закрыть

Давление на доходность: как повышение НДС отразилось на инвесторах

Вадим Кравчук Forbes Contributor
Фото Макса Новикова для Forbes
Несмотря на то что услуги брокерских и управляющих компаний не облагаются НДС, инвесторы все же столкнутся с общим снижением доходности из-за повышения этого налога. За счет чего это произойдет?

С 1 января в России был повышен налог на добавленную стоимость (НДС) с 18% до 20%. Этот шаг был аргументирован стремлением обеспечить финансирование майских указов Путина и попыткой изыскать дополнительные 600 млрд рублей в год на различные инфраструктурные проекты. В результате увеличилась нагрузка как на бизнес, так и на конечных потребителей. Особенность этого вида налога как раз в том, что касается он практически каждого, поскольку растет налогооблагаемая база всех производственных и товарных цепочек. В этой связи частные инвесторы все чаще спрашивают брокеров, не приведет ли повышение НДС к росту их собственных издержек и, как следствие, снижению доходности портфеля.

Прежде всего нужно рассмотреть затраты частных инвесторов на проведение торговых операций. Плательщиками НДС являются организации и индивидуальные предприниматели, поэтому что-то декларировать самостоятельно точно не нужно, независимо от того, равна ставка 18% или 20%. Увеличатся ли тарифы, в первую очередь комиссии, со стороны брокерских компаний?

На наш взгляд, этого не последует. Идет уже четвертый месяц под влиянием повышенного НДС, однако брокеры не только не ухудшают условия работы, но и активно продвигают различные промоуслуги, предлагающие протестировать возможности фондового рынка (в первую очередь речь идет о низкорисковых стратегиях на основе надежных облигаций и ИИС).

Это связано с тем, что, согласно действующим законам, от НДС освобождаются услуги, оказываемые на рынке ценных бумаг, товарных и валютных рынках, в том числе услуги, предоставляемые брокерами и управляющими компаниями. То же самое касается деятельности регистраторов, депозитариев и клиринговых организаций, поэтому прямых оснований для увеличения комиссий нет. Конечно, закупка брокером нового оборудования или изготовление бланков ценных бумаг, например, теперь обходится дороже, но переносить эти расходы на плечи клиентов вряд ли кто-то планирует.

Однако помимо технической стороны вопроса существует сфера непосредственно инвестиционная. Рынок воспринял увеличение налоговой нагрузки с некоторой опаской и отреагировал на него высокой волатильностью. В ходе первой торговой сессии 2019 года 3 января курс рубля к доллару опускался до отметки 71 рубль, хотя довольно быстро вернул утраченные позиции.

Инфляция в первые дни нового года также резко ускорилась — до 5% к прошлому году, цены на продовольствие прибавили 5,5% к 2018-му и 0,7% за первые две недели 2019 года. Бизнес начал готовиться к повышению НДС и тарифов ЖКХ заранее, следствием чего стала инфляция 4,3% по итогам 2018 года, тогда как больше 4% ее не ожидал почти никто, в том числе ЦБ и Минэкономразвития. Очевидно, что ускорение цен снижает покупательскую способность рубля и негативно сказывается на инвесторах при вложении в рублевые активы.

Отдельно стоит оценить рост налоговой нагрузки на бизнес в контексте инвестиций в акции российских эмитентов. Отчисления в бюджет — одна из важных статей расходов любой компании, которая в последние годы неуклонно растет. Помимо уже рассмотренной индексации НДС и тарифов ЖКХ прорабатывается дополнительное финансовое участие крупнейших российских компаний в инфраструктурных проектах в рамках «списка Белоусова».

Следствием этих процессов является уменьшение свободного денежного потока, который мог быть направлен на дивидендные выплаты акционерам или инвестирован в расширение бизнеса (что является для компании более рациональным подходом, нежели просто отчисления в бюджет).

Судить о влиянии повышения НДС на деятельность компаний можно будет не ранее момента публикации финансовых результатов первого квартала 2019 года. Конечно, долю НДС в структуре расходов ведущих российских корпораций оценить довольно сложно — чаще всего эти расходы даже не указываются в консолидированной отчетности эмитентов по МСФО. Например, в результатах за 2018 год у «Северстали», «Роснефти», «Новатэка» и других компаний отдельно эта информация не выделяется — всегда указывается налог на прибыль, реже налог на добычу полезных ископаемых или акцизы, но не НДС.

Применительно к крупнейшим организациям, где для повышения эффективности просчитывается каждая мелочь, даже дополнительные расходы на уровне 1-2% в год в долгосрочной перспективе могут серьезно сказаться на рентабельности. Если и другие инициативы властей будут реализованы (например, предложения Белоусова), то мы ожидаем снижения дивидендной доходности по российским акциям в пределах 8-10% начиная с 2020 года.

В то же время Банк России пока не торопится оценивать последствия повышения НДС, предполагая, что в полной мере его влияние на инфляцию можно будет оценить не ранее апреля текущего года. Тем не менее эта мера расценивается регулятором в качестве одного из основных инфляционных рисков.

Подводя итог, отметим, что прямого влияния на частного инвестора повышение НДС с 1 января, по нашим оценкам, не окажет, так как ухудшения торговых условий со стороны брокеров не произойдет, но косвенные потери от изменения экономической конъюнктуры рынков способны повлиять на конечную доходность инвестиций.

Новости партнеров