораций России, которые в прошлом году поторопились выплатить дивиденды, «когда наступление кризиса было уже очевидно». «Они сознательно изъяли из финансового оборота сотни миллиардов рублей, а затем обратились за помощью к государству. В ряде случаев эта поддержка была оказана», — заявил Степашин на совещании в Новосибирске. По мнению старшего партнера компании «Пепеляев, Гольцблат и партнеры» Ивана Хаменушко, заявление Степашина может быть связано с его будущими намерениями: сейчас Счетная палата имеет право проверять любые компании, в том числе частные, получившие бюджетное финансирование. «Не исключено, что факт начисления прошлогодних дивидендов Счетная палата может использовать как повод для более строгих проверок, с будущими выводами о том, что компании искусственно создали ситуации для получения госпомощи», — говорит юрист.

Против кого конкретно была направлена критика главы Счетной палаты? В самом ведомстве на этот вопрос ответить не смогли. В начале октября там состоялось заседание экспертно-консультативного совета, на котором обсуждалась тема ответственности менеджмента корпораций, получающих помощь от государства, за реализацию антикризисной политики. «Мы увидели, что их дивидендная политика в последние годы отличается резким ростом доли чистой прибыли, направляемой на выплату дивидендов. На некоторых металлургических предприятиях эта доля приближается, а порой и зашкаливает за 100%», — заявил Forbes аудитор Счетной палаты Валерий Горегляд.

Действительно, как отмечают в своем недавнем докладе «Постпикалевская Россия: новая политико-экономическая реальность» экономисты Никита Кричевский и Владислав Иноземцев (последний присутствовал на заседании экспертного совета), год от года на выплату дивидендов направлялась все большая часть чистой прибыли металлургических холдингов. Вот несколько примеров.

Если в 2005 году «Северсталь» направляла на дивидендные выплаты своему крупнейшему акционеру Алексею Мордашову 6,4% чистой прибыли, то в 2007 году — уже 45,7%. Прошлой осенью, когда кризис уже бушевал за океаном, компания решила заплатить своим акционерам по итогам первого полугодия 2008 года 18,5 млрд рублей — доход на акцию в долларовом выражении увеличился на 98% по сравнению с аналогичным периодом 2007 года. Когда кризис докатился и до России, «Северсталь» упоминалась в списке получателей госкредитов. А летом Мордашов вместе с другими коллегами по цеху в ходе совещания в Магнитогорске просил Путина отобрать проекты, по которым возможны госгарантии по кредитам, а также рассмотреть возможность компенсации процентной ставки по кредитам российских банков.

Совладельцы «Евраз груп» Александр Абрамов, Роман Абрамович и Александр Фролов за 2005-2008 годы получили 109,6 млрд рублей дивидендов. Это вдвое больше суммарной задолженности по кредитам трех ведущих заводов группы (на 31 марта 2009 года, по данным Кричевского и Иноземцева, она составляла 54,4 млрд рублей). Год назад, напомним, холдинг получил от ВЭБа более $1,8 млрд на рефинансирование обязательств по кредитным соглашениям с синдикатами иностранных банков.

Хозяину «Русала» Олегу Дерипаске, прошлой осенью получившему спасительный кредит от ВЭБа на $4,5 млрд, той же зимой как крупнейшему акционеру КраЗа, одного из заводов холдинга, выплатили в виде дивидендов по итогам девяти месяцев 2008 года почти 9 млрд рублей. Дивиденды составили 103,0% чистой прибыли предприятия за 2008 год. Недостающая часть была покрыта за счет исчерпания резервного капитала завода, отмечали Кричевский с Иноземцевым.

В подобной тактике может и не быть злого умысла. Возможны случаи, когда по балансу получается прибыль, а реально компания сталкивается с недостатком оборотных средств. И в этом случае руководство оказывается меж двух огней: акционеры видят прибыль и желают ее получить, но это грозит кризисом ликвидности.

Иван Хаменушко из «Пепеляев, Гольцблат и партнеры» напоминает, что государство и само часто требует дивидендов в компаниях, где является акционером: «Еще в прошлом году звучали жалобы представителей государства, что некоторые компании «кинули» государство без дивидендов. Это обоюдоострый вопрос».

Почему Сергей Степашин заинтересовался дивидендной политикой именно сейчас? «Главное — это стремление Степашина проявить себя эффективным государственным человеком, который не отстает от прокуратуры и общемировых тенденций», — считает первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин. По его мнению, собственники крупных компаний будут реагировать на заявление Степашина, исходя из своих аппаратных позиций: если они достаточно сильны, то владельцы могут пропустить слова главы Счетной палаты мимо ушей. Заставить их вернуть выплаченные дивиденды обратно невозможно, уверен юрист Хаменушко.

Новости партнеров