Третья попытка: потекут ли деньги в «российские офшоры»

Виктор Калгин Forbes Contributor
Остров Русский — российский аналог зарубежных офшоров. Фото Юрия Смитюка / ТАСС
Недавно Госдума в первом чтении приняла законопроект, который продлевает амнистию капиталов до 29 февраля 2020 года. Это уже третья по счету кампания. Будет ли она успешной?

Государство уже который год готово «прощать» бизнесменам неуплату налога на доходы, нарушения валютного законодательства и правил декларирования иностранных компаний и счетов. Для этого достаточно в рамках амнистии капиталов подать специальную декларацию, указав в ней свои активы, счета и компании, приложив уведомления об контролируемых иностранных компаниях (КИК), и так далее.

Условия предыдущих двух кампаний были более чем привлекательными: доплачивать налог было не нужно (тогда как в других странах нередко приходилось уплатить какую-то сумму — возможно, по льготной ставке), возвращать активы в Россию — тоже.

Более того, вместе с амнистией действовали правила так называемой «безналоговой ликвидации». По этим правилам бизнесмен, ликвидировав иностранную компанию, мог получить ее активы и не только не заплатить налог на доходы, но и учесть эти активы по их текущей рыночной стоимости, что в будущем при продаже позволило бы заплатить с них налог.

Насколько были успешны первые амнистии

По данным Минфина, первая амнистия, действовавшая до конца 2017 года, привлекла немногим более 7000 участников. Много это или мало? Судить сложно, однако нет сомнений, что далеко не все оказались готовы декларировать свои активы и счета, даже в обмен на освобождение от налоговых обязательств и ответственности за нарушения.

Вторая амнистия, завершившаяся 28 февраля этого года, оказалась более популярной: было подано около 11 700 специальных деклараций. Хотя среди участников были те, кто подавал декларацию второй раз (участие в первой амнистии не препятствовало участию во второй), очевидно, что успешные результаты первой кампании подогрели интерес ко второй.

Участвовать будет сложнее

В феврале, когда было объявлено о третьей амнистии капиталов, стало ясно, что ее условия будут сложнее, чем во время первых двух кампаний. Упоминалось о необходимости перевести КИК в один из новых специальных административных районов (САР) и отправить средства с иностранных банковских счетов на российские.

Ожидания оправдались: в отличие от первых двух кампаний третья амнистия содержит требования о репатриации активов (компаний и денежных средств) в Россию. Гарантии по амнистии не применяются, если на дату подачи специальной декларации у участника амнистии остались КИК или не были переведены в Россию все средства с иностранных банковских счетов.

Однако появилась дополнительная льгота: для тех, кто не был налоговым резидентом в 2018 году, но становится в 2019-м (то есть «возвращается» в Россию), не облагаются полученные в этом году доходы от КИК.

Легко ли создать «российский офшор»

Условие новой амнистии о переводе КИК в САР (которые иногда называют «российскими офшорами»), безусловно, повышает интерес к островам Русский и Октябрьский, где эти САР расположены, а также к налоговым льготам, которые предоставляет это законодательство.

Правила переноса КИК в Россию предполагают, что иностранное юрлицо зарегистрируется на одном из двух островов как международная компания и в течение шести месяцев будет исключено из иностранного реестра. Эта международная компания получает доступ к ряду льгот: например, освобождение от уплаты налогов на полученные дивиденды и прибыль от продажи активов, а также запрет на налоговые проверки за предшествующие перерегистрации КИК периоды. Одним из условий создания международной компании является требование об инвестировании в российские активы 50 млн рублей.

О полной отмене налогов в «российских офшорах» речи не идет: все «обычные» доходы международной компании облагаются по стандартным ставкам. Это, безусловно, отличает российские «офшоры» от традиционных, где налогов нет вообще.

Перевести компанию в САР можно с августа прошлого года, когда это новое законодательство было принято. С тех пор известно о трех зарегистрированных на островах компаниях (Finvision Holdings Limited, Adanimov Trading Limited и Donalink Ltd), еще девять компаний ожидают своей очереди.

Очевидно, о массовом переезде в российские офшоры речь пока не идет. Кому-то может не подходить условие об инвестировании 50 млн, кто-то недоволен пробелами и несовершенством нового законодательства, другие не подходят по критериям и ограничениям (например, перевести в «российский офшор» нельзя компанию из популярных среди российских бизнесменов Британских Виргинских островов).

Шансы на успех

Очевидно, что «российские офшоры» благодаря амнистии привлекут новых участников. Но ожидать массовой популярности САР в целом и третьей кампании в частности пока не приходится: ограничения по участию в новой амнистии для многих бизнесменов слишком высоки.

Возможно, что часть ограничений и сложностей третьей кампании (например, условия регистрации международных компаний в САР) будут устранены в ходе дальнейшего рассмотрения продления амнистии в Госдуме или уже после принятия законопроекта.

Однако только время покажет, сможет ли в итоге государство предложить бизнесу такие условия, которые сделают «Амнистию 3.0» хотя бы сопоставимой по популярности с двумя предыдущими кампаниями.

Новости партнеров